VI Фестиваль искусств им. П.И. Чайковского в Клину: "Неизвестный Чайковский"
13 августа 2020
О фестивале актуального искусства MOST в Калуге
13 августа 2020
Ялта - город счастья
12 августа 2020
Код Виктора Пелевина
11 августа 2020

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Как чеховский юмор шалит в нашей жизни. Смейтесь вместе с нами

Веселое попурри из рассказов Чехова ко дню рождения классика.

Как чеховский юмор шалит в нашей жизни. Смейтесь вместе с нами
Как чеховский юмор шалит в нашей жизни. Смейтесь вместе с нами

29 января исполняется 158 лет со дня рождения великого русского писателя и драматурга Антона Павловича Чехова. Его произведения известны нам со школьной скамьи. Трудно представить, как этот мальчик из Таганрога, с самого детства трудящийся в бакалейной лавке отца, всего за 44 года своей жизни стал доктором, классиком литературы и одним из самых востребованных драматургов в мире.

Герои его произведений – простые люди, однако, яркие, с чудинкой, в которых мы с большим удовольствием узнаём своих друзей и знакомых из реальной жизни. Именно это и заставляет перечитывать произведения Чехова, улыбаться и плакать, а главное – наслаждаться восхитительным языком писателя.
 
Всякий раз, встречая необычного человека или оказываясь в комичной ситуации, волей не волей ссылаешься на чеховские рассказы, которые настолько крепко вошли в наш быт, что уже кажутся анекдотами и реально произошедшими историями. Именно поэтому его произведении актуальны и по сей день. Герои Антона Павловича живут не только на страницах книг, но и окружают нас в действительности.
 

Больной зуб, неосторожное апчхи и малиновый пиджак

       (Современное попурри на рассказы А. П. Чехова)

Вчера в ночь у меня разболелся зуб. Полоскала содой, шалфеем, перетрясла половину аптечки. Немного успокоился. Почему бы сразу на следующий день не пойти к врачу? Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Есть у человека противное свойство – откладывать всё на потом. Вот и я такая же.

Собралась с утра на работу – платье, макияж. Накинула шубу и бегом. Опаздывала. Хотя я из тех, кто не опаздывает, а задерживается, так что это ещё ничего. Народу в метро, как в очередь на концерт Димы Билана. Душно. А тут ещё этот зуб треклятый, снова взялся за своё. Слава богу, поныл немного и отпустило.

На работе залетела в лифт, там сотрудники. Поздоровались со мной, и вроде бы всё хорошо. Но вдруг... В рассказах часто встречается это "но вдруг". Писатели правы: жизнь так полна внезапностей! Пиарщик наш, Червяков кажется его фамилия, поморщился, глаза его подкатились, дыхание остановилось... И… апчхи!!! Чихнул, прямо на меня! Чихать конечно никому и нигде не возбраняется. Все чихают, но чтобы вот так! Я конечно сделала вид, что не заметила, внимание не обратила как бы.

А Червяков кашлянул, подался туловищем вперёд и зашептал мне чуть ли не на ухо:

— Извините, я вас обрызгал... я нечаянно...

— Ничего, ничего... – ответила я, топчась на месте от нетерпения. Скорее бы уже лифт приехал.

— Ради бога, извините. Я ведь... я не желал!

— Ах, успокойтесь, пожалуйста!          
                                 
Червяков сконфузился, глупо улыбнулся и начал глядеть на стену.

Наконец наш этаж. Я побыстрее выбежала из лифта, и в свой кабинет. Нина, секретарша, пила кофе, заедая его кексом. Шоколадные крошки сыпались на стол, но она этого в упор не замечала. Бороться с привычкой сотрудников перекусывать прямо на рабочем месте я уже давно устала.

- Доброе утро, - с набитым ртом проговорила Нина. От улыбки на её густо нарумяненных щеках появлялись глубокие ямочки.

- Доброе, - бросила я. – Итак, многоуважаемый шкаф, - открыла наш видавший виды казённый шифоньер и выудила оттуда последнюю свободную вешалку, - Соблаговолишь ли ты сегодня поместить в себя мою шубу? – за место верхней одежды в шкафу в нашей приёмной каждое утро шла самая настоящая борьба, и я обрадовалась свободной вешалке. Значит я не последняя и кто-то опоздал сильнее меня.

В этот момент в дверях появилось напряженное лицо Червякова. Он нерешительно постучал по дверному косяку:

— Здравствуйте ещё раз, —  обратился он ко мне, —  Я вас обрызгал. Простите... Я ведь... не то чтобы...

— Ах, перестаньте наконец... Я уж забыла, а вы всё о том же! Идите работайте.

Нина удивлённо переводила взгляд с меня на него. Голова Червякова скрылась за дверью.

—  Сумасшедшие все. Будто в дурдоме работаю, —  выдохнула я и махнула рукой на немой Нинин вопрос —  Неважно. А это что?

Я обратила внимание на кислотно-малиновый пиджак, перекинутый через спинку стула, с жуткой брошью-улиткой сплошь усеянной дешевыми стразами.

—  Не знаю чей, —  Нина закончила с перекусом и теперь подкрашивала губы ярко-красной помадой, —  Кто-то вчера оставил после совещания.

Я подошла поближе, чтобы рассмотреть это недоразумение.

—  Боже, какая безвкусица.

—  Может директрисы Жигаловой? Она любит всё блестящее.

—  Жигаловой говоришь? —  задумалась я. В приёмной было душно. Хоть бы проветривали с утра. —  А вообще знаешь, не так уж и плохо. Возможно, если надеть, то и вовсе ничего будет.

—  Хотя нет, не Жигаловой. У неё больше чёрного и серого. Не совсем в её манере.

—  И правда, —  улыбнулась я, —  Не понимаю, неужели такое действительно можно носить? Будто гардероб Сергея Зверева ограбили. Малиновый взрыв 2018.

Нина засмеялась.

—  У Жигаловой все шмотки брэндовые, дорогие. Я точно знаю. А это…, —  я взяла пиджак в руки. Улитка заискрила на свету, хоть щурься, —  Светофор прямо. Где ум у человека, такую безвкусицу покупать?

—  А может всё же Жигаловой? —   задумалась Нина, —  Вот мне теперь кажется, я её в таком видела.

Я почувствовала, что меня знобит. Да и зуб вроде как снова заныл.

—  А если правильные брюки подобрать и туфли, может и ничего? Такой знаешь, экстравагантный стиль получается. По качеству видно, что вещь дорогая, добротно пошитая.

—  Доброе утро, Ванечка, —  Нина кивнула Ивану, секретарю директора. Он зашел в приёмную и передал Нине стопку бумаг.

—  Эй Ваня! —  Обрадовалась я. —  Поди-ка, милый, сюда! Погляди на пиджак. Жигаловой?

—  Выдумали, —  усмехнулся Иван, —  Она таких отродясь не носит.

—  Вот я Нине и говорю. И спрашивать тут нечего. Это верно клоуна, сбежавшего из цирка.

—  Это не её. Это главной нашей. Из Праги вчера прилетела. Она за модой у нас следит.

—  Владиславы Ивановны? —  я чуть дар речи не потерла от удивления, —   Ишь ты, господи! А я и не знала! —  я заулыбалась изо всех сил, —  Погостить приехала?

— В гости... как же.

— Ишь ты, господи... Соскучилась по нам… А я ведь и не знала! Так это её пиджак? Вот правильно говорят, в человеке всё должно быть прекрасно! Это про Владиславу Ивановну. Очень рада... Возьми его... Чумовая вещь... Надо брэнд запомнить. Ха-ха-ха.... Тоже себе такой возьму.

Ванечка забрал пиджак и когда выходил из кабинета, столкнулся в проходе с Червяковым.

— Я сегодня с утра, — замямлил он, — я чихнул и... нечаянно обрызгал... Изв...

— Какие пустяки... Бог знает что! – он уже конкретно начал раздражать. - Вам что угодно? — спросила я у него, стараясь быть более строгой.

— Простите, что беспокою вас, но это именно из чувства, могу сказать, раскаяния!.. Не нарочно, вы же сами знаете!

Я махнула рукой.

— Да вы просто смеетесь! — сказал я, и поспешила скрыться за дверью своего кабинета.

—  Какие же тут насмешки? Вовсе тут нет никаких насмешек! – раздалось из приёмной.

Да уж. Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься. Я наконец села за свой рабочий стол. Сумасшедшие кругом.

А зуб решил теперь не просто ныть, а время от времени подёргивать. Вот совсем не к месту мне была сейчас эта боль. Сдача проекта на носу. Я уже хотела вызвать Нину и попросить её о чашке кофе, как она сама зашла.

—  К вам Софья Евгеньевна.

—  Пусть зайдёт, —  обрадовалась я.

Соня – пухленькая, но удивительно юркая девушка впорхнула в кабинет и уселась напротив.

—  Бумаги на подпись, —  торжественно отрапортовала она. Большие глаза её как всегда по-детски светились от радости. Она всего год работала у нас и ещё не потеряла своего энтузиазма.

—  Давай, Соня, —  я потянулась к органайзеру за ручкой.

—  Вы себя плохо чувствуете? —   спросила она.

—  Зуб болит. Не знаю, что с ним уже сделать, —  завитушки моих подписей прыгали со страницы на страницу.
—  А вы сразу после работы в поликлинику нашу. Или прямо в перерыв сходите. Там чудо доктор есть. Он с прошлого года всему нашему отделу зубы перелечил. Боль, как рукой снимет за один день. У него свои методы. И недорого.

—  Ерунда теперь какая-нибудь! Шарлатанство!

—  А вы попробуйте. Я советую.

—  Да? –  всё же заинтересовалась я, —  А что за доктор?

—  Его в нашей поликлинике каждая собака знает…

— Ну?

— Доктор… Доктор… А по фамилии... А фамилию вот и забыла!.. Чёрт... Как же его фамилия? Вот как сюда шла, помнила...

Соня поднял глаза к потолку и зашевелила губами. Я сидела и ожидала нетерпеливо.

— Ну, что же? Скорей думай!

— Сейчас... Забыла! Такая еще простая фамилия... словно как бы с городом каким-то связанная. Москвин? Нет, не Москвин. Постойте... Столицын? Нет, и не Столицын. Помню, фамилия с городом связанная, а какая — из головы вышибло...

— Тульский?

—  Нет, нет. Постойте… Вяземский… Черниговский…. Брянский…. Всё не то! – нервничала Сонечка.

—  Может, Сельский, Деревенский, Городецкий?

Тут зашла Нина и принесла новую пачку бумаги для принтера. Слыша наш разговор, вставила:

—  Может Вяткин или Пермяков?

—  Нет.

—  Рязанцев?

—  Нет, нет.

В дверь кабинета постучали.

—  Войдите, —   раздраженно крикнула я.

— Простите, это снова я — забормотал смущённый Червяков, — не для того, чтобы смеяться, как вы подумали. Я извинялся за то, что, чихая, брызнул..., а смеяться я и не думал. Могу ли я смеяться? Ежели мы будем смеяться, так никакого тогда, значит, и уважения к начальству... не будет...

Меня вдруг затрясло от злости. Сил уже нет от этого сумасшествия. Издевательство надо мной какое-то.

— Пошел вон!! —  гаркнула вдруг я.

— Что? — спросил шёпотом Червяков, млея от ужаса.

— Пошел вон!! — повторила я и даже топнула ногой под столом.

Червяков скрылся за дверью. Встревоженная Нина поспешила за ним следом.

—  Парижин… Нет… Римский… Тоже не то, —  бормотала Соня, не обращая ни на кого внимания.

—  Да может быть, фамилия не городская, а какая-нибудь другая! —  вспылила я.

—  Точно городская. Я это очень даже отлично помню.

—  Какая ты беспамятная. Всё, ступай. Разберусь сама. Дел невпроворот…

Расстроенная Соня поднялась с места, и медленно побрела к выходу, всё еще перебирая губами возможные фамилии.

—  Тут ещё Владислава Ивановна из Праги прилетела… —   скорее самой себе, сказала я.

—  Точно! – вдруг радостно вскрикнула Сонечка, —  Вспомнила! Чехов! Чехов фамилия врача.

Без стука в кабинет залетела встревоженная Нина:

—  Там… —  запыхавшись пыталась проговорить она, —   Там Червяков… Помер.
 
Теги:
Чехов
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ЛИТЕРАТУРА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Онлайн-интенсив про съёмку ивентов и событий стартует в эту субботу
О фестивале актуального искусства MOST в Калуге
VI Фестиваль искусств им. П.И. Чайковского в Клину: "Неизвестный Чайковский"

В Москве

"Непокорные": в Рязани представят творчество участников знаменитой "бульдозерной выставки"
Слово сильнее заразы: как в разгар пандемии прошёл книжный фестиваль "Красная площадь"
Ольга Волкова: "Москва меня баловала"
Новости литературы ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть