"Каждое стихотворение поэта Юрия Влодова есть кирпич, заложенный в основание современной русскоязычной поэзии"
6 декабря 2022
Георгий Исаакян: "Театр совершил нечто невероятное"
6 декабря 2022
Был ли Пушкин Александром Дюма?
5 декабря 2022
Великобритания чеканит монеты с современными героями
5 декабря 2022

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

10 января 2017 15:54

"Станционный смотритель" - первая ласточка режиссерской лаборатории

Тонкий изысканный спектакль "Станционный смотритель" можно увидеть в барнаульском театре.

Фото: Андрей Луковский
Фото: Андрей Луковский

Постановщик спектакля Максим Астафьев первым после режиссерской лаборатории показал результат своей работы жителям Алтайского края.

В июне 2016 года в Алтайском краевом театре драмы им. В.М. Шукшина проводилась "пушкинская" лаборатория. В то время здесь работал Алексей Логачев – ныне главный режиссер Саратовского ТЮЗа. Изначально он и был инициатором "пушкинской" затеи – режиссерской лаборатории по произведениям Александра Пушкина. Театр ведь тоже нуждается в “свежей крови” – в новых режиссерах, в новых именах. 
 
Режиссерская лаборатория — отличный вариант для знакомства. Приехали четыре молодых постановщика из разных городов: Артем Усинов из Самары (ученик Сергея Женовача), Андрей Шляпин из Березников (ученик Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова), Александр Вахов из Екатеринбурга (ученик Николая Коляды) и Максим Астафьев из Барнаула (ученик Александра Вилькина).

Фото: Андрей Луковский

В течение 5 дней режиссеры готовили свои эскизы: по "Маленьким трагедиям" и "Станционному смотрителю". И, в конечном итоге, "из искры возгорелось пламя" — "первая ласточка" вылетела из гнезда. Максим Астафьев первым поставил спектакль на сцене Алтайской драмы.
 
Для барнаульского зрителя постановка была сделанп несколько не привычным способом. Но все же, как только гаснет свет, зал затихает.
С самого первого мгновения "Станционного смотрителя", с первого звука публика погружается в атмосферу тихой, уютной, но богом забытой дорожной станции с ее обитателями: Дуняшей и Самсоном Выриным.
 
Фото: Андрей Луковский

Сценографическое решение так же легко и причудливо, как и пушкинское слово.  Деревянными досками актеры играют просто и не затейливо: это и шлагбаум, и погост, и мостик...  Максим Астафьев подхватывает пушкинский юмор, выстраивая характеры персонажей и их взаимоотношения — приезд Лекаря (артист Николай Мирошниченко), пробирающегося через грязь, с брезгливостью осматривающего убогое жилище смотрителя — прекрасная сцена, с точностью сыгранная актерами, яркий пример тому.
 
В этом сезоне театр принял молодых актеров, некоторые работают уже в "Станционном смотрителе". У молодого артиста Виктора Осипова, исполнителя роли Гусара, получился очень удачный дебют. Резвый, яркий его Гусар и достаточно обаятельный.
 
Следуя Александру Сергеичу, вместе с юмором Астафьев включил в работу множество трогательных моментов. И это заслуга не только автора и режиссера, но и исполнителей главных ролей Анны Бекчановой (Дуня) и Владимира Громова (Самсон Вырин).

Фото: Андрей Луковский

Музыкальное оформление воспринимается неразрывно с действием. Музыка — продолжение текста автора, мыслей персонажей.

Казалось бы, хрестоматийное произведение Пушкина, но как просто и изысканно работает с текстом режиссер. Ничего лишнего. Легко, любопытно, трагично... Но при этом современно и актуально звучит текст и тема произведения из "Повестей Белкина"!
 
Чем актуален сегодня "Станционный смотритель"?
 
М. Астафьев: Я предполагаю, что иногда интерес к материалу может держаться на очень простых вещах. К примеру, у всех у нас есть родители, живые или уже ушедшие. И у всех у нас есть какая-то драматургия отношений с родителями, она не всегда простая. Это один из мотивов, который побудил ставить “Смотрителя”. 
 
Или вот сама эта встреча "малого" и "большого" миров, в которой малый мир неизбежно гибнет или растворяется в большом, на мой взгляд, очень звенит сегодня. Есть какая-то драма в этой встрече, и мы ее и сегодня слышим. Да, много, на самом деле, параллелей и проекций на сегодняшний день можно провести. Все рядом. Ведь, по большому счету, меняется лишь внешний контекст жизни, а содержание жизни такое же, как и во времена Пушкина, Чехова, Шекспира...
 
Во всяком случае, я не вижу каких-то особенных различий. Меня удивило то, как эта история рифмуется с сюжетом блудного сына. И я очень хочу верить, что кто-то там, в другой параллели, очень ждет, когда мы вернемся. Всегда ждет. И кто-то верит в нас, когда нам трудно, и мы сбиваемся с пути. Кто-то заступается за нас. И ждет. Наши ушедшие родители, друзья. До последнего дня. Вот эта мысль, наверное, если допустить, что это правда, стала открытием для меня.
 
В режиссерской лаборатории все участники были из разных театральных вузов. Что дал Вам Театральный Институт им. Б. Щукина?
 
М. Астафьев: Мне кажется, что трудно быть “грамотным художником”. Ну, то есть и “грамотным” быть, и “художника” не потерять. В плане режиссуры – Щука – школа, база. Правописание. Ты всегда можешь проверить себя при необходимости. А необходимость случается. Например, когда не получается что-то, а это часто бывает, то возвращаешься и проверяешь себя на грамотность композиции, анализа и т.д., иногда это помогает выплыть, иногда нет. Природа творчества — это же ведь иногда совсем не математика, но иногда и математика немножко.
 
Я склонен думать, что все не зря.  Ведь учишься всю жизнь. У всех, кого встречаешь, и у всего, что встречаешь. У мастеров, у друзей, у детей, у того, как яйцо на сковородку разбилось, у того, как свечка переворачиваясь не гаснет. Были бы вопросы – ответы везде.
 
Щука один из этапов обучения. Встреча с определенным кругом московских профессионалов.  В ГИТИСе –  другой круг профессионалов, во МХАТе – опять же свой. В Питере тоже прекрасные мастера работают. Иногда эти сообщества пересекаются, дружат, соперничают и т.д. Дорога вынесла на Щуку. Я благодарен судьбе, что так вышло, я благодарен людям, которые учили, так как могли на тот момент учить, и были в этом искренны.
 
Я понимаю, что театр должен быть по-настоящему интересным. Он может быть интеллектуальным, грубым, умным, смешным, страстным, сердечным, эстетским – любым.  Главное – интересным. Он может тяготеть к шоу, или к трибуне, или к исповедальне, на самом деле не так важно, здесь каждый художник звучит так, как звучит на данном этапе своей жизни – важно чтобы правда обжигала, удивляла, иногда лечила наши раны, иногда теребила и не давала покоя, но это должно быть интересно. При встрече с театром должно происходить его взаимодействие с нашим зрительским представлением о жизни, законах ее, о человеке, и т.д. Сцепляться надо как-то с жизнью, пробрасывать эти мостки.
 
Закончилась режиссерская лаборатория, а что дальше?

М. Астафьев: Сейчас выпустили “Смотрителя” и губернаторскую новогоднюю сказку. Два года назад познакомился с прекрасным детским драматургом из Омска. Его зовут Дмитрий Войдак. Лето работали с ним над пьесой и вот сейчас материализовали наши желания в Новогоднем спектакле.  А потом здесь будет работать Алексей Логачев, он приедет ставить “Зойкину квартиру”. Так что лаборатория дала нам многим шанс. А это очень важно.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ТЕАТР"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

"Каждое стихотворение поэта Юрия Влодова есть кирпич, заложенный в основание современной русскоязычной поэзии"
Георгий Исаакян: "Театр совершил нечто невероятное"
Был ли Пушкин Александром Дюма?

В Москве

В Москве пройдет спектакль "Рабочий и колхозница. Гала. 85 лет любви"
Прогулка по цехам: музыкальная переквалификация
Московский театр Новая Опера имени Е. В. Колобова объявил планы на 32-й сезон
Новости театров ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРОВ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть