Китовые истории и сказки о дельфинах: на ВДНХ пройдет праздничная неделя морских млекопитающих
22 июля 2019
Ностальгия по потерянному раю и ужасы Апокалипсиса
19 июля 2019
"Творческий отчет" Санкт-Петербургского государственного академического театра Комедии им Н.П. Акимова на московской сцене
19 июля 2019
Древний Псковский кремль омолаживается
17 июля 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Зачем жить, если ты не калачакра?

8 ноября издательство "АСТ" выпустило первый в России перевод книги Клэр Норт "Пятнадцать жизней Гарри Огаста".

Фото: ozon.ru
Фото: ozon.ru

Претенциозные обложки, загадочные названия и список малоизвестных премий на обороте — так практически в каждом книжном выглядят издания на полках с зарубежными новинками. В уходящем году издательство "АСТ" выпустило подобную книгу: роман британки Клэр Норт (настоящее имя — Кэтрин Уэбб) "Пятнадцать жизней Гарри Огаста". И писать бы здесь не о чем, если бы не кое-что интересное: на цветастых полочках "новинок" никогда ещё не таился подобный фантастический сюжет.

Хочу ли я жить вечно? А вы? Вот Гарри Огаст, рождаясь впервые, и подумать не мог, что подобная мечта (или чей-то страшный кошмар) станет его реальностью. Но суть сюжета, к сожалению, не в вечной молодости и даже не в райском загробном воплощении: такие, как наш Гарри, у Клэр Норт зовутся уроборанами, или калачакра. Они обречены, умирая, рождаться вновь — в то же время, в том же месте, у тех же родителей. Так что, если бесконечной юности вам не хочется, но вы жаждете испробовать другой судьбы, стать калачакра — ваш вариант. Жаль только, что это невозможно: "неумирание" в книге есть не приобретённая магическая способность и даже не достижение науки, а врождённый навык маленького — избранного или проклятого — процента людей.

Явление это, несмотря на существование тайного общества "Хронос" (как же ещё ему называться?), никак не объясняется и достаточно вяло исследуется самими персонажами, принимаясь как неизменная данность. Оттого ещё более непонятно, почему "Пятнадцать жизней Гарри Огаста" удостоились мемориальной премии Джона В. Кэмпбелла за лучший научно-фантастический роман и пары других sci-fi номинаций. Фантастика здесь, благодаря феномену уроборанов, присутствует, а вот науки никакой. Правда, в своих многочисленных жизнях как Гарри, так и антагонист-калачакра Винсент Ранкис занимаются именно ею: раз уж времени им не занимать, они попеременно становятся доками в разных дисциплинах и в итоге начинают постройку квантового зеркала, дабы "найти ответы на все вопросы". Понятно, что нездорово одержим идеей "стать Богом" именно Винсент, — он же у нас, в конце-концов, главный злодей...

Помимо интересной идеи перерождений, в сюжете есть ещё одна занятная деталь. Как в зарубежной, так и в советской фантастике мы все не раз читали о разнообразных посланиях из прошлого или будущего, но никогда ещё это не происходило так, как в клубе "Хронос": от младшего калачакра к старшему и наоборот. Таким образом, видимо, во вселенной "Пятнадцати жизней Гарри Огаста" весь мир — один большой цикл, который позволяет уроборанам, рождаясь и умирая, сохранять и передавать информацию через века. С такого послания и начинается книга: на смертном одре одной из жизней к Гарри приходит семилетняя девочка-калачакра и просит остановить приближающийся апокалипсис. И, конечно, в последствии именно Винсент Ранкис оказывается виновен в грядущей катастрофе.

Клэр Норт отступает от традиционной конструкции экспозиция-завязка-кульминация-развязка. В основе романа — дневниковый сказ от первого лица, то есть воспоминания, а они, как известно, бывают хаотичны. Вот и Гарри, несмотря на ещё одну "суперспособность" (он мнемоник, то есть помнит все свои прошлые судьбы и сохраняет приобретённые навыки — это очень важно для сюжета), рассказывает историю своих жизней непоследовательно. Это делает повествование более интригующим и живым, но в то же время позволяет Клэр Норт несколько лениться; многие злоключения Огаста заканчиваются тем, что он просто-напросто убегает — иногда нам даже не объясняют, каким образом. Да и зачем? Если дальше идёт фрагмент другого бытия...

И если из экспозиции сразу понятно, кто же рассказчик, то адресность текста остаётся смутной до самого конца. И здесь Клэр Норт заметно расширяет затёртый приём закольцованного повествования, заставляя вернуться нас не просто к началу, а к самому эпиграфу, уже, конечно, полностью забытому к моменту роковой развязки:

Это моё послание тебе.
Мой враг.
Мой друг.
Ты наверняка уже всё понял.
Ты проиграл.

Пять предложений, заставившие меня изрядно поскрежетать зубами и начать прогнозировать очень плохое качество текста, здесь наконец становятся к месту. Конечно, всё это — для Винсента Ранкиса и о нём же. Роман оканчивается письмом, которое Гарри пишет другу-врагу, а повторение в нём строк из эпиграфа хоть как-то может объяснить, зачем вечно живущему Огасту с мнемонической памятью что-то говорить от своего "я", да ещё забавляться пафосным эпиграфом.

Интересно, что оригинальное название романа звучит несколько иначе: "The first fifteen lives of Harry August", то есть "Первые пятнадцать жизней Гарри Огаста". На мой взгляд, со стороны переводчика А. Загорского это зловредное сокращение: таким образом читатель может заключить, будто шестнадцатая жизнь Гарри всё же не наступает, что, очевидно, может размыть и испортить концовку, которая и так выходит слегка deus ex machina (практически в прямом смысле).

А жизни, надо сказать, у Гарри интересные, так что пусть продолжаются. Хотя его образу недостаёт какого-то глубокого психологизма (как всегда, главный злодей оказывается интереснее героя), зато через него читатель вдоволь может пофантазировать о далёких загадочных странах, томных женщинах, небывалом богатстве, криминальном бизнесе, успехе в науке, альтернативных вселенных, страшной процедуре Забвения и даже изощрённых пытках... В общем, обо всём том, что просто и хорошо будоражит воображение. К тому же, здорово наблюдать за тем, чего простой и даже заурядный человек достигает за фактически прожитые 900 лет.

На мой взгляд, как "новый sci-fi бестселлер" книга переоценена. А вот кристально развлекательную цель роман выполняет на 8 из 10; так что, если решите занять себя книгой в дорогу, можете смело брать эту — 415 страниц вполне смогут разбавить часы простоя. Конечно, не стоит ждать от книги Клэр Норт философского измышления вопросов религии, дружбы, любви, жизни и смерти (они, на мой взгляд, даже толком не ставятся), но в период лёгкого читательского голода и отсутствия других дел книга пойдёт "на ура". Впрочем, если бы у вас было пятнадцать жизней, я бы посоветовала вам развлечь себя историей о Гарри Огасте только в самый пустой день одной из них.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ЛИТЕРАТУРЕ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Александр Сладковский: "В моём Чайковском - сила, свет и любовь. Но никаких истерик!"
Китовые истории и сказки о дельфинах: на ВДНХ пройдет праздничная неделя морских млекопитающих
Елизавета Гришанова: "Каждый день меня окружают самые разные идеи"

В Москве

Ностальгия по потерянному раю и ужасы Апокалипсиса
Чужих детей не бывает
Визуальные искусства вновь соединились в "Орлёнке"
Новости литературы
ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть