Константин Райкин, "несчастный сын гениальных родителей"
8 июля 2020
Танцы до карантина: итоги сезона
8 июля 2020
Молодые музыканты выступят в столице на Всероссийском конкурсе артистов симфонического оркестра
8 июля 2020
"Если станет мне супругом, то исцелится"
8 июля 2020

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

13 февраля 2020 12:43

Принц вновь находит свою Золушку – премьера в "Геликон-опере"

Добрый и очень трогательный спектакль-ностальгия, опера Леонида Вайнштейна "Золушка" поставлен в "Геликоне".

Фото: Ирина Шымчак
Фото: Ирина Шымчак

Я думаю, что когда этот материал будет опубликован, уже много зрителей составят своё впечатление о постановке оперы Леонида Вайнштейна "Золушка" на сцене "Геликон-оперы". Так что я полагаю, что мой рассказ о спектакле не станет спойлером, и поделившись своими впечатлениями от предпремьерного показа, я не нарушу этических норм.

Прежде всего хотелось бы сказать, что Л. Вайнштейн – знаковая фигура для азербайджанской музыкальной культуры. Ученик классика азербайджанской композиторской школы Кара Караева, в свою очередь неотделим ни от азербайджанской музыкальной традиции, ни от музыкальной традиции, которую мы называем советской композиторской школой, у которой есть своё узнаваемое лицо, несмотря на индивидуальные различия языка и стиля советских композиторов.

Фото: Ирина Шымчак

В качестве музыкального руководителя постановки "Золушки" Л. Вайнштейна в "Геликон-опере" Дмитрий Бертман пригласил азербайджанского маэстро Ялчина Адигезалова, для которого эта опера является частью жизни – ведь он побывал ещё на премьере этой оперы в Баку в 1985 году. Более того, "Золушка" Л. Вайнштейна стала неотъемлемой частью азербайджанского музыкально-культурного ландшафта, так что выбор Д. Бертмана вполне понятен и оправдан.
В этом спектакле пересекается огромное количество разнообразных смыслов. Во-первых, это сама сказка "Золушка", которая сама по себе является частью российского культурного кода. Причём, в первую очередь, это не "Золушка" Шарля Перро, не "Золушка" Дж. Россини и даже не "Золушка" Сергея Прокофьева. Это Золушка Янины Жеймо и именно она является точкой отсчёта, несмотря на то, что ей уже больше семидесяти лет. И это с филигранной точностью отфиксировал режиссёр-постановщик спектакля Илья Ильин – в первой же сцене спектакля в телевизоре, который установлен на кухне злой Мачехи, где с утра до ночи трудится Золушка, появляется фрагмент того самого знаменитого фильма 1947 года с Яниной Жеймо крупным планом. И этот акцент в первом же кадре постановки можно считать эпиграфом ко всему дальнейшему.

Фото: Ирина Шымчак

Во-вторых, сама музыка Л. Вайнштейна наполнена множеством музыкальных, лексических, исторических, ассоциативных смыслов. Более того, музыкальный язык Вайнштейна является косвенным отражением эпохи, в которую он работал – это, своего рода, "мюзиклово-целомудренный" язык, который, пожалуй, воплощает в себе лексику советского музыкального кинематографа с её своеобразным сочетанием элементов композиторского академизма и естественной, яркой и запоминающейся мелодики. Это те самые музыкальные "микроэлементы", которые заставляют вспомнить классическую фразу из радиоточки "Вы слушали произведения советских композиторов" в сочетании с особенностями советской школы оркестровки в кинематографе (а музыка "Золушки" действительно очень кинематографична), и эти элементы чисто технологически отличают её от европейской или голливудской киномузыки.
Кроме того, в музыке оперы иной раз заметны лёгкие намёки то на музыку Прокофьева (ну это практически неизбежно), то вдруг ощущается легчайший флёр
"Шербурских зонтиков", то вдруг Мачеха своим басом (а эта идея сразу отсылает к Кухарке из прокофьевских "Трёх апельсинов") воспроизводит интонации Варлаама из "Бориса Годунова" Мусоргского… Это происходит иногда целенаправленно и сознательно, а иногда, по-видимому, просто результат того, что композитор находится естественном для этой ситуации русле традиций.

Фото: Ирина Шымчак

Всё разнообразие композиторского языка и музыкальных приёмов можно было бы назвать эклектикой, если бы всё это не находилось в чётких и точных рамках, диктуемых художественным замыслом.

"Золушка" Л. Вайнштейна – это мастерски написанная партитура, в которой большой по объёму оркестр звучит абсолютно прозрачно, в которой есть место для сольных фрагментов почти всех инструментов (и, кстати, солисты оркестра заботливо выписаны в программке). И, конечно же, такая партитура с учётом, конечно же, солистов и хора, является серьёзной задачей для дирижёра, с которой маэстро Я. Адигезалов блистательно справился.
Постановочная команда под руководством Ильи Ильина очень точно прочитала музыкальный смысл и постановочный потенциал, заложенный в музыке оперы и в самой сказке и пошла по пути сочетания технологических возможностей сценической машинерии "Геликон-оперы" и сценического языка, возможно, более свойственного мюзиклу, нежели опере. То есть, по пути максимальной зрелищности и эффектности. Здесь органично сошлись творческие усилия художника-постановщика Игоря Нежного, художника по костюмам Татьяны Тулубьевой, художника по свету Дениса Енюкова, хореографа Эдвальда Смирнова, художников по видеоанимации Александра Андронова и Кирилла Маловичко.

Фото: Ирина Шымчак

На твоих глазах на сцене происходят чудеса. Это естественно, ведь это сказка и чудеса просто должны происходить. И когда обычная современная кухня, пусть даже и с камином (потому что зола ведь должна же быть в сказке о Золушке) по жесту Сказочника вдруг превращается во Вселенную с бесчисленным числом звёзд, когда на твоих глазах тыква превращается в карету, а мыши в четвёрку прекрасных лошадей…
И следующее, что должно произойти – Золушка таким же волшебным образом должна оказаться в прекрасном платье для бала вместо её скромной одежды, ты даже не представляешь себе, как это возможно, но ведь до этого чудеса уже происходили и ты ждёшь очередного чуда, даже не представляя себе, как это возможно сделать, но в полной уверенности, что чудо сейчас произойдёт…

Фото: Ирина Шымчак
 
Очень жаль, что во втором действии этот каскад чудес и спецэффектов заметно иссякает. Там есть изумительные находки, такие, как например чудесный номер – поиски Принцем ножки, на которую налезет хрустальная туфелька. Причём, Принц начинает свои поиски со зрительного зала и каскад гэгов в процессе примерки вызывает хохот зрителей.

Или замечательная попытка одной из дочерей спеть песенку про барашков в стилистике незабвенной и по-своему великой Флоренс Фостер Дженкинс стала одним из самых ярких номеров оперы, после которой обаятельно и очень трогательно прозвучала эта же песенка в исполнении Золушки, своего рода эквивалент песенки "Встаньте дети, встаньте в круг" из фильма.
Замечательной находкой стала новостная программа телевидения на кухне Мачехи после возвращения Золушки с бала – красная бегущая строка внизу экрана breaking news о последних событиях во дворце.

Фото: Ирина Шымчак

Да, во втором акте действительно есть изумительные находки и решения, но из-за снижения "уровня чудес" несколько ломается форма в целом.
Про солистов я писать не могу, поскольку был на предпремьерном показе, но этот спектакль поют два замечательных состава, и на какой из них вы бы ни пришли, это будет прекрасно.
Дети будут в восторге, а взрослые будут платочком вытирать слёзы умиления.
Такой это спектакль.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "МУЗЫКА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Юрий Кублановский: "Параллельная профессия помогает поэтической независимости"
"Я не знала, что у нас в области столько креативных и талантливых поэтов!"
Константин Райкин, "несчастный сын гениальных родителей"

В Москве

Слово сильнее заразы: как в разгар пандемии прошёл книжный фестиваль "Красная площадь"
Ольга Волкова: "Москва меня баловала"
Маленькие герои большой войны
Новости музыки ВСЕ НОВОСТИ МУЗЫКИ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть