Детское кино возрождают в Воронеже
18 января 2019
Оперетта "Летучая мышь" в Новосибирске
18 января 2019
Эксперты назвали главных претендентов на Оскар-2019
18 января 2019
Рязанский период жизни и деятельности Анатолия Эфроса
18 января 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

"Одно слово правды весь мир перетянет"

Сегодня весь мир отмечает столетие со дня рождения Александра Солженицына.

Александр Солженицын. Фото: culture.ru
Александр Солженицын. Фото: culture.ru

Для молодого поколения он – Миф. Те же, кто старше, были счастливы быть его современниками, счастливы своей причастностью к той Эпохе, одним из творцов которой он был. Одним из самых великих ее творцов. Особняком стоит его мощная и яркая фигура на фоне минувшего века. Фигура гения, прожившего жизнь долгую и яркую, и успевшего (за письменным столом до последнего дня) застать еще и часть века нынешнего.

"Уже в самой его фамилии скрывается слово ложь…" - язвительно некогда клеймила писателя советская пресса, отрабатывая клеветническую кампанию. Сейчас те же приемы порой "реанимируют"…

Но он призывал жить не по лжи. Так, как в Евангелии.

"Красное колесо" солженицынской жизни

Родился Александр Солженицын при "белых" (Кисловодск тогда был в руках Добровольческой армии) и о них впоследствии хорошего сказал все же больше, чем о племени красноармейском. Отец – Исай Семенович - погиб еще до рождения сына на фронте Первой мировой и "воскрес" лишь много лет спустя на страницах "Августа 14-го" - первой части эпопеи "Красное колесо", над которой трудился писатель без малого 70 лет своей жизни. Саня Лаженицын – своим именем наградил Александр Исаевич молодого воина русской армии и фамилию дал узнаваемую, созвучную собственной.

Александр Солженицын. Фото: career-philol.ru

"Красное колесо" - по сути, последнее произведение Солженицына – было одновременно и его самым первым трудом. Начав работать над книгой еще до Великой Отечественной войны, он завершил ее окончательно лишь в XXI веке. Желая постичь причины и истоки русской смуты начала ХХ века, именуемой обычно "революцией", он уходил все глубже и глубже в историю отечества, добравшись и до самих старообрядцев. Заглянув на триста лет назад, именно раскол посчитал Александр Солженицын корнем всех бед российских.

О том, сколь больно проехало по России "Красное колесо", Солженицын рассказал в нескольких отдельных больших книгах, при этом в отдельном томе "Ленин в Цюрихе" исчерпывающе выписал и портрет "вождя мирового пролетариата".

О своей же собственной жизни он писал в романе "В круге первом" (ученый из шарашки Глеб Нержин – это он, освободившийся из страшного казахского Степлага), и в повести "Раковый корпус" (пронзительное повествование о борьбе со смертельной болезнью), и в двухтомном документальном собрании записей "Бодался теленок с дубом" (о противостоянии с казенной и официозной советской литературой).

Солженицын со второй женой Натальей Дмитриевной. Фото: knigka.org.ua

Математик по образованию, с отличием окончивший Ростовский  университет, Солженицын был, бесспорно, прирожденным литератором и таким же поцелованным Богом в макушку историком. И то и другое в СССР было опасно и даже преследовалось, если только ты не следовал генеральной линии всесильной партии и не исповедовал соцреализм. Отдав ему дань в молодости, Солженицын, уже находясь на фронте в армии, стал задаваться самыми "проклятыми вопросами": не только философскими, но и куда более страшными политическими. И вскоре получил за них 8 лет лагерей. Однако, как и другой гонимый режимом автор – Михаил Булгаков, Солженицын мог бы сказать, что рукописи не горят. Зная это, Александр Исаевич продолжал писать и на промерзшей насквозь шконке лагерного барака, то мучаясь лагерными хворями, то подвергаясь провокациям вертухаев. О том, что такое советский концлагерь, писатель рассказал в 4-хтомном художественно-документальном романе "Архипелаг ГУЛАГ", который прославил его на весь мир.



Самая запретная книга

Если бы Солженицын написал только "Красное колесо" и "Архипелаг ГУЛАГ", он бы уже с полным правом мог быть назван главным летописцем ХХ века. Но полное собрание сочинений писателя, что выходит в это время, насчитывает 30 томов, и его издание близится к завершению.

Однако книга про Главное управление лагерей и жизнь внутри оных стала главным произведением на эту тему в мировой литературе вообще. Разумеется, о лагерях писал и Варлам Шаламов, который пронзительно-заостренно полемизировал с Солженицыным в своих "Колымских рассказах",  писали и другие авторы-сидельцы… Однако исчерпывающе-энциклопедический образ ГУЛАГа был дан лишь в страшной эпопее Александра Солженицына, что принесла ему Нобелевскую премию, а многим (кто правдами и неправдами читал расходившиеся по рукам перепечатки романа) – лагерный срок. На смену "вегетарианским" временам хрущевской оттепели, когда солженицынская повесть "Один день Ивана Денисовича" (предтеча "Архипелага") привела его в Союз писателей и даже в ряд номинантов на Ленинскую премию, пришли времена брежневского застоя.

Александр Исаевич Солженицын в 1970-е годы. Фото: abali.ru

Почти никто, кроме Корнея Чуковского, Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской, не остался в стороне от позорной травли писателя. Многие, увы, подписывали "протестные" письма и выступали с филиппиками осуждения. Травля продолжалась до тех пор, пока Александр Солженицын вместе с семьей не был выслан из СССР в 1973 году. Начались десятилетия изгнания.

Такой "рабочий кабинет" был у Солженицына в Рязани, в саду дома на улице Урицкого, где освобожденному из лагерей, но не имеющему права жить к столице ближе 200 километров писателю дали квартиру. Именно в Рязани собрание местной организации Союза писателей СССР исключило будущего нобелевского лауреата из своих рядов. Фото: fb.ru

Вдали от родины

Вначале европейский гость, а затем "вермонтский отшельник", как стали называть  Солженицына, когда он перебрался в США, за уединенный образ жизни, встречается и ведет переписку лишь с совсем немногими близкими ему по духу людьми. Среди них те, кого называли эмигрантами первой волны – православный священник Александр Шмеман в США и руководитель старейшего русского эмигрантского журнала "Вестник РСХД" Никита Струве. И еще немец Генрих Белль, что встретил Солженицына первым, когда тот прилетел на Запад. Встретил у трапа с цветами, гласит предание - и дал кров (это уже факт). 

В вермонтском поместье почти все было как в любимой России. Даже пейзаж напоминал русский. Подрастающие дети по-русски говорили ничуть не хуже, чем по-английски. Но вот на родине голос писателя был слышен лишь изредка, когда, прорвавшись сквозь отвратительный грохот "заглушек", Александр Исаевич читал по "вражеским радиостанциям" "Красное колесо". И так долгие 20 лет. В наши дни этот роман свободно читают по всем радиостанциям популярные артисты.

Программа Радио Вести FM on Twitter. Фото: twitter.com

Возвращение

Оно было триумфальным. Тысячи людей встречали писателя на Ярославском вокзале в Москве. Солженицын проехал сквозь всю страну, вплоть до далекого Магадана.

Однако… он снова стал затворником. Только теперь уже в "поместье" на окраине столицы. В живописном Троице-Лыкове (в бору на берегу Москвы-реки) он встречается с Ельциным и Путиным, здесь записывает свои еженедельные телепрограммы. Редко предпринимает выезды в город – в основном на концерты сына – талантливого пианиста Игната Солженицына. Игнат - ученик Мстислава Ростроповича, с которым происходит примирение Солжениццына после некоторой размолвки, на 80-летнем юбилее писателя в Большом зале Консерватории. Отыграв концерт, Ростропович прямо со сцены спрыгивает в зал, и… публика созерцает объятия великих друзей.

Вручение Александру Солженицыну Нобелевской премии. Фото: 100knig.com 

Последние дни Солженицына        
 
Они длились долго. После тяжелого гипертонического криза Александр Исаевич продолжал писать еще пять лет. Не изменяя издавна заведенному рабочему графику, не меняя аскетического режима, работал над собранием сочинений. Левая рука его была парализована. Но, к счастью, действовала правая. Так дни и шли. Пока сердце не устало. Совсем…

В путь всея земли

Похороны были, согласно завещанию, в некрополе Донского монастыря. С воинскими почестями, но без мелодии советского гимна. Когда гроб опускали в могилу, зазвучал старинный русский гимн "Коль славен…" Дмитрия Бортнянского. И рядом с могилой великого русского историка Василия Ключевского в землю лег еще один летописец России.

Могила Александра Исаевича Солженицына в Донском монастыре. Фото: rasfokus.ru

Теперь основанный Александром Солженицыным центр "Русское Зарубежье" по праву носит его имя. Как и улица, проходящая совсем рядом, что еще недавно была Большой Коммунистической. А в школах изучают "Архипелаг ГУЛАГ".

Выходит, прав был Александр Исаевич Солженицын, когда в Нобелевской лекции произнес пророческие слова: "Одно слово правды весь мир перетянет".

Так и вышло. И так – и будет.   
Поделиться:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ЛИТЕРАТУРЕ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ КУЛЬТУРЫ В ЛИЦАХ

НОВОСТИ

О культуре в Москве

Творческие планы МХАТа им. А. М. Горького: традиции и развитие
Один день в Макондо. Спектакль на весь день
Симфонические драмы: концерты оркестра из Татарстана в Москве
"Война Анны" на "Белых слонах" отправится к "Золотому орлу"
Любите друг друга как в "Квадратуре круга": о новом спектакле Московского ТЮЗа
Новости литературы
ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть