Советы начинающему писателю: ко дню рождения Константина Паустовского
31 мая 2020
Галина Хомчик: миссионер звучащей поэзии
30 мая 2020
Освальд Шпенглер – автор концепции "Заката Европы"
29 мая 2020
Федот Шубин: любимый скульптор Екатерины II
28 мая 2020

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

В этот день 295 лет назад родился "одинокий бродяга любви Казанова"

В мире гораздо более известен образ авантюриста и любовника, отраженный в искусстве, чем подлинная биография Джакомо Джироламо Казановы.

Предположительный портрет Джакомо Казановы, приписываемый кисти Франческо Наричи. Фото: Википедия
Предположительный портрет Джакомо Казановы, приписываемый кисти Франческо Наричи. Фото: Википедия

Реально существовавший Джакомо Казанова был представителем многих родов занятий: юристом, военным, скрипачом, мошенником (впрочем, можно сказать и предпринимателем), дипломатом (или шпионом), политиком, врачом, математиком, философом, а главное – драматургом и писателем. Его творческое наследие включает более двадцати произведений: пьесы, эссе, письма и знаменитые мемуары "История моей жизни".

Подлинный Джакомо Джироламо Казанова, шевалье де Сенгальт, родился 2 апреля 1725 года в Венеции в семье актеров. Умер он 4 июня 1798 года в замек Дукс (Духцов) в Богемии. Но его "метафизическая" жизнь значительно превысила 73 года физического существования. Можно сказать, она продолжается до сих пор, поскольку то и дело звучит нарицательное имя "Казанова!" в адрес обольстительного дамского угодника.

Этот авантюрист, путешественник и писатель оставил обстоятельные мемуары "История моей жизни", откуда в основном и черпаются сведения о его деяниях. Исследователи подчеркивают, что воспоминаниям Казановы можно верить не во всем. Кое-что за давностью лет и слабостью здоровья – писал мемуары в преклонных годах, обитая на "задворках" Европы, по тогдашним меркам - он мог подзабыть, а кое в чем мог приврать, чтобы себя приукрасить. В молодости он был замечательно хорош собой, а с возрастом его внешность "поплохела" – сказалась разгульная жизнь, тюремные заключения, многочисленные скитания. Но привыкший к стороннему восхищению Казанова не мог допустить ухудшения собственного имиджа, вот и выписал себя "в лучшем виде". Также сохранились свидетельства, что он "смягчал" свои мемуары в плане любовных похождений, боясь, что месть упомянутых им дам или их близких настигнет его, невзирая на старость и немощность. Заодно он "опустил" кое-какие подробности нелюбовного свойства. Учитывая, что Казанове принадлежат финансовые аферы даже на правительственных уровнях, не говоря уж о таких чисто авантюрных предприятиях, как поиск философского камня или омоложение богатых старух, его можно понять. Также на его счету множество азартных игр, в ходе которых богачи и вельможи расставались с солидными капиталами. В общем, авантюристу было что скрывать.  

Не забудем и о том, что мемуары Казановы издавались множество раз, первые – сразу после его смерти, и всякий раз с ними работали новые редакторы, каждый из которых убирал из текста что-то по своему усмотрению (чаще всего, конечно, фривольные страницы). Что из оригинала Казановы дошло до наших дней в книге "История моей жизни", вопрос научного свойства, требующий долгих изысканий.

Если верить запискам Казановы, он встречался с европейскими монархами, папами, кардиналами и выдающимися просветителями Вольтером, Моцартом и Гёте, делал попытки пробиться к российскому двору через вельможу Алексея Орлова (не срослось), общался с будущим разработчиком американской конституции Бенджаменом Франклином. Биографию Казановы не будем пересказывать. Интересующимся лучше прочитать цветистое собственноручное сочинение автора. Как говорили в XIX веке о литературе, "если это и неправда, то хорошо найдено". По легенде, последние слова умирающего Казановы были: "Я жил как философ и умираю христианином". Тоже хорошо найдено. Он не имел в виду раскаяние в содеянных грехах – наоборот, авантюрист и любовник ими гордится. Подразумевалось: "Я могу сказать vixi (я пожил)".

Помимо огромных мемуаров, Джакомо Казанова написал еще более двадцати сочинений, включая комедию "Молюккеида", трёхтомную "Историю смуты в Польше", а также пятитомный утопический роман "Икозамерон". Он считается одним из первейших научно-фантастических произведений. Он делал и перевод, в том числе "Илиады" Гомера, а также на досуге баловался оригинальными решениями сложных геометрических задач.

Но, конечно, в историю Казанова вошел не как писатель и даже не как аферист, а как выдающийся соблазнитель. Он жил в эпоху, когда любовные утехи и быстротечные связи были делом обычным для скучающего благородного сословия. Чтобы выделиться на этом фоне, надо было или очень постараться, или быть человеком незаурядным. Судя по "схеме обольщения", которую разработал и частенько применял Казанова, он действительно был ума незаурядного.

Действие первое: Казанова находил привлекательную женщину, страдающую от грубого или ревнивого любовника;

Действие второе: избавлял красавицу от затруднения;

Действие третье: женщина выказывала свою благодарность, на фоне чего завязывался бурный роман; женщина могла надеяться на продолжительные отношения, но Казанова заранее знал, что связь будет недолгой;

Действие четвертое: когда чувства охладевали, Казанова признавался в этом прямо, но заботился о даме по-своему – либо выдавал её замуж, либо хотя бы находил ей другого любовника. После чего галантно расставался с возлюбленной. Как говорят, уходя, Казанова всегда действительно уходил, не возвращаясь к прежним отношениям. И еще важный момент: как истое дитя своего времени, он пренебрежительно относился к женскому образованию и занятости, но ценил умных женщин, а также всегда держал себя так, чтобы не обидеть подругу, не задеть ее чувств.

На правда ли, эту схему без купюр могут взять на вооружение сегодняшние "пикаперы" или психологи, дающие советы по устройству личной жизни?..

Современники считали Джакомо Казанову незаурядной личностью, высокоинтеллектуальным и любознательным человеком – и это действительно так. Но в веках память о Казанове прежде всего связана с его любовными похождениями. Потому его имя и стало нарицательным. К этому образу искусство обращается через века. Валерий Леонтьев уже в наше время написал знаменитую песню памяти всеобщего любимца:

Я - одинокий бродяга любви Казанова,
Вечный любовник и вечный злодей-сердцеед.
Но соблазнять не устану я снова и снова,
Так и останусь, бродяга, один, Казанова.


Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ЛИТЕРАТУРАХ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Максимилиан Волошин. Кентавр Киммерийского края
Советы начинающему писателю: ко дню рождения Константина Паустовского
Галина Хомчик: миссионер звучащей поэзии

В Москве

Ольга Волкова: "Москва меня баловала"
Маленькие герои большой войны
Театр, сделавший творческие подвиги традицией
Новости литературы ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть