Камни как люди. "Артдокфест" подвел итоги в Москве и Санкт-Петербурге
13 декабря 2019
Поэт акварели фон Визин
13 декабря 2019
По ту сторону льда: Cirque du Soleil в Северной столице
12 декабря 2019
"Свет мой зеркальце скажи" или как читали "Университетские субботы" в Литературном институте
12 декабря 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

23 марта 2018 20:00

Поэма Ерофеева глазами эксцентриков?

Петербург – Москва. "Москва – Петушки". Скорый поезд – театр "Мастерская" Григория Козлова. Неконечная остановка: Театральный центр "На Страстном"

Фото: vteatrekozlov.net
Фото: vteatrekozlov.net

Санкт-Петербургский театр "Мастерская" п/р Григория Козлова снова представляет москвичам несколько спектаклей своего репертуара. Один из них - "Москва-Петушки" - создан по одноимённой поэме в прозе Венедикта Ерофеева.

Перевести на язык сцены текст постмодернистского прозаического произведения – дело рискованное, но, судя по небедной истории постановок, заманчивое, и не каждый театр, не каждый коллектив может позволить себе заняться инсценировкой такого сложного, неоднозначного материала. 

Фото: kudago.ru

"За столом сидели: Григорий Михайлович Козлов, Алёна Артёмова, Евгений Перевалов. Концерт закатывают: Алёна Артёмова, Евгений Перевалов", - написано в программке спектакля. Речь идёт об отношениях между режиссёром и актёрами, произведением и постановкой совсем иного уровня. Исполнитель роли (точнее, ролей) – полноценный соавтор, поэтому и существует он "внутри" действия совершенно по-иному.

Венедикт Ерофеев считается основоположником русского постмодернизма. Постмодернизм – это, грубо говоря, произведение о произведении, текст о тексте. Как Ерофеев связал свою поэму из пряжи литературных и исторических аллюзий, цитат, а в живой разговорный язык подмешал советские газетные штампы или фразы из Священного Писания, тяжеловесные научные формулировки или мат (звучащий здесь вполне естественно), так и драматическая версия поэмы составлена из абсолютно разных компонентов, соединённых друг с другом, кажется, только волей и выдумкой авторов спектакля. На сцене много непонятных – на первый взгляд – предметов, но каждый из них будет своевременно и продуманно обыгран актёрами. Свет (или его полное отсутствие), цвет (чаще чёрный, матово-пыльный, холодно-металлический), звук (беспокойные колокольчики или задиристый клаксон, грохот шаткой стремянки или отстранённое завывание струн рояльного нутра) – всё выскажется, выпалит в определённый, нужный момент.

Фото: kudago.ru

Важное место в спектакле отведено музыке. Она не просто играет роль фона, сопровождения. У неё собственные, нередко самостоятельные реплики (сложенные из фрагментов произведений, принадлежащих композиторам нескольких стран и даже эпох).
Но музыка много значила и для самого Ерофеева: он обладал огромной фонотекой и даже хотел написать "Краткую историю музыки". Интересно было бы почитать, учитывая его крайне эксцентричный взгляд буквально-таки на всё. Возможно, именно такое "ерофеевское" неординарное мышление, внезапные повороты в рассуждениях привлекают постановщиков, которым одних сюжетных перипетий в произведении уже недостаточно.

Фото: vteatrekozlov.net

Даже "проходя" собственными глазами по тексту Венедикта Васильевича, не всегда удаётся проследить за непредсказуемой логикой автора. Ещё тяжелее воспринимать это на слух - так может показаться. Но не отставать за мыслями Венички в исполнении Перевалова получается довольно легко. Причём актёр не прибегает к каким-то изощрённым декламационным приёмам. Наоборот: речь часто монотонна, напоминает скороговорку, сплошной поток предложений – как внутренний разговор с самим собой.  Прозрачно передана особая ирония Ерофеева (где-то самоирония) - то горьковатая, то ребячески-наивная.

Фото: vteatrekozlov.net

В то же время мотает из жутко мистического в жутко пошло-бытовое. Сквозь литры выпитого и вылитого, сквозь смрад всеобщего, почти вселенского перегара проступают вечные вопросы, обращения к себе, к богу, к человеку, к человечеству. Беспокойный, испытывающий, но открытый взгляд Евгения-Венички в упор направлен и в зрительный зал.

"Мы все как бы пьяны, только каждый по-своему, один выпил больше, другой - меньше. И на кого как действует: один смеётся в глаза этому миру, а другой плачет на груди этого мира. Одного уже вытошнило, и ему хорошо, а другого только ещё начинает тошнить".
 
Подробнее о театре и других гастролях можно узнать здесь.  
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ТЕАТРАХ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Камни как люди. "Артдокфест" подвел итоги в Москве и Санкт-Петербурге
Поэт акварели фон Визин
Даяна Гофман: "Наша профессия прекрасна"

В Москве

"Свет мой зеркальце скажи" или как читали "Университетские субботы" в Литературном институте
"Эль Система" по-венесуэльски в московском "Зарядье"
Праздник и традиции в Рахманиновском зале
Новости театра
ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРА
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть