Кинопремьеры второй половины ноября
13 ноября 2019
Сыктывкарская гофманиада на IV фестивале музыкальных театров России "Видеть музыку"
12 ноября 2019
"Мужики!", бабы и деревенский дом кинорежиссера Искры Бабич
12 ноября 2019
"Видеть музыку". "Шут" и "Свадебка". Итоговый обзор балетных постановок
12 ноября 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

К нам не едет ревизор. Рецензия на роман "Оскорблённые чувства"

Роман Алисы Ганиевой замахнулся на политический детектив и едкую сатиру, но увенчалась ли успехом погоня за двумя зайцами – рассказывает литературный критик Александр Москвин

Фото: twitter.com
Фото: twitter.com

Из-за современной медийной повестки словосочетание "оскорблённые чувства" несколько утратило изначальное значение. Его упоминание, скорее, вызовет ассоциации с каким-нибудь резонансным делом по 148-й статье УК РФ, хотя кощунству могут подвергнуться не только душевные порывы верующих. Оскорбление обычных – далёких от религиозных ценностей чувств - не влечёт за собой никакого наказания, но, поскольку уязвлённая душа жаждет расплаты, иногда приводит к страшным преступлениям. Вокруг этой расхожей мудрости и закручивается интрига нового романа Алисы Ганиевой "Оскорблённые чувства".

Мрачным дождливым вечером в машину к сотруднику строительной фирмы Николаю подсел незнакомец и попросил подбросить до центра. Поездка завершилась смертью случайного попутчика. Перепуганный Николай оставил труп в безлюдном месте, рассчитывая, что о происшествии никто не узнает. Его надежды не оправдались, ведь покойный оказался региональным министром экономического развития. Смерть высокопоставленного чиновника подбросила немало поводов для беспокойства, но в целом жизненный уклад провинциального города с любовными треугольниками, коррупционными связями и скелетами в шкафу остаётся неизменным. На высокое начальство обнаруживается фривольный компромат, властные круги прессуют свободную прессу, между жёнами и любовницами тлеет лютая ненависть.

Фото: издательство "АСТ"

В плане языка роман написан очень ровно и лаконично. Текст больше тяготеет к журналистике, нежели к художественному произведению, словно в "хайповый" материал о скандалах, интригах, расследованиях города N неожиданно ворвались диалоги и рефлексии персонажей. Несмотря на обычную проработанность стиля, Алиса Ганиева иной раз стремится ввернуть какое-нибудь диалектное или просторечное слово. Если такой оборот проскальзывает в репликах героев – это вполне сходит за художественный приём: с виду солидный человек, а в душе остался шпаной. Но вот когда словечки типа "отчертомоловший" или "взбутетенькал" вклиниваются в авторскую речь, никакой оправданности не наблюдается. К тому же явная инаковость, необычность полностью затмевает всё остальное – при встрече с ними отходят на второй план коллизии сюжета и переживания героев. Единственным желанием становится поскорее добраться до словаря Даля и выяснить, что же скрывается за странными словами – интрига вокруг их значения оказывается куда занимательнее сюжетных перипетий.
           
Попытка определить жанр романа Алисы Ганиевой оборачивается изрядными сложностями. Казалось бы, если в начале книги погибает человек, а в конце виновный в его смерти несёт заслуженное наказание, значит, речь идёт о детективе. Затянувшееся расследование, записки с угрозами, множество подозреваемых только усиливают таинственную атмосферу, свойственную криминальному роману. Вот только детективная интрига в "Оскорблённых чувствах" закручена слишком слабо. Вопрос "Кто убийца?" не окутывает читателя тревожной дымкой, а спокойно теряется среди прочих сюжетных линий. Интеллектуального противостояния между злодеем и сыщиком также не наблюдается.  Один сделал чёрное дело и теперь пожинает горькие плоды необдуманных действий. Другой методично делает свою работу, попутно проявляя чудеса цинизма и раскрывая секреты наиболее действенных пыток.

Фото: ohtapress.ru
           
Помимо детективной интриги сделать роман более ярким, динамичным и злободневным призваны элементы политической сатиры. Алиса Ганиева с колкостью матёрого журналиста описывает жизнь региональной элиты, погрязшей в откатах, разврате и кумовстве. В очередной раз напомнить о зашкаливающем уровне коррупции – проблеме столь же извечной, как дураки и дороги – не так уж и сложно, но автор не пытается её переосмыслить, представить в новом свете, наметить предполагаемые пути решения. Пожалуй, любое достаточно зубастое провинциальное СМИ или смелый политический блогер способны написать о продажности региональной верхушки гораздо более живо, дерзко и точно.

Перед книгой явно ставилась задача нещадно отхлестать бичом сатиры пороки современности, но итоговый результат больше похож на лёгкое, дружеское похлопывание по плечу. Пожалуй, единственное место, где тон становится по-настоящему жёстким, дерзким и язвительным – это сцена, в которой сотрудники полиции допрашивают директора школы о преступлениях злополучного учителя истории. Притянутое за уши обвинение в фальсификации истории – в ученическом спектакле о войне советских солдат было больше, чем немцев ("Выглядит так, как будто мы, русские, просто-напросто завалили врага трупами. Не пожалели солдатского мяса", - заключает обвинитель) – очень точно отражает ситуацию с рядом нашумевших дел по "экстремистским" статьям. В остальном автор явно держит руку на пульсе современности – при чтении сложно не вспомнить какое-нибудь нашумевшее видео с училкой, отчитывающей школьников за участие в митинге, или коррупционный скандал с проворовавшимся чиновником – но, фиксируя очевидные симптомы, Алиса Ганиева не пытается вывести диагноз нашего времени. Блуждая около взрывоопасных тем, она слишком тщательно соблюдает технику безопасности – тут не промелькнёт даже крошечной искры, чего уж говорить о ревущем пламени.

Фото: pravmir.ru

Город, опутанный паутиной любовных треугольников и коррупционных схем, отдалённо напоминает уездный город N из гоголевского "Ревизора", вот только в романе Алисы Ганиевой никто даже не пытается маскировать взятки борзыми щенками или делать вид, будто унтер-офицерская вдова сама себя высекла. Провинциальному мирку, сложившемуся в "Оскорблённых чувствах", не страшна никакая проверка сверху: даже исчезновение нескольких звеньев цепи – хоть от физической смерти, хоть от убойного компромата – не скажется на общей работе механизма. Среди действующих лиц здесь нет ни одного положительного персонажа (снова, как у Гоголя!), но в "Ревизоре" роль протагониста отводится смеху – клеймящему, бичующему, изобличающему. В романе же Алисы Ганиевой даже смех какой-то сдавленный, приглушённый, еле слышный, как будто он тоже вовлечён в некую коррупционную схему.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ЛИТЕРАТУРАХ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Кинопремьеры второй половины ноября
IV Фестиваль "Видеть музыку" закрыт
Сыктывкарская гофманиада на IV фестивале музыкальных театров России "Видеть музыку"

В Москве

"Видеть музыку". "Шут" и "Свадебка". Итоговый обзор балетных постановок
Мюзиклы на IV фестивале музыкальных театров России "Видеть музыку". Итоги
"Видеть музыку". Итоговый обзор оперных спектаклей
Новости литературы
ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть