У Grand Piano Competition 9 лауреатов
18 июня 2024
"Владимирские проселки" Владимира Солоухина
17 июня 2024
"Пугачев" по драматической поэме Сергея Есенина. Мастерская Петра Фоменко. Новая сцена. Режиссер Федор Малышев.
17 июня 2024
IX Международный конкурс оперных певцов Вишневской
17 июня 2024

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Что означает медный таз в итальянских натюрмортах эпохи барокко?

Специально для "Ревизора.ru".

Мальтези (Франческо Нолетти). Натюрморт с восточным ковром, скрипкой и мужским портретом. Все фото, кроме особо оговоренных, Е. Сафроновой.
Мальтези (Франческо Нолетти). Натюрморт с восточным ковром, скрипкой и мужским портретом. Все фото, кроме особо оговоренных, Е. Сафроновой.

До 26 мая в Пушкинском музее продолжается выставка "Цветы, плоды и музыкальные инструменты в итальянской живописи эпохи барокко". Это масштабный межмузейный проект, в котором, помимо ГМИИ имени Пушкина, принимают участие Эрмитаж, ГМИРЛИ имени Даля, Курская и Пермская государственные картинные галереи, Моршанский историко-художественный музей имени П.П. Иванова, Смоленский государственный музей-заповедник, знаменитые музеи-заповедники Петергоф, Гатчина, Павловск, Останкино и Кусково, а также частные коллекционеры. Все они предоставили полотна для экспозиции.

Я не искусствовед и смотрела на выставку глазами в лучшем случае любознательного обывателя, если не неофита. Поэтому профессионального обзора экспозиции и живописи не ждите. За мнением специалистов еще можно успеть в музей – выставка оснащена содержательными информационными стендами, а особо интересные экспонаты снабжены куар-кодами, за которыми скрываются кладези познания. Кроме того, по выставке согласно графику организуются экскурсии, ведущие делятся проверенными и квалифицированными сведениями. Я же могу, как зритель, только фонтанировать впечатлениями и эмоциями. Но некоторые вводные данные все же усвоила.



Экспозиция значительна по количеству экспонатов: 70 произведений искусства. 65 из них картины, четыре – рисунки ("Этюды рыб" Якопо Лигоцци, графика, работавшего над созданием зарисовок флоры и фауны, вдумайтесь, на рубеже XVI-XVII веков) и один предмет мебели.


"Этюды рыб" Якопо Лигоцци. 

Это удивительная мозаичная столешница из Мастерских великого герцога Тосканского во Флоренции, основанных Фердинандо I Медичи. В них применялась особая технология обработки pietre dure, "твёрдых камней". Самоцветы совмещались так тонко и точно и обрабатывались в полном смысле слова ювелирно – камнерезная работа принимала вид нарисованного кисточкой и лакированного орнамента. К слову, первым художественным руководителем тосканских мастерских был тот же самый Якопо Лигоцци, прославленный рисовальщик своей эпохи. Однако столешницу, ставшую изюминкой выставки, Лигоцци "не застал" – она изготовлена во второй половине XVII века, а он упокоился в 1627 году. Музейные редкости занимают Белый зал на втором этаже главного здания Пушкинского музея и прилегающую к нему галерею.


Столешница

Как указано в сопроводительных материалах, целенаправленная выставка по итальянской живописи эпохи барокко в нашей стране организована впервые. Тем более – такого размаха. Сами произведения итальянских мастеров разными путями притекали в Россию еще со времен Петра I, но специалисты признают: их научным анализом толком никто не занимался, а многие натюрморты вообще не были доступны публике, хранились в запасниках музеев либо в частных собраниях. Меж тем итальянский натюрморт считается особым феноменом в живописи, отличным от своих североевропейских "аналогов". Дело не только в пышности антуража и богатстве даров теплой щедрой земли – расхожих сюжетах итальянских натюрмортов, которые объективно сложно воспроизвести, допустим, в Нидерландах. Но техника и манера художественного письма, а также особенности сюжетов, в глазах искусствоведов имеют характерные и присущие только этому направлению черты.


"Женщина с овощами", мастерская Бернардо Строцци.

Первая цель создания экспозиции была, конечно же, эстетической. В первый раз взорам широкого зрителя предстали полотна итальянских мастеров или иностранцев, работавших в этой стране, которая в XVII-XVIII веках слыла одним из культурных центров Европы. К примеру, в Италии подвизались представитель культовой нидерландской династии Абрахам Брейгель (именно он "привлек" в натюрморты изображения серебряной и стеклянной посуды своего времени), голландцы Давид да Конинк, Карел ван Фогелар и многие ещё.


"Натюрморт с кроликами и курицей", Франц Вернер фон Тамм.

Произведения иностранцев выставляются вместе с работами "коренных" итальянцев – прославленного на весь мир Джузеппе Арчимбольдо, скажем, первого известного нам мастера картин-"перевертышей". В языке специалистов есть термин полиэйкония: "множество образов". Почти во все натюрморты Арчимбольдо вписаны портреты. Своего рода "камертоном" выставки служит работа этого автора "Мужская голова/Корзина фруктов" (черно-белая репродукция или фотоснимок). Картина висит так, что видится корзина, где высоко громоздятся самые разные плоды. Но стоит мысленно перевернуть её – и взгляду откроется щекастая физиономия с озорным прищуром глаз. На голове мужчины затейливый убор – в него трансформируется корзина.


Полиэйкония Джузеппе Арчимбольдо. 

Другая же цель формирования грандиозной выставки сугубо научная: уточнение, а в некоторых случаях и определение авторства полотен. По изложенным выше причинам некоторые произведения веками приписывались кисти не того живописца, или вовсе "не знали" имени своего создателя, считались детищем какой-либо мастерской, что оказывалось неточным. По словам кураторов выставки, их несколько, корректировкам подверглись многие устаревшие атрибуции, в первую очередь, в части авторства.


Фото Антона Баклыкова. 

Показателен пример натюрморта "Индюк, курицы, сороки и коза", который преподнес в дар музею коллекционер и меценат Михаил Карисалов как раз в процессе работы выставки. Новое поступление продолжило ряд натюрмортов с домашними животными, обреченными на убой (таких, как "Натюрморт с кроликами и курицей" Франца Вернера фон Тамма). Картину "Индюк, курицы, сороки и коза" считали творением римского художника Арканджело Резани (1670–1740). Но главный научный сотрудник отдела искусства старых мастеров ГМИИ им. А.С. Пушкина Виктория Маркова установила, что это мнение неверно. Анализ живописной манеры и колористики холста позволили с уверенностью утверждать: натюрморт принадлежал кисти Джованни Агостино Кассаны, венецианского художника, жившего на стыке XVII–XVIII веков и известного едва ли не всей Европе своими картинами с изображением домашней птицы. В нашей стране работ Кассаны почти нет, тем ценнее дар для музея и для всей публики.


Натюрморт Бартоломео Беттеры

Другое исследование касалось картин отца и сына Бартоломео и Бонавентуры Беттера, происхождением из Бергамо. Оба специализировались на натюрмортах с музыкальными инструментами. Старший Беттера лютни, трубы и мандолины писал на фоне пластически изображенных тканевых драпировок или ковров, а последним придавал "фактуру", надавливая настоящим ковром на свежую краску. Бонавентура продолжал отцовы традиции. Стили обоих мастеров очень похожи (родственники, как-никак!). Из представленных на выставке полотен два написаны отпрыском, а одно – папой, хотя взгляду дилетанта их не различить. Высока вероятность, что экспонируется ранее неизвестная картина Бартоломео Беттеры. И это далеко не единственное открытие в истории искусства, совершенное научными сотрудниками Пушкинского музея при подготовки к выставке.


Натюрморт Бонавентуры Беттеры. 

Меня как неспециалиста поразило одно обстоятельство: итальянские натюрморты очень уж "густо населены". На них почти всегда присутствуют люди – а то и мифологические существа, как, скажем, в сюжете Антона Марии Вассалло "Орфей" (первая половина XVII века). На этой картине семейство сатиров с маленьким сатиренком, коровы, куры, зайцы и другие животные в ночной тьме напряженно вслушиваются – где-то вдалеке звучит голос Орфея. Сам божественный певец в кадре отсутствует. Я бы не назвала такую композицию натюрмортом!.. Ведь это не "мертвая природа", как буквально переводится французское название жанра!.. Тут все живы, да еще и одухотворены искусством – и стихийные силы природы, олицетворенные в козлоногих божках, и домашние и лесные звери. По мне, "Орфей" Вассалло ближе к мистическим полотнам Врубеля – "Пану" или "Демону". Однако могу ли я спорить со специалистами пушкинского музея?..


"Орфей". 

Подавляющее большинство людей на натюрмортах, впрочем, совершенно реалистично. Это красивый пройдоха "Продавец фруктов" неизвестного автора, последователя Караваджо; и безымянная "Женщина с овощами" мастерской Бернардо Строцци; и персонажи "Сцены гадания" Пьетро дела Веккья, пытающиеся угадать судьбу по задушенным черным курицам и разрезанным тыквам; и разбитные служанки с детьми из "Сцены на кухне" Джакомо Франческо Чиппера…


"Продавец фруктов".

Все эти люди на полотнах живут своей повседневной жизнью. Чаще всего они либо покупают, либо собирают, либо готовят еду, и обильные груды снеди ("мертвой природы") соседствуют с природой живой. Одни умерщвляют других для поддержания своего существования.


"Сцена гадания".

Умерщвление зачастую передается буквально и натуралистично. Например, в "Натюрморте с цветной капустой и телячьим ухом" Карло Маджини на отрезанном ухе теленка видны все прожилки и хрящи… Маджини писал, если можно так выразиться, "сниженные" натюрморты: кухонные сюжеты с закопченной посудой, накрытыми столами, подготовленным для поваров "сырьем"… Людей в его картинах нет, как и роскошных вещей из богатых домов. Еда и убранство его натюрмортов достаточно скромны. Зато выписаны и продукты, и утварь "с натуры" так тщательно и достоверно, что есть соблазн назвать мастера предшественником стиля примитивизма. Впрочем, и в этой примитивности есть своя аллегоричность.


"Натюрморт с цветной капустой и телячьим ухом".

Если говорить онтологически, то в натюрмортах все – "мертвая природа", только одни элементы картин уже конкретно не живы и предназначены к употреблению, а другие пока живы, но смерть неизбежна. Собственно, это и есть главный смысл натюрморта как жанра на уровне не эстетики, но посыла.


"Сцена на кухне". 

Существовал даже особый стиль Vanitas, призванный напомнить о земной суете и бренности бытия. В этот стиль отлично укладывалось практически все, что мы привыкли видеть на натюрмортах. Битая птица или подстреленный заяц – понятно, сорванные цветы или фрукты-овощи – тоже. Разбитая посуда или часы, механические или песочные, использовались также в качестве символов смерти (или близкой смерти). Но и музыкальные инструменты вовсе не так невинны!.. Изображения труб символизировали ни много ни мало грядущий Страшный суд. А уж если в натюрморте рисовали череп – а это было распространено! – сомнений в заложенном художником смысле не оставалось. К счастью, на выставке я увидела всего одну картину с прямым макабрическим сюжетом: "Аллегорию бренности" уже не раз упомянутого Якопо Лигоцци. Мумифицированная голова, уже утратившая признаки пола, перед зеркалом, в окружении разбросанных бус и флаконов духов – признаков достатка, которым не откупишься от кончины – смотрится воистину жутко, благодаря таланту художника. На выставке прозвучало: "Аллегорию бренности" мастер написал на обороте свадебного портрета некоей четы. Порадовал заказчиков, нечего сказать!..


"Аллегория бренности".

Но и многие другие художники того времени, создавая композиции, вроде бы совершенно бытовые и даже изображающие земные удовольствия – вкусную пищу, роскошные безделушки, приспособления для учебы или отдыха – на деле сигнализировали созерцателям своих работ о кратковременности плотской жизни и необходимости задумываться о смерти. Жители эпохи барокко все эти символы, в отличие от нас, считывали на раз. Помимо кладбищенской символики, в ход шли различные религиозные аллегории. Так, музыкальные инструменты (кроме труб!) —  скрипки, виолы да гамба, флейты, лютни и пр. — означают гармонию, в том числе и высшего порядка. Впрочем, если у них порваны струны, это все о том же – о конечности бытия. Присутствие в мире высшего божественного начала традиционно передавалось через вещи, связанные с небом: глобусы или карты звездного неба, астролябии, секстанты. Также книги, писчие перья, географические карты отсылали к наукам и порой как будто "призывали" выбрать полезное и одухотворенное времяпрепровождение взамен бесцельного прожигания жизни. Книги со смятыми или перечеркнутыми страницами – еще один символ бренности (на таковые мастера эпохи барокко были очень падки!). Яркие религиозные знаки, разумеется, хлеб и вино. Хлеб — это вещественное олицетворение тела Господа, на картине вместе с вином он знаменует таинство причастия. Кувшины и чаши — не только обстановка умывальной комнаты, но и напоминание о Тайной вечере, о распятии Христа и о важности благочестивой жизни. Колосья же пшеницы, плюща или лавра означают круговорот жизни и возрождение. 


Пример использования книг и письменных принадлежностей в натюрморте. 

В натюрмортах в принципе нет ни единой "проходной" вещи, не отягощенной символизмом. Обожаемые живописцами цветы тоже имеют свой язык – и это не язык любовного общения, принятый в тогдашней жизни. Ландыши, фиалки и незабудки говорят о скромности и чистоте. Крупный цветок в центре композиции трактуется как "венец добродетели". Увядший цветок в картине говорит о прошедших чувствах. И уж сами догадайтесь, что означают осыпавшиеся с букета лепестки!.. Да и каждому фрукту живописцы делегировали свой "характер". Зрелые на вид плоды подчеркивали плодородие, изобилие и богатство. Гранат напоминал о воскресении и, как ни странно, о целомудрии. Земляника обозначала праведное трудолюбие, оливка — мир, а лимон — предательство или погоню за чувственными наслаждениями. В стеклянной посуде скрывался символ хрупкости. В фарфоровой — гимн телесной и духовной чистоте. Ступка и пестик — гендерные знаки сексуальности. Бутылка олицетворяла то же, что на советских плакатах "Пьянству – бой!".


Мастерская Абрахама Брейгеля. Натюрморт с фруктами, цветами, фигурой мальчика и путто. Путто – это художественный образ маленького мальчика в искусстве Ренессанса.

Но при том, что символика натюрмортов хорошо изучена, на картинах Пушкинском музее я обнаружила один предмет, значение которого расшифровать не в состоянии! Это… медный таз. Да-да, тот самый, из привычного нам мема.


"Натюрморт с рыбами и медным тазом"

Мы говорим: "<Нечто> накрылось медным тазом". На натюрмортах эпохи барокко он не накрывает другие вещи, а соседствует с ними. Или же в нем лежит продовольствие. Медный таз часто рисовал Алессандро ден Пеши, работавший в Риме в конце XVII – начале XVIII веков. "Натюрморт с рыбами и медным тазом" принадлежит его кисти, а "Натюрморт с рыбами, черепахой и угрями" приписывается ему.  


"Натюрморт с рыбами, черепахой и угрями".

Идентичное название, "Натюрморт с рыбами и медным тазом", носит холст Джузеппе Рекко, натюрмортиста второй половины XVII века. Рекко же написал "Натюрморт с рыбой и кошкой", где мелкая хищница "охотится" за выпавшими из медного таза рыбинами. В посудине, похожей на медную тарелку, лежат и куриные яйца на одной из картин Карло Маджини. Возможно, художником Микеланджело дель Кампидольо (Микеле Паче) сделан "Натюрморт с осетром", где царь-рыба тоже возлежит в медном тазу.


"Натюрморт с осетром". 

Однако четкого толкования медного таза как символа я нигде не нашла. Может быть, это просто заурядная принадлежность рыбной лавки, достоверно отраженная на холсте?.. Но вот у неаполитанца Джузеппе Руопполо мы видим "Натюрморт с виноградом и медным тазом", а рыб там и близко нет… Может быть, художников привлекал тусклый блеск медного таза в сочетании с матовостью плодов или слюдяными тушками рыб. А может быть, у таза был какой-то смысл, перекликавшийся с нашим "накрылось"… Каждый посетитель выставки "Цветы, плоды и музыкальные инструменты" может лично поразмыслить на интригующую тему медного таза. Еще пять дней на это осталось.


"Натюрморт с виноградом и медным тазом"
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "МУЗЕИ"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

У Grand Piano Competition 9 лауреатов
Евгения Карпанина: "Нужно не бояться и смело предлагать, а не жалобно просить. Договориться здесь сегодня, значит, сделать будущее лучше"
"Владимирские проселки" Владимира Солоухина

В Москве

Программа X Книжного фестиваля "Красная площадь" 2024 на 7 июня
Программа книжного фестиваля "Красная площадь" 2024 на 6 июня
X Книжный фестиваль "Красная площадь" стартует 6 июня
Новости музеев ВСЕ НОВОСТИ МУЗЕЕВ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть