В поисках "Фантастики". На экраны выходит анимационная комедия для всей семьи "Братья Медведи. Тайна трех миров"
13 сентября 2019
Четвертый фестиваль музыкальных театров России "ВИДЕТЬ МУЗЫКУ" начинает работу
12 сентября 2019
Владимир Дашкевич: мастер симфонии
12 сентября 2019
Всероссийский оркестр по всей России
11 сентября 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

26 октября 2016 19:17

"Недоросль" Фонвизина в музыкальной интерпретации Чихачева

Музыкальный театр Геннадия Чихачёва в рамках фестиваля "Видеть музыку" показал оперетту-водевиль по мотивам комедии Фонвизина “Недоросль”

Фото: http://teatr-chikhachev.ru
Фото: http://teatr-chikhachev.ru

Создатели спектакля поставили перед собой чрезвычайно сложную задачу. С одной стороны, “Недоросль” Фонвизина для русской литературы – произведение знаковое, некоторая реперная точка, от которой идёт линия к Салтыкову-Щедрину и далее, что печально, но при этом закономерно, – в наши дни.

С другой же стороны, Фонвизин – всё-таки не Шекспир, это заметно. Если бы он писал не на русском языке, то какой-нибудь гипотетический Лозинский мог бы сгладить некоторые литературные шероховатости. Однако, причесать комедиографа некому, да и незачем. При этом сочетание точно продемонстрированных таких родных и “вневременных” типажей с очевидной внелитературной декларативностью материала, создают существенные сложности для сценического воплощения этого произведения. Тем более, что оно уже более двух с половиной веков существует в российском ментальном поле в виде цитат и имён персонажей, ставших нарицательными.
 
В этом контексте исторически поучительно прозвучали слова, произнесенные в спектакле императрицей Екатериной II “И пьеса Фонвизина мне не нужна, и значит, её не будет”. Не всё подчиняется воле императоров.

Фото: http://www.osd.ru/

А теперь я чувствую, что должен объяснить, откуда в “Недоросле” Фонвизина взялась российская императрица. Режиссёр-постановщик Геннадий Чихачёв вместе с автором либретто и стихов Львом Яковлевым сделали многоуровневую структуру-матрёшку, в которой Правдин становится помощником Екатерины II, читает ей пьесу Фонвизина и верноподданнически-изысканно пытается убедить её поставить пьесу. А спектакль как таковой является “функцией” от декламации Правдина, то есть это спектакль в спектакле, визуальная реализация текста Фонвизина, который сам становится персонажем этой истории.
 
Таким образом, “Недоросль” театра Г. Чихачёва – не только и не столько демонстрация сюжета Фонвизина, что является лишь одним смысловым пластом, –  это спектакль о взаимоотношении власти и искусства. Спектакль именно о том, о чём буквально на днях на съезде Союза театральных деятелей сказал Константин Райкин: “у власти столько соблазнов; вокруг нее столько искушений, что умная власть платит искусству за то, что искусство перед ней держит зеркало и показывает в это зеркало ошибки, просчеты и пороки этой власти”. И императрица под давлением лести Правдина весь спектакль колеблется между естественным желанием запретить, любопытством и опасливым пониманием того, что правда искусства необходима.

Фото: http://www.osd.ru/

Весь сюжет с императрицей – исторически достоверная линия спектакля. Все реплики императрицы Екатерины II являются компиляцией из действительно сказанных или написанных ею слов.
 
В сценическом смысле постановка очень лаконична. С самого начала и до конца спектакля на сцене находятся одни и те же элементы: слева усадьба Простаковых – пародия эконом-класса на усадьбу Лариных в “Евгении Онегине” Станиславского. Справа – трогательный мостик через лужу, воплощающий свершившуюся мечту Манилова из “Мёртвых душ”. Мостик и лужа довольно интенсивно работают в спектакле: на мосту, как и положено, происходят разнообразные лирические свидания и встречи, под мостом в лодке приплывает Скотинин. То с обожаемыми им свиньями, то с хамоном в руке, которым потом эмоционально размахивает. В середине сцены на дереве расположена голубятня, где, по большей части, обитает Митрофан: ну, дурак он и есть дурак.


Фото: http://www.osd.ru/

Висящий над всем этим двуглавый орёл символизирует незыблемость и “вневременность” демонстрируемых нам типажей, своего рода преемственность поколений.
 
Ничего не поделаешь, но отрицательные герои всегда интереснее – факт. Центром спектакля была исполнительница роли помещицы Простаковой Ирина Химина. Всё было блистательно: и вокал, и напор, и бесконечный нерефлексивный наив в вульгарности.

Великолепна в своей почти пародийной народности Наталья Замниборщ в роли Еремеевны, няньки Митрофана. Да и сам он (Вадим Поповичев) весь спектакль действует как бессловесная кукла в руках “мамани”.

Очень ярким вокалом порадовали Анна Альт (Екатерина II) и Наталья Реброва (Софья). К сожалению, заметный дискомфорт доставляло чрезмерное звукоусиление в верхнем регистре у обеих певиц – весь спектакль идёт с микрофонами.
 
Единственной серьёзной проблемой постановки стала ее неопределённая адресность. Почти всё время меня не оставляло чувство, что спектакль “заточен” на поколение ЕГЭ, на слабообразованную и не очень глубокую публику, подыгрывая как раз митрофанушкам в зале. Я имею в виду всю эту перегруженность “свиным” материалом, шутками и постоянным хрюканьем. Понятно, что для Скотинина свиньи – “наше всё”. Но этого "всего" было несколько многовато. И сцена немца Вральмана и Еремеевны вызывала ассоциации с концертами Короля и Герцога из “Приключений Гекльберри Финна” Марка Твена.
 
Это тем обиднее, что тексты Льва Яковлева несут в себе изящную многослойность, абсолютно не замеченную и не понимаемую тинэйджерами в зале – слишком велика вилка между смыслами текстов и жанровостью “детского” спектакля. Конечно, когда Простаков (Евгений Башлыков) поёт арию “Каблук, моя отрада”, он поёт не только песню подкаблучника в чистом виде, в тексте есть ещё некоторые аллюзии “второго плана”.

Фото: http://www.osd.ru/

Музыка Александра Журбина – это один из главных компонентов спектакля. Да, конечно, это конвейерная музыка, такая же, как пятьсот инструментальных концертов Вивальди или семьдесят четыре оперы Доницетти. Это видно и понятно по вполне усреднённому музыкальному материалу. Но только такой суперпрофи как Журбин, мог совершить мощный спурт на последних минутах спектакля, чтобы песня “о временах”, которая повторяется на поклонах, осела в голове и держалась там почти всё время по дороге домой.
 
И, традиционно в конце, мои поздравления всем музыкантам оркестра, кстати, поимённо указанным в программке и дирижёру-постановщику спектакля Владимиру Янковскому.

Фото: http://www.osd.ru/

А императрица Екатерина II во взаимоотношениях власти и искусства всё-таки нашла компромисс – она повелела спектакль один раз поставить, а театр на следующее утро разобрать.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О МУЗЫКЕ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Русский прорыв в Москве. Егор Летов в "Программе А"
Четвертый фестиваль музыкальных театров России "ВИДЕТЬ МУЗЫКУ" начинает работу
В поисках "Фантастики". На экраны выходит анимационная комедия для всей семьи "Братья Медведи. Тайна трех миров"

В Москве

Встреча через столетие. Капелла имени Юрлова и Оркестр имени Осипова в гала-концерте к юбилею первого совместного выступления
В Театре Олега Табакова открыли новый сезон
Московский театр "Школа современной пьесы" открыл 31 сезон
Новости музыки
ВСЕ НОВОСТИ МУЗЫКИ
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть