Концерт Михаила Елизарова открыл программу мероприятий "Есенин Центра" в Рязани
1 сентября 2020
Центр оперного пения Галины Вишневской открыл сезон
25 сентября 2020
В музее Новый Иерусалим опять лето и музыка
24 сентября 2020
Лариса Рубальская: "Я бываю такая разная…"
24 сентября 2020

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Сэмюэл Беккет. В ожидании смысла

Титаническим усилием воли и писательского творчества ему удалось переломить движение западноевропейской литературы в 20-ом веке.

Фото: flashbak.com
Фото: flashbak.com

Оставаясь певцом безысходной трагедии, этот автор воспевает саму жизнь. Надо жить вопреки страданию и смерти, потому что смерть прекращает поиски смысла человеческого существования.

Если бы какое-нибудь божество,  склонилось над родившимся в страстную пятницу 13 апреля 1906-го года в пригороде Дублина младенцем, то непременно заметило бы: "Ещё один гениальный и чокнутый ирландец родился! ".


Фото: twitter.com

 Ирландские древние корни народившегося Сэмюэла Баркли Беккета давали о себе знать всю его мучительную и славную жизнь. Такова уж кельтская планида. Детство нельзя назвать несчастным. Отец, Уильям Фрэнк Беккет был удачливый предприниматель, продолжал строительный бизнес своего отца, тоже Билла. Фирма процветала на прибыльных подрядах. Отец, будучи спортсменом, охотником, и вообще добрым малым, прививал Сэму маленькому  "здоровый образ жизни".


Фото: eurokurort.by

В отличие от матери, урождённой Марии Роу, властной и по-протестантски суровой особы, Уильям был снисходителен к шалостям и постоянной беготне Сэма. Дом и участок были обширны.
 До девяти лет — домашнее воспитание. Религиозные и житейские жёсткие правила (ох, как впоследствии трудно будет преодолевать лютеранскую закваску!). При этом спорт на вольном воздухе, вдали от дымного Дублина. Далее —  престижная школа Эрсфорт, теперь уже в городе.

Он рос спортивным, здоровым, но застенчивым ирландским парнем, и стал учеником частной Королевской школы в Северной Ирландии не жалким "угрюмцем", а упрямым регбистом и боксёром, с хорошими знаниями к 17годам. Так что знаменитый Тринити-колледж не поразил его столичным интеллектуальным лоском.


Фото: ru.depositphotos.com

Он читает запоем античные образцы словесности и европейскую классику литературы, не в ущерб изучению французского и итальянского языков. Его собеседниками и ночными постояльцами становятся Данте и Петрарка, в подлиннике, конечно, а вместе с ними Расин, Маккиавели. Дружба с профессором колледжа, Томасом Брауном прививает интерес к музеям живописи, театру, юному синематографу.
 
Всё идёт как надо для развития и торжества молодого интеллектуала. Разве что любовь без взаимности к Этне Маккарти омрачает полноту молодости. Ну, она ещё появится на страницах его раннего романа.
 А пока он отправляется в путешествие по Франции и Германии, пополняя и обогащая свой и без того солидный запас гуманитарных премудростей. В 1927-ом году  с блеском сдаёт экзамены, и получает степень бакалавра лингвистики.

Фото: in.pinterest.com 

Молодой гуманитарий оказывается в Белфасте, в колледже Кэмпбелл. От гнетущего рутинного преподавания английского и французского языков его спасает программа академического обмена. И вот он в Париже, в старинной школе Нормаль Суперьер. Тот же преподавательский хлеб, но это Париж!

Здесь ему удаётся преодолеть природную замкнутость, и вот, новый друг, Томас Макгриви вводит его в круг парижской богемы, мир им, понятно, невиданный и опьяняюще притягательный.


Фото: travelask.ru

Он знакомится со многими  представителями тогдашней "Мекки искусств". Это не просто приятные знакомства. Это стиль жизни Латинского квартала, сконцентрированные впечатления от происходящего в цветущее десятилетие 1925-1935 в Парижских мастерских, на выставках, в литературных кружках, знаменитых богемных кафе, театрах. Кружение по знакомствам со знаменитостями приводит его к прославленному земляку Джеймсу Джойсу. Это был перст судьбы. Он становится его литературным секретарём, другом, протеже. Именно в 1929 году Беккет пробует себя в литературе на высотах парижского Парнаса. Его эссе "Данте...Бруно. Вико...Джойс" и рассказ "Вознесение" печатаются престижном журнале. Уже тогда, в своих первых опытах  он формулирует свою концепцию предназначения словесности. "Форма есть содержание, содержание есть форма". Этот постулат он будет отстаивать всю свою жизнь, в дни неприятия и безвестности, в дни славы.



Фото: dobry-bulochnik.livejournal.com

Ему приходится покинуть дом Джойсов. Дочь великого наставника, тяжёлая шизофреничка Лючия влюбляется в привлекательного соотечественника… Пикантнейшая и скандальная ситуация разрешается единственно возможным способом: Лючия отправляется в психбольницу, а Сэмюэл восвояси. То есть, опять на педагогическую работу в родной Тринити — колледж.

 Его хватает на один год. Хотя читает он лекции о своих любимцах- Андре Жиде, Бергсоне, великих французах. Продолжает заниматься собственной эссеистикой. Но, несмотря на уговоры родителей, сбегает в Париж.
Здесь, в воздухе города рассеяны его надежды на литературный успех.   Вот и первая поэма "Блудоскоп". Это монолог от лица Декарта. Завуалированная трактовка взгляда на поэтику самого Бэккета. Двойной капкан для читателя.


Фото: bbc.co.uk

Тот же приём он использует в эссе о Марселе Прусте. В 1932 в Париже он заканчивает свой первый роман "Мечты о женщинах, красивых и так себе". Опубликован он будет только в 1992 году. По завещанию самого автора.  История взаимоотношений героя — эрудированного мизантропа — с тремя избранницами послужили реальные девушки, принесшие автору страдания. Впоследствии Беккет называл эту книгу "сырой и незрелой". Но это был опыт, разбег, труд энциклопедиста и порывистого но разочарованного художника. Отзывы критиков были  "до непристойности равнодушными".

 1933 год. Он в Лондоне. Скитания — обычная форма борьбы с  писательским кризисом. Но умирает отец. Любимый отец, и это усугубляет депрессию и неверие в свои силы. Назначенного денежного содержания едва хватает на жизнь.

Увлечение психоанализом. Он прибегает к сеансам премудрости Фрейда и Юнга. И это помогает на данном этапе. Творчество  —  вот единственный способ избавления от невроза и комплекса неудачника.
И пишет, нащупывая свою ноту, манеру, тот эмоциональный и мировоззренческий выхлоп, без которого задыхается в тенетах мучительного бытия. Издаётся сборник его рассказов под задиристым названием "Больше лает, чем кусает". Принят критикой недоброжелательно. В 1935 году  стихотворный сборник "Кости эха". Начинает работу над вторым романом "Мерфи". Он пытается перехитрить судьбу, отправляется в путешествие по нацистской уже, Германии. Его цель музеи. Дрезден, Мюнхен, Берлин, Гамбург. И снова Париж. Теперь этот город навсегда станет его второй родиной.

Фото: ancsgroup.ru
 

Мечется по издательствам, пытаясь пристроить уже написанный роман. Обновляет старые связи. И после 42-х отказов некое издательство всё-таки печатает "Мерфи". Это история почти сюрреалистического ничегонеделания, отречения от общепринятых лекал бытия. Книга немного подражательна —  без Джойса не обошлось, но природа существования в парадоксальном, абсурдном, идейно бездеятельном собственном мире уже авторская, беккетовская. Гораздо позже, в приливе абсолютной славы "В ожидании Годо", критики вспомнят эту выстраданную предтечу. А пока книга принята сдержанно, без намёка на читательский и коммерческий успех.

Эти ворота распахнёт именно он, Беккет, и за ним последуют многие мастера экзистенциалистского толка, властители "пограничных ситуаций", помыслов и настроений послевоенной Европы. От Сартра и Камю до Фриша и Дюренматта.
Но для этого надо было пережить войну, которая принесла европейцам позор и рабство, осквернение вековых нравственных устоев.

Беккет встречает мировую катастрофу   с открытым забралом. С первых дней оккупации Парижа гитлеровцами, с 1940-го года он в рядах Сопротивления. Начинается его военная эпопея, которую позже он самоиронично определит как приключение бойскаута. Но всё было не так, ему приходилось быть курьером и фотографом, переводчиком и агитатором. Превозмогать, помимо страха смерти, неумение и нежелание вообще иметь дело с людьми. Тем более в условиях риска предательства.
Его ячейку и предали. Он чудом спасается от Гестапо. Оказывается вне зоны оккупации. Провинция Воклюз, деревушка Русийон приютила беглеца, но спасать от немецкого сыска не собиралась. Он промышляет трудом наёмного рабочего по фермам, простым тяжёлым крестьянским трудом. И пишет свой третий роман "Уотт".
 
Вот он герой —  Уотт, абстрактный, неопределённый, без прошлого и будущего, человек-схема, человек, нанявшийся в дом мистера Нотта. Хозяин, вернее существо, изображающее хозяина дома, определяемое как неопознанная субстанция, негативное божество, суккуб, морок. Уотт не выносит иррационализма, абсурда и алогизма странных событий, и уходит. На его место поступает новый персонаж, Мик. Вот и весь сюжет.



Фото: ruread.net

В своё время немецкий писатель Генрих Бёлль скажет: " Бэккет более занимателен, чем любой навороченный боевик". И действительно, авторский саспенс, родство с  режиссером Хичкоком, ужас без смысла и названия охватывает бэккетовского читателя и зрителя в театре. Вот оно —  лицо того времени. Мутное лицо бессмысленности и горечи бытия, бесформенный ужас существования любой личности, перестающей быть личностью. В "Уотте", прямой посыл к "Годо",  уже обозначены и опробованы философские и теологические постулаты автора. Уже достигнут минимализм имён, абстракция декораций. Найдена мера мрачности юмора и контекст антиутопии. Война закончена.
 
Он получает от французского правительства медаль за участие в Сопротивлении. Работает в ирландском отделении Красного Креста. Возвращается в Париж с кипой рукописей и верной женой Сюзанной. И упорно продолжает заниматься прозой и пьесой, сделавшей его знаменитым. Трилогия "Моллой", "Моллой умирает", "Безымянный". Опять ищет издателя, а вот и театральная сенсация —  "В ожидании Годо", поставленная в Париже в январе 1953 года.

Кажется, все театры мира ставят "Годо", но он отстраняется от роли оракула и властителя душ и умов.
Он много работает, осваивая найденные формы собственной драматургии. Из-под его пера выходит "Конец игры", и не в меньшей степени чем "Годо" завоёвывает признание критики, и мировые сцены.
Он возведён в отцы "театра абсурда", но скептически смотрит на само определение. Даже присуждённую ему Нобелевскую премию по литературе в 1969-ом году, он согласился принять при условии, что получит её давний друг писателя, и его литературный агент, Жером Лендон.


Фото: samara.au.ru

Пьеса "Счастливые дни" и "Последняя лента Крэппа" покоряет вновь лучших представителей европейской режиссуры, битва за постановки его пьес доходила до курьёзов. Питер Брук, ставя её на Бродвее уставал, отбиваясь от навязчивых инвесторов.

 Всю жизнь он шёл своим отшельническим, непознаваемым для
  посредственности, путём, не чая избавления от неизбывных страданий творца - одиночки, и популярность его произведений была ему, по большому счету, безразлична.


Фото: pinterest.ru

  В последние годы жизни он не почивал на лаврах, и в 80-х пытался уловить всей чуткостью авторского слуха, как меняется мир. Пьеса "Катастрофа", серия новелл "Компания" (1982 год) только подтверждают зрелость, изысканность его писательского мастерства, и дистанцированность от моды, "новейших" тенденций в драматургии. Его проза "Плохо увидено, плохо рассказано", "Худшему навстречу" (1984 год) только подтверждает пессимистические прогнозы на будущее человечества, постулированные в предвоенные годы. Всё написанное им перед уходом, как будто пыталось стереть воспоминания о его земном пути.
 Он сам выбрал систему координат существования и творчества, и не хотел делиться с людьми подробностями своего трагического опыта.


 Умер в Париже 22-го декабря 1989-го года, через несколько месяцев после смерти верной, тонкой умницы Сюзанны, жены и спутницы.

 

 

  

Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ЛИТЕРАТУРА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Центр оперного пения Галины Вишневской открыл сезон
Лариса Рубальская: "Я бываю такая разная…"
В музее Новый Иерусалим опять лето и музыка

В Москве

География Пятого фестиваля музыкальных театров России "ВИДЕТЬ МУЗЫКУ" обширна
ММКФ. "Судьба" журналиста, мечта психолога, "Дочь рыбака" и политика
В основной конкурс ММКФ включено 13 картин
Новости литературы ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть