"Если станет мне супругом, то исцелится"
8 июля 2020
Люди и лошади: инклюзивная конно-театральная студия "Белая лошадка"
7 июля 2020
Свет на горизонте, или Что такое настоящий ужас?
7 июля 2020
Как "Ведьма" зачаровала хоррор: медленные сказки на новый лад
6 июля 2020

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Владимир Одоевский. Последний Рюрикович.

Первый русский фантаст – в конкурсе молодежной журналистики от "Ревизора.ru".

Владимир Одоевский. Фото: nlr.ru/nlr_history
Владимир Одоевский. Фото: nlr.ru/nlr_history

Автор первого русского философского романа; создатель ряда фантастических повестей с изящными сюжетными линиями, великолепным и веселым слогом; первый русский экспериментатор в жанре утопии, “предсказавший” в романе “4338-й год” появление интернета, освоения луны и т.д. Казалось бы, почему не по этим заслугам узнает В.Ф. Одоевского широкий читатель? Большинству он знаком лишь по сказке “Городок в табакерке”.

Всю жизнь Владимир Федорович Одоевский постоянно трудился: занимался литературой, музыкой и теорией музыки, философией, физикой, химией и историей.

Один из последних потомков Рюриковичей, знатнейший князь Владимир Федорович Одоевский родился в Москве 30 июля 1804 года. Он получил блестящее образование в Московском университетском пансионе, в котором обучался с 1816 года, на протяжении восьми лет. Его имя долго оставалось на пансионной доске почета, наравне с именами В. А. Жуковского, А. И. Тургенева и др. С 1823 г. Одоевский посещает литературный кружок преподавателя этого пансиона С. Е. Раича. И почти одновременно входит в Общество любомудров.

А. И. Кошелев следующим образом описывал эти собрания: "Тут господствовала немецкая философия, т. е. Кант, Фихте, Шеллинг, Окен, Гёррес и др. Тут мы иногда читали наши философские сочинения; но всего чаще и по большей части беседовали о прочтенных нами творениях немецких любомудров. Начала, на которых должны быть основаны всякие человеческие знания, составляли преимущественный предмет наших бесед; христианское учение казалось нам пригодным только для народных масс, а не для нас, любомудров. Мы особенно высоко ценили Спинозу, и его творения мы считали много выше Евангелия и других священных писаний. Мы собирались у кн. Одоевского... Он председательствовал, а Д. Веневитинов всего более говорил и своими речами часто приводил нас в восторг. Эти беседы продолжались до 14 декабря 1825 года, когда мы сочли необходимым их прекратить, как потому, что не хотели навлечь на себя подозрение полиции, так и потому, что политические события сосредоточивали на себе все наше внимание. Живо помню, как после этого несчастного числа кн. Одоевский нас созвал и с особенною торжественностью предал огню в своем камине и устав и протоколы нашего общества любомудров".

Осознанная литературная жизнь для Одоевского начинается с середины 1820-х. В этот период, он и Кюхельбекер издают альманах "Мнемозина". В первом номере появляется рассказ "Старики, или Остров Панхаи (Дневник Ариста)". В нем с помощью символов и сатиры высмеивается современная жизнь. Чуть позже, его произведения появятся и в других изданиях: "Московский вестник", "Московский телеграф" и др.

"Петербург Достоевского". Фото: md.spb.ru
 
В 1826 году князь переезжает в Петербург, женится на Ольге Степановне Ланской и ведет размеренную жизнь чиновника и литератора. Еще чуть позже он будет помогать Пушкину с изданием журнала “Современник”. Вскоре дом Одоевского делается литературным салоном, в который князь звал не только знатных литераторов, но и художественно и интеллектуально одаренных людей низкого социального ранга. Некоторые за это в шутку называли Одоевского демократом. Было и другое прозвище –  Русский Фауст. Оно льстило Владимиру Федоровичу, который порой намеренно поддерживал образ, связывая себя с немецким чернокнижником.

Литературный салон посещали Пушкин, Ростопчина, Глинка и профессор химии Гесс, Лермонтов, археолог Сахаров, Крылов, Жуковский, Вяземский, иногда приходили Гоголь и Белинский.

Фото: litlife.club
 
В 1830-40-е начинается главный период творчества Одоевского. Пишет он много, в разных жанрах, затрагивая актуальные и старые проблемы. Так он выпускает сборник “Пестрые сказки”, хотя современные литературоведы определили бы их как сборник фантастических рассказов и новелл. Сказки очень яркие, но не похожие друг на друга, поэтому получили такое название. Фантастический план в них господствует над социально-бытовым. Столкновение необыкновенного и повседневного, необычное сильнее высмеивает в них дурное привычное. Рассмотрим "Реторту". В первой главе герой размышляет о человеке и природе, об алхимиках и истории науки, заканчивая ее такими словами: "...мы ищем способа обделать так нашу жизнь, чтобы её историю приняли на том свете за расходную книгу церковного старосты; и должно признаться, что во всём этом мы довольно успели. (А в медицине?) Мы трудились, трудились — и открыли газы — и, заметьте, в то самое время, когда химик Беккер убил Алхимию, — разобрали все металлы и соли по порядку; соединяли, соединяли, разлагали, разлагали; нашли железисто-синеродный потассий, положили его в тигель, расплавили, истолкли в порошок, прилили водохлорной кислоты, пропустили сквозь сухой хлористый кальций и проч. и проч. — сколько работы! — и после всех этих трудов мы добыли, наконец, прелюбезную жидкость с прекрасным запахом горького миндаля, которую учёные называют водосинеродной кислотою, acide hydrocyanique, acidum borussicum, а другие — acide prussique, — но которая во всяком случае гасит человека разом, духом, как свечу, опущенную в мефитический воздух; мы даём эту жидкость нашим больным во всяких болезнях и нимало не жалеем, когда больные не выздоравливают…"

В этой сказке герой – алхимик и исследователь – во время бала выясняет, что дом, в котором они находятся, помещен в реторту – стеклянную колбу с вытянутым вбок горлышком. Оказалось, что их нагревает маленький чертенок.

"Да уж хороша и потеха, — отвечал негодный мальчишка, — в других местах я таки кое-что набрал, а у вас в гостиных, льдины, что ли, сидят? Кажется, у вас и светло, и тепло, и пропасть свечей, и пропасть людей, а что ж на поверку? День-деньской вас варишь, варишь, жаришь, жаришь, и много-много, что выскочит из реторты наш же брат чертенёнок, не вытерпевший вашей скуки. Хоть бы попалась из гостиной какая-нибудь закружившаяся бабочка! И того нет, только и радости, что валит из реторты копоть и вода, вода да копоть — индо тошно стало".
 
Сатира происходит сразу по нескольким направлениям: светское общество не замечает ничего, кроме себя. Оно помещено в ад. На самом деле эти люди – такая же нечистая сила.

Фото: hallenna.narod.ru

Во второй половине 30-х годов Одоевский пишет повести: "Сильфида", "Саламандра", "Косморама", которые неспроста называют мистическими. Герой "Сильфиды" увлекается алхимическими и эзотерическими книгами настолько, что начинает верить в невероятный мир, полный чудес, таинственной красоты и высокой мысли. Он теряет чувства к невесте, странно себя ведет. Друг отдает героя врачам, и те оказываются в силах его вылечить. Но вместе с высокими идеями и небывалыми красотами пропадает и смысл жизни для героя. В 1840-е годы Одоевского особенно интересует смысл для конкретного человека, ценностей всего человечества. Поисками ответов на нравственные проблемы пронизаны светские повести "Княжна Мими" и "Княжна Зизи". Они представляют собой самые реалистические произведения нашего автора. Одоевский показывает на примере героини: откуда берется зависть, агрессия, откуда – сплетни, социальное неодобрение… Почему общество всегда притесняет честных людей, хотя ориентируется на высокие идеалы?

Роман "Русские ночи" (1844), пожалуй, самое значительное произведение Одоевского. Кюхельбекер писал ему: "В твоих Русских Ночах мыслей множество, много глубины, много отрадного и великого, много совершенно истинного и нового, и притом так резко и красноречиво высказанного. .. Словом, ты тут написал книгу, которую мы смело можем противопоставить самым дельным европейским".

Произведение строится на философских разговорах друзей. Они касаются совершенно разных, но всегда актуальных тем, и смотрят на них как бы со стороны наблюдающих жизнь и творящих над нею свой суд. Посреди остального общества они выглядят безумцами и на одной из встреч, товарищи пытаются выяснить, что такое безумие: безумен ли каждый, чье мнение различается с мнением большинства? Почему часто гениев принимают за безумцев? Так появляется тема гения и творчества, искусства - так одно переливается в другое. Некоторые темы появляются несколько раз, и читатель может посмотреть на них с совершенно разных ракурсов. Не все вопросы в романе разрешаются, но это и не было целью Одоевского.


Фото: anabelle215.livejournal.com 

Самой важной идеей друзья считают идею счастья. Возможно ли счастье для всех и для каждого отдельного? В самом общем виде проблема ставится уже в главе "Ночь первая". Ростислав размышляет: "Просвещение! Наш XIX век называют просвещенным; но в самом ли деле мы счастливее того рыбака, который некогда, может быть, на этом самом месте, где теперь пестреет газовая толпа, расстилал свои сети? Что вокруг нас? Зачем мятутся народы? Зачем, как снежную пыль, разносит их вихорь? Зачем плачет младенец, ерзается юноша, унывает старец? Зачем общество враждует с обществом и, еще более, с каждым из своих собственных членов? Зачем железо рассекает связи любви и дружбы? Зачем преступление и несчастье считаются необходимою буквою в математической формуле общества?"
        
После выхода “Русских ночей” Одоевский, словно выполнив то, что хотел, пишет мало новых вещей. Занимается исключительно наукой, издает журнал. В 1862 году князь был директором Публичной библиотеки и директора Румянцевского музея, участвовал в создании Русского музыкального общества и консерватории, издавал совместно с А. П. Заблоцким (с 1843 г.) журнал для народного чтения под названием "Сельское чтение", поместив в нем множество статей научно-популяризаторского и дидактического характера. Важными общественными трудами и начинаниями занят был Одоевский до самой смерти. Он умер 27 февраля 1869 года. К сожалению, из-за того, что он почти ушел из творческой литературной среды к середине сороковых, при жизни его литературная слава стала утихать. Не возрастала она и после его смерти: долгое время о нем знали как об авторе только нескольких детских (хоть и изумительных) сказок, вошедших в школьную программу.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ЛИТЕРАТУРА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Герои-антагонисты в русской литературе
Гарри Гаррисон. Шутя о серьёзных вещах
Питер Уоттс. "Ложная слепота" как развитие идей научной фантастики Станислава Лема

В Москве

Слово сильнее заразы: как в разгар пандемии прошёл книжный фестиваль "Красная площадь"
Ольга Волкова: "Москва меня баловала"
Маленькие герои большой войны
Новости литературы ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть