VOLKOV ManiFEST-2020: что готовит петербургский фестиваль жителям Москвы
28 октября 2020
Фредди Кемпф, 20 лет спустя
28 октября 2020
Ясная память Михаилу Яснову!
28 октября 2020
Всё лучшее – детям!
27 октября 2020

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

"Не знать своих корней – это значит, ничего не передать своим детям"

"Ревизор.ru" взял коллективное интервью у разработчиков студенческого социального поисково-архивного проекта "Моя семья в годы Великой Отечественной войны".

Участники поисковой группы. Все фото предоставлены руководителем проекта Еленой Варфоломеевой
Участники поисковой группы. Все фото предоставлены руководителем проекта Еленой Варфоломеевой

Поисково-архивный проект "Моя семья в годы Великой Отечественной войны" создан студентами факультета дополнительного профессионального и среднего профессионального образования Рязанского государственного агротехнологического университета имени П.А. Костычева.

Руководителем проекта выступила преподаватель этого же вуза Елена Викторовна Варфоломеева, администрация ВУЗа с готовностью поддержала начинание. Смысл проекта состоял в том, чтобы студенты собирали в архивах и других доступных источниках сведения о своих предках – участниках и современниках Великой Отечественной войны. В преддверии дня Великой Победы наш портал подробно расспросил студентов и кураторов об их начинании.

Студенты накопили уже материалов на целую книгу с названием, идентичным названию проекта: "Моя семья в годы Великой Отечественной войны". В минувшем феврале состоялась презентация проекта в рязанском Музее истории молодежного движения. В будущую книгу вошло около 150 историй о судьбах участников Великой Отечественной войны и тружеников тыла.



Студенты получают образование по широкому спектру агротехнологических профессий: они будут ветеринарными фельдшерами, автомеханиками, бухгалтерами, специалистами по механизации сельского хозяйства или технологии переработки сельхозпродукции, управленцами среднего звена в выбранных специальностях (многие из них в дальнейшем пойдут в университет учиться дальше). Но работа в историческом проекте дала всем неожиданные новые "специализации". В ходе работы над книгой сложился актив: Наталья Босунова – куратор направления поиска военнопленных и пропавших без вести, Николай Колунтаев и Никита Сбродов – руководители группы компьютерной поддержки, Роман Каплин и Владимир Есенин – кураторы направления поиска гражданских лиц, Илья Заливин и Ксения Харитонова – кураторы направления поиска военнослужащих, Тимофей Гальченко и Даниил Долматов – фотокорреспонденты. Старшекурсники оказывали практическую помощь первокурсникам в работе с поисковыми Интернет-ресурсами, архивными сайтами Министерства обороны Российской Федерации. Помогали ребятам собрать материалы военный комиссар Рязанской области В.В. Деев, директор государственного архива Рязанской области Т.П. Синельникова, директор Рязанского регионального отделения общественно-государственной просветительской организации "Российское общество "Знание" П.А. Акимов, руководитель Рязанского регионального фонда содействия патриотическому воспитанию граждан А.А. Мирзоян, педагог-организатор Центра детского творчества "Южный" Н.Л. Писарева.

Все эти сведения можно почерпнуть из пресс-релиза проекта. Но куда важнее "услышать" живые голоса тех, кто впервые так близко соприкоснулся с семейной историей, узнал то, о чем раньше и не догадывался. "Ревизор.ru" опросил руководителя проекта Елену Варфоломееву и шестерых участников проекта. Для наглядности цитируем некоторые истории из уникальной книги. Кстати, в настоящее время она подана на Всероссийский конкурс "Моя страна – моя Россия".
 
Елена Варфоломеева – преподаватель среднего профессионального образования


Елена Варфоломеева на презентации поискового проекта. 
 
Елена Викторовна, итак, давайте очертим круг поисковых баз, которым пользовались ваши подопечные.

Это обобщенный банк данных "Мемориал", сайты "Память народа", "Солдат.ру", «Подвиг народа», "Героико-патриотический Форум России", поисково-исторический форум "SmolBattle", "poisk-pobeda.ru", "moypolk.ru", "Забытый Полк", ресурсы "arolsen-archives.org" и "dokst.ru" (там находили информацию по военнопленным и узникам концлагерей). Использовали Калининградский сайт www.prussia39.ru , дающий поиск, в том числе, по Прибалтике и Польше, "Некрополь России" со сведениями по местам захоронений, в том числе и военным, но на нем ребята мало нашли, если не ошибаюсь, только одну братскую могилу. Не ограничивались поиском в интернете, писали запросы в архивы "в реале". Запрашивали Военно-медицинский архив по раненым и скончавшимся в госпиталях. Подавали запросы в Государственный Архив Российской Федерации, Центральный Архив Министерства Обороны, Российский Государственный Военный Архив (тут сведения с 1930 по 1941 год, войну с бело-финнами).
 
Солидный круг поисков, с которым не сразу справятся и профессиональные архивисты. А тут – студенты, вчерашние школьники, для которых все это в новинку… Хочется спросить о мотивации авторов проекта.

Зачем мы делали наш проект и вышли с ним на Всероссийский конкурс "Моя страна – моя Россия"?

Вы же понимаете, за 75 послевоенных лет родились и выросли несколько поколений россиян, которые никогда не слышали воя сирен, извещающих о военной тревоге, не видели разрушенных фашистскими бомбами домов, не знают, что такое нетопленное жилище и скудный военный паёк. Нам трудно поверить, что человеческую жизнь можно оборвать так просто, словно утренний сон. Опросы показывают, что молодежь плохо знает историю Великой Отечественной войны, вроде бы, и понимает ужас войны, но с трудом представляет выживание на фронте, страдания военного поколения и тружеников тыла, поскольку им не с чем сравнивать.

О внешней стороне тех дней расскажет всезнающая Википедия, которая теперь наш паспортный стол, бюро ЗАГС, исповедная ведомость и венчальные регистрации. Но ведь не все можно посмотреть в интернете.
 
Согласна. И с чего же началась ваша масштабная поисковая кампания?

Предыстория нашего проекта началась в апреле 2018 года, когда мы пригласили на внеклассные занятия жительницу города Рязани Наталью Писареву, в семье которой хранится не опубликованный военный архив. И вот тут ребята поняли, что, изучая истории своих семей, узнаешь не только о конкретных людях, но и о времени в целом. О том, как жили, учились, трудились, любили, растили детей, переживали голод и холод, переносили трудности войны и горечь утрат. Мы узнаем историю по фильмам и книгам, рассказывающим о ее ключевых поворотах, о личностях, вершивших судьбы миллионов людей. Но знаем гораздо меньше о судьбах рядовых граждан, членов наших семей, вынесших все тяготы суровой эпохи. Мои студенты стали расспрашивать своих родителей о прабабушках и прадедушках. Но оказалось, что мамы и папы многих ребят мало что могли рассказать. Так начались наши поиски, запросы в архивы Министерства обороны России, бесконечная работа на многочисленных архивных сайтах поисковых общественных организаций, включая и немецкие.

Весь собранный нами материал, теперь уже – от 135 студентов по 167 членам их семей (да-да, за прошедшие со времени презентации 2,5 месяца у нас добавились страницы с повествованиями о наших героических прадедах) мы объединили в книгу "Моя семья в годы войны", которую постараемся опубликовать. Мы уже подали заявку на участие в конкурсе на получение Президентского гранта для её печатного издания.

Презентация проекта. 
 
Это будет книга с более чем сотней авторов. Как вы определяете для себя, о чем она?

Она о том, что спустя годы после победы в самой кровопролитной войне двадцатого столетия, внуки и правнуки героев узнают историю своих семей, чтобы защитить предков от забвения.

После того, как мы изучили множество архивных документов, проанализировали их и собрали воедино, события той войны для нас стали уже не просто словами, а страницами истории нашей страны и наших семей. И это уже не просто слова. Сколько бы ни прошло лет после Победы, мы всегда будем помнить имена наших героев, наших прадедов. Всех поименно.

Не могу не задать каверзный вопрос: вам не страшно было "копаться в прошлом" – ведь можно было открыть не только то, как дедушки и бабушки геройски воевали, но и то, что они числились дезертирами, изменниками родины, воевали в штрафбатах? И вдогонку: допустим, с кем-то из ребят подобное бы случилось. Кто как считает, лучше ли все знать о прошлом своей семьи, или иногда приятнее оставаться в неведении и питаться иллюзиями?

После презентации с сотрудниками музея истории молодежного движения. 
 
Вопрос сложный, очень сложный. Пожалуй, я не боялась самой констатации фактов, даже если бы таковые и имели место быть. А отношение к таким фактам… Мы же не прошли жизненным путем тех воинов, не "влезли в их шкуру". Ни меня, ни моих студентов никто не назначал прокураторами инквизиции, чтобы наделить правом выносить приговор. Наверное, мы были подсознательно готовы все узнать, даже нелицеприятное. Но только никого не судить! К счастью, таких открытий, о которых вы спрашиваете, нам не выпало. Наоборот, кого-то даже поиски ребят "реабилитировали". Например, дядю Натальи Писаревой. Мы ей нашли братскую могилу, куда были перезахоронены его останки. Оказалось, что он не пропал без вести, как считалось, а был убит 30 января 1945 года в Восточной Пруссии, близ местечка Каляу. Это выяснилось благодаря взаимовыручке: ребята заодно со своими поисками забивали и его данные, так же писали запросы. И вот результат.

Знаете, вот еще что хотелось бы сказать: в нас удивительно уживаются разные летоисчисления – суета сегодняшних дней и грозный июнь 1941 года… 1418 дней горя и подвига советского народа. Война не только вычеркивает столько-то лет из жизни и сами жизни, она вынуждает еще долгие годы жить под ее недоброй звездой. Она не рассеивается, как дым после боя. Она не зарастает травой, как земля, забывающая, что на ней произошло. Что-то уходит, что-то неспешное утрачивается. Ведь у памяти нет календарей. Память – это люди, живущие среди нас.

Но главное – ребята поняли, что Родина – это не абстрактное понятие, воспеваемое в стихах и песнях, потому что традиция такая. Родина – это то, что словами не выразишь, но без чего и жить-то невозможно.

Рязанская пресса тоже посвящает статьи поисковому молодежному проекту. 
 
Спасибо, Елена Викторовна, надеюсь, о своих ощущениях молодые поисковики и сами расскажут.
 
Наталья Писарева, педагог Центра детского творчества "Южный".

Наталья Писарева. Фото: cdtsouthern.ru
 
Наталья Львовна, с вас, можно сказать, начался этот проект, что вы чувствуете теперь, когда он принес первые плоды?

Мое общение со студентами факультета среднего профессионального образования Рязанского Агротехнологического университета оказалось взаимополезным: долгие годы наша семья не знала место гибели и захоронения воина, члена нашей семьи. Десятилетиями семья искала информацию о моем дяде, старшем лейтенанте Канунникове Василии Андреевиче. Он числился пропавшим без вести… И вот, 30 марта 2020 года, спустя 75 лет, участник проекта Максим Павлов на одном из поисковых форумов обнаружил данные о месте его гибели, первичном захоронении в местечке Каляу и перезахоронении в братскую могилу Советского Воинского Мемориала города Бранево (Польша). Наш воин, благодаря этому поисково-архивному проекту, возвратился с фронта домой! Теперь у моей семьи появилось место, куда мы можем прийти и поклониться ему.
 
На ваш взгляд, что обусловило успех поисковых операций молодых людей спустя столько лет?

Успешной реализации социально проекта ""Моя семья в годы Великой Отечественной войны" способствовал правильный выбор приоритетного направления воспитательной работы научного руководителя проекта Елены Варфоломеевой: патриотизм, гражданственность, ответственность, в сочетании с имеющимися у студентов умениями и навыками в обращении с компьютерными технологиями. Но надо сказать, что не все удалось сразу. Больше года студентов подводили к пониманию необходимости организации поисковой работы в освещении роли их родных и близких в великой победе нашего народа над фашизмом. Работа с архивными материалами моей семьи была первым шагом. Возможность самим держать в руках и читать пожелтевшие листочки писем с фронта, знакомство с Рязанской Областной Книгой Памяти, изготовление солдатских треугольников и вручение их ветеранам и, наконец, участие в шествии Бессмертного Полка инициировали у студентов желание узнать и рассказать о своих родственниках, свидетелях Великой Отечественной войны.
 
Наталья Босунова, куратор направления поиска военнопленных и пропавших без вести.

Наталья Босунова

Из книги "Моя семья в годы Великой Отечественной войны": "Мой прадед, Коровкин Даниил Антонович, родился 10.06.1911 года в Смоленской области д. Новиничи. До Великой Отечественной войны мой прадед жил со своей женой Александрой Павловной, вместе они воспитывали дочку Лидочку, которой, на момент ухода её отца на фронт, было всего 3 года.

Когда началась Великая Отечественная война, мой дедушка в первые же дни пошёл воевать, был красноармейцем в стрелковой дивизии, а через некоторое время Александра Павловна получила извещение на своего любимого в декабре 1942 года, что он пропал без вести, поэтому моя семья долгое время так и считала.

В ходе этого проекта мне удалось найти учетную карточку из немецкого концентрационного лагеря Шталаг XI D(321). Как выяснилось, 15.07.1941 года его раненного пленили и оказался он в концлагере. Прожил Дед в концлагере всего несколько месяцев и погиб 21.10.41 года (на карточке есть отметка). Мама плакала несколько дней, узнав эту информацию.

Концлагерь Stalag XI D (321) Oerbke создавался для советских военнопленных и рассчитывался на содержание 30000 узников. Первые пленные прибыли 14, 17, 24 и 30 июля 1941 года. К концу июля численность лагеря уже составляла около 8000 человек. Содержались они прямо под открытым небом. Жили пленные в самодельных землянках вырытых голыми руками и шалашах из подручного материала, норах. Условия, нечеловеческие. С 10.1941 по 02.1942 лагерь изолирован из-за эпидемии сыпного тифа. За это время 12 000 военнопленных умирают от голода, холода и болезней. Как самостоятельная единица лагерь 321 (XI D), Эрбке ликвидируется в апреле 1942 года и становится частью шталага XI В, Фаллингбостель".

Наташа, а вам не страшно было обращаться к прадедушкиной истории – мало ли что могло случиться, когда человек пропал без вести?

Совершенно точно нет. Даже мысли такой не возникло, что мой прадед мог бы быть дезертиром, предателем. Нет! Такого и быть не могло. Это меня не страшило. Страшило другое – что вся наша семья, особенно прабабушка Александра Павловна, ничего не знали о судьбе Даниила Антоновича. Что может быть ужаснее – остаться в небытии или в безвестности? Не знать своих корней – это значит, ничего не передать своим детям.
 
Елена Викторовна говорит, что вы стали зачинщиком проекта, а теперь являетесь его "движущей силой". Почему вы решили принять в этом участие, и как получилось, что вышли в активисты?
 
С чего начать? Наверное, с того, что я хотела пройти в Бессмертном полку. Мой прадед пропал без вести, мне хотелось узнать о нем новую информацию. Мы и раньше ее искали на сайтах, но, видимо, время тогда не пришло. Теперь я уже точно знаю, что информация на сайтах все время обновляется, новые архивы рассекречиваются или находятся. Так сложилось, что мы узнали судьбу моего прадеда. Мы глазам своим не поверили, когда все сошлось – и имя, и фамилия, и место рождения. Плакали все – и мама, и я, и моя сестра. Я рассказала эту историю Елене Викторовне. Она сразу все выстроила в голове – и получился проект. Елене Викторовне большое спасибо за то, что нас всегда вдохновляла и все наши переживания через себя пропускала.  Информацию мы сначала собирали в своей группе. Потом стали к нам подключаться другие группы. Многие ребята находили новую информацию о своих родных. Это было очень интересно и подбивало искать дальше, собирать и оформлять все эти сведения в книгу. 

Как вы устанавливали судьбу деда, связались с немцами и работали с ними?



Мы 78 лет ничего не знали о судьбе Коровкина Даниила Антоновича, который пропал без вести, и писем от него никогда не было, теперь понятно, почему. В плен он попал в первый месяц войны, и находился он в концлагере Шталаг. Мы про этот лагерь читали. Условия в нем были нечеловеческие. Люди там содержались под открытым небом и голыми руками копали себе землянки. Немцы очень педантичны. Карточки на военнопленных они заполняли в точности.  Копия такой карточки, благодаря этому проекту, теперь есть и у нас, но мне хотелось найти еще что-то новое. Я подала заявку в Арользен-архив с просьбой найти информацию о Коровкине. Ответ мы получили. Нам сказали, что у них ничего нет, но есть информация в дрезденском архиве, и посоветовали туда написать. Заявку я отправила, но ответ пока не получила.
 
Что изменило в вашей жизни и чувствах открытие о дедушкиной судьбе?

Вся эта история и новые знания очень сильно изменили мое отношение к войне. Раньше я не понимала, почему моя бабушка, мама, все ветераны плачут во время праздника 9 мая и с таким трепетом к нему относятся. После всего случившегося я представляю себе войну как черно-белый фильм. Но в нем играют не актеры, а в нем представлены судьбы наших родных, которые воевали, но не вернулись. И мне очень хочется как можно больше узнать о людях во время войны, о тех, кто защищал свою родину, отдавая жизни за то, чтобы мы, потомки, могли жить и учиться и помнить всех, кто не вернулся. Чтобы они не были безымянными, безвестными героями черно-белого фильма.
 
Какую профессию вы получаете в институте? Кем собираетесь работать? Нет ли такого, чтобы поисковая работа изменила ваши профессиональные ориентиры, и вы решили с ней жизнь связать?
 
Немного о себе. Я учусь на втором курсе по специальности "ветеринария". С выбором профессии определилась давно, где-то в 7-8-м классах. Менять ничего не хочу, по крайней мере, пока. Хочу получить высшее образование, связанное также с ветеринарией. Поисковая работа не поменяла моих желаний стать ветврачом, но и это дело я не брошу: после защиты проекта мы продолжим наши изыскания с новыми первокурсниками.

Архивная работа студентов. 
 
Лиза Егораева

Из книги "Моя семья в годы Великой Отечественной войны": "Мой прадед, Драгунов Иван Андреевич‚ родился в 1922 году, в селе Ефаево Мордовской АССР.

Родился он в многодетной семье седьмым ребенком. На момент боевых действий ему было 19 лет. Был призван на фронт в 1941 году в Рыбкинским РВК, Мордовская АССР и прошел всю войну. Нес службу простым рядовым, участвовал в штурме на реке Висла. Также был санитаром, выносил с поля боя раненых.
Часто рассказывал истории про то, как солдаты плакали, пока он перевязывал их. Рассказывал, что видел много смертей.

Первую медаль получил при бомбардировке фашистов. Его командир был ранен в бою и лежал без сознания за 100 метров от моего прадеда. Дед Иван прополз это расстояние, отбиваясь от штурмовавших немцев. После он вынес капитана в безопасное место и перевязал ему раненую голову. За что был удостоен своей первой медали.

В 1944 году его наградили орденом Красной Звезды, а вечером при внезапной атаке пуля попала прямо в орден и отколола маленький кусочек. Таким образом, этот орден спас прадеду жизнь в тот вечер. К концу службы имел уже две медали "За отвагу" и орден Красной Звезды.

Он рассказывал, как в часть привезли контейнеры с едой. В этот момент началась бомбардировка и одна из бомб упала на контейнер. Он отлетел прадеду в затылок, и тот упал без сознания. Начав приходить в себя, почувствовал сильную боль и что-то горячее, думал, кровь, и боялся открыть глаза. Но когда смог отойти от удара, выяснилось, что это всего лишь банка ударила по голове, а горячую кашу, которая растекалась по спине и шее, он посчитал кровью. Вспоминая эту историю, Иван Андреевич улыбался".

Лиза Егораева. 

Лиза, а вы застали прадеда в живых, слышали эти рассказы о его военной службе? Когда составлялась книга, вы уже все это знали, или пришлось расспрашивать других близких?
 
К сожалению, прадеда своего я не застала в живых, о его подвигах рассказывала мне моя бабушка Татьяна. В нашей семье рассказы прадеда передаются из поколения в поколение, как достояние рода. Моя бабушка очень любит рассказывать о прадедушке и с любовью вспоминает о нем. Большую часть рассказа я узнала сама и изложила в тексте. Однако историю с кашей услышала совсем недавно от своей мамы.
 
Вы очень живо описали фронтовые приключения прадеда – точно страницы из приключенческой книги. У вас есть литературный опыт? Может быть, теперь возникнет желание написать книгу о дедушке?
 
Да, я очень люблю литературу и некоторое время занималась поэзией, потому текст про прадеда получился ярким и живым. Я считаю, что о членах своей семьи надо рассказывать с гордостью и уважением. Но желания плотно заняться литературой у меня нет. Литература в моей жизни – это увлечение, некий способ отдохнуть, настроиться на нужный лад.
 
Анастасия Карева

Анастасия Карева. 

Из книги "Моя семья в годы Великой Отечественной войны": "В нашей семье свято сохраняется память про деда Петра: письма с фронта, фотографии тех лет, похоронка, но мы долгое время не знали, где дедушка похоронен.

Дедушку моего звали Пётр Филиппович Карев. Родился он в Сапожковском районе, село Канино. В нашей семье всегда рассказывалось о том, что он был добрым и честным человеком. Очень любил свою жену и был хорошим семьянином. Семья была дружной и счастливой. Но в июле 1941 года его призвали на фронт. …Он ушёл с оружием в руках защищать свою любимую землю. Службу свою он нёс в 922 стрелковом полку 306 Рибшевской стрелковой дивизии в должности помощника начальника штаба. 15 августа 1943 года дедушка, выполняя важное задание, совершил подвиг, за что и был награждён орденом Красного Знамени.

Погиб мой прадед в Смоленской области. Благодаря этому проекту я узнала, что он захоронен в братской могиле №6 Духовщинского района Воронцовского с/с деревни Воронцово. Мой прадедушка не дожил до Великой Победы 9 мая 1945 года, он погиб, защищая меня и весь советский народ, но память о нём живёт в нашей семье. Летом мы с родителями обязательно поедем на место его захоронения".

Настя, как вы восстанавливали боевой путь своего дедушки и что установили о нем? Известно ли, какой подвиг он совершил?
 
Известен его боевой путь. Начал Петр Филиппович свой боевой путь в составе военной части близ города Смоленска, куда был призван из Сапожковского района Рязанской области. Дальше он двинулся к города Витебск, а конкретно это было Старое село. Оттуда он двинулся к берегам Северного моря, где и закончил свой боевой путь. Раньше моя семья пыталась найти, где похоронен мой прадедушка. Но никакой точной информации мы не находили. А я нашла в интернете сайт, где было все подробно написано про него. В том числе – где он похоронен, кем он был, какой боевой путь прошел, также и какие ордена получил.

Подвиг моего дедушки я нашла в интернете. Он описан в документе военного времени: наградном представлении. Как пояснила Елена Викторовна, они заполнялись на каждого, кто был представлен к той или иной награде. В нижней половине листа — 1/4 документа, как правило, заполнялась от руки, обосновывалось и описывалось конкретное описание подвига. У воинов на руках наградных не могло быть в принципе, а приказов о награждении тем паче, так как на них стоит гриф "секретно". Сами воины, оставшиеся в живых, зачастую не рассказывали, за что именно получали награды, в основном старались перевести разговор в шутку. Я благодарна тому, что рассекречен архивный документ, который восстановил картину подвига прадеда.

Отрывок из наградного представления П.Ф. Карева. 

С начала своего пребывания в полку, с начала его формирования, Петр Карев показал себя как преданный родине офицер. Будучи командиром стрелковой роты, он был инициатором снайперского движения в полку. Снайперы его роты в обороне уничтожили до двухсот немцев. Во время боев в августе 1943 года мой дедушка вел себя очень отважно и мужественно. Под его руководством разведчики полка накануне наступления ворвались в траншеи противника, определяя его силу и огневую систему. В период всего боя, под непрекращающимся огнем и минометом товарищ Карев непрерывно вел наблюдение, уточнял обстановку, передавал ее и проверял все выполнения приказов. Его донесения носили всегда точный и правдивый характер, обеспечивая правильное, своевременное принятие решений.
 
Максим Цуканов

Из книги "Моя семья в годы Великой Отечественной войны": "Я рассказываю о своих пяти прадедах, живших в с. Агро-Пустынь Солотчинского района Рязанской обл. и призывавшихся Солотчинским РВК, из которых трое не вернулись с фронта.

Лисенков Иван Фролович, 1911 г. р. (был рядовым), пропал без вести в ноябре 1942 г.;

Андрей Фролович, 1917 г. р. (был ефрейтором, последнее место службы – 356 стрелковая дивизия), погиб 28 ноября 1943 года в бою за деревню Туневщина Белорусская ССР;

Михаил Фролович, 1919 г. р., погиб;

Григорий Фролович, 1912 г. р., последние место службы – 783 дивизия, 193 стрелковый полк. Попал в плен 10 августа 1941 года (был освобождён);

Мой прадед Лисенков Алексей Фролович, 1921 г. р., имел 7 классов образования, работал в колхозе. Когда началась война, ему было 20 лет, воевал рядовым солдатом. 11 августа 1942 года был тяжело ранен и попал в плен, а в 1944 году он попал в лагерь "Шталаг-326 (VI K)", который находился в городе Шлос-Хольте-Штукенброк; имел лагерный номер 46505. Возвратился из плена в 1945 году. Умер в 2001 году от старости. Мой прадед получил Орден Отечественной Войны 2 степени".

Максим Цуканов. 

Максим, в вашем очерке речь о прадеде и его четырех братьях?

Наш проект изначально назывался "Прадеды в Великую Отечественную войну". Таково название "беседы" в соцсети "ВКонтакте", которую мы ведем с прошлого сентября. Я писал "прадед", но на деле Алексей Фролович мне двоюродный прадед. В Великой Отечественной войне воевали пять родных братьев моей прабабушки, труженицы тыла, Черниковой, по девичьей фамилии – Лисенковой Евдокии Фроловны. Вернулись Григорий, Алексей и Михаил. К сожалению, я застал в живых только мою прабабушку. Данную информацию о воевавших прадедах я узнал непосредственно от моей бабушки.
 
Попасть в плен советскому солдату было чревато. Фронтовики, вернувшиеся из плена, часто попадали уже в советские лагеря или подвергались иным репрессиям. Алексей Фролович долго был в плену, а Григорий быстро был освобожден. После войны в их судьбе никаких санкций не было? Как вы считаете, можно ли обвинять солдат в том, что они попали в плен?
 
Вернувшись с фронта, Алексей – тот, который находился в плену – репрессиям со стороны наших не подвергался. А Григорий Фролович в плену не был – он прошел всю войну и вернулся домой. Могу ли я судить людей, которые попали в плен? Нет, не могу. Я не знаю всей правды о войне и не могу судить тех солдат. Они могли попасть туда по разным причинам: немцы могли оккупировать место их дислокации, они могли быть ранены. Поэтому я не имею права ни судить, ни осуждать.

То, что я узнал о прадедах – очень страшные вещи, собирали мы их с трудом. Как было с Алексеем Фроловичем. Он в 1941 году был призван в Солотчинском РВК и направлен в Сталинград служить. А в 1942 году, через год с начала войны его взяли в плен, и через два года он был направлен в концлагерь "Шталаг-326 (VI K)" рядом с Берлином. Самое интересное: в день расстрела моему прадеду и остальным людям, которые тоже были приговорены к расстрелу, уже дали белые рубахи и сказали готовиться к смерти. Но мир не без добрых людей – в том концлагере был немец, который отпустил их. Заключенные, приговоренные к расстрелу, выбежали и побежали врассыпную. Там неподалеку был завод по производству сахара. А люди были голодные и ворвались туда. Начали жадно поедать сахар. А сахар в больших количествах – он яд! Да еще на голодный желудок. И сахар стал ядом для этих людей. Большинство умерли, мой прадед был среди тех, кто выжил.
 
Можете описать ваши чувства, когда вы выяснили все то, о чем написали в очерке о прадедах?

Я чувствую обиду за этих людей, которые уходили на войну, не успев толком пожить: в 17 лет, как мне сейчас, в 18, в 20. Бабушка говорила, что у моих прадедов, когда их забирали на фронт, еще были живы отец и мать. Представьте чувства родителей, чьих детей забирают на фронт. И представьте чувства родителей, чьи дети там погибли. Мне кажется, они даже могли думать, что их дети погибли ни за что… Но я знаю, за что они, эти практически дети, сложили головы: за то, что я и многие мои сверстники родились и живем под мирным небом над головой. За то, что я не просыпаюсь в окопе, с автоматом, весь грязный. За то, что сегодня мне не предстоит идти в бой на вражеские танки с одной гранатой. Это все было страшно. Вспоминать об этом тоже очень тяжело. Я надеюсь, что война никогда больше не повторится.
 
Татьяна Левочкина

Татьяна Левочкина. 

Из книги "Моя семья в годы Великой Отечественной войны": "Моя прабабушка, Мария Павловна, родилась 6 апреля 1923 года в с. Заокское Рязанской области. Когда началась война, ей было всего 18 лет. Пройдя обучение на ускоренных курсах медсестер, прабабушка была направлена на фронт.

Госпиталь, в котором она служила, всю войну передвигался вслед за линией фронта. В течение всех военных лет прабабушка помогала раненым. Летом 1943 года их перебросили на Курскую дугу, в непосредственную близость к линии фронта. Сражение длилось до середины августа 1943 года. И все эти нелегкие дни моя бабушка, как могла, поддерживала наших воинов, старалась помочь каждому, кто оказывался в её заботливых руках: кому лекарством, кому перевязкой, кому добрым словом. Так сложилась судьба, что именно в их госпиталь попал молодой танкист с диагнозом – желтуха. Позже он вспоминал: “Красивая, молодая сестричка, тихая, спокойная, с ласковым голосом и удивительно заботливыми руками, Маша, ты сразу стала мне родной”. Они влюбились друг в друга с первого взгляда и поженились прямо на Курской дуге. Через несколько дней танковая рота Ивана Головко была направлена дальше, на Берлин. Мужу и жене пришлось расстаться. А Маше поступило предложение работать в Московском госпитале, где она и работала до 1946 года.

Иван Михайлович (родился 2.06.1920 в Украине в Сумской области), освобождая каждый метр родной земли от ненавистного врага, выстояв в тяжелейших сражениях, в танке дошел до Берлина и только летом 1946 года вернулся домой. Он был награждён орденом “Красной Звезды” и медалью “За боевые заслуги”. В семье Головко родились шестеро детей: пять дочек и один сын. Все дети выросли в любви и понимании".
 
Таня, что вы почерпнули из участия в проекте?

Я не боялась копаться в прошлом своих прадедушки и прабабушки, так как это занимательное и увлекательное дело. Я считаю, что каждый человек должен решить для себя: нужно ему узнавать о прошлом своей семьи, или нет. Многие боятся, а многие, наоборот, стремятся узнать получше и рассказать другим историю своих предков. В проекте я почерпнула для себя то, что здесь неважно, какой у тебя навык рассказчика или писателя – здесь главное твоя история. Важно то, что ты общаешься с семьей и узнаешь что-то новое про них, а значит, и про себя.
 
Вы застали в живых дедушку и бабушку? Что с ними сейчас?
 
К сожалению, застать в живых своего прадедушку Ивана я не успела. А прабабушку Машу я видела только будучи маленькой. Поэтому совсем ее не помню.

Кто же рассказал вам историю их фронтовой любви? По-вашему, созданию долгой и крепкой семьи способствовало то, что они познакомились на фронте, в таких экстремальных условиях?
 
Историю фронтовой любви я узнала от своей бабушки Валентины, их дочки. В тот день я позвонила бабушке по телефону и попросила рассказать мне о своем прадедушке и прабабушке. И она поведала мне об их знакомстве и о том, как они любили друг друга. Я считаю, что создание долгой и крепкой семьи прабабушки и прадедушки способствовали только они сами. Здесь зависело все от них, а не от войны.

 
Как вы оцениваете в целом социальные акции, направленные на то, чтобы узнавать личные истории участников войны, детей войны?

Мне нравится цель нашей акции и то, что в ней участвует так много людей. Это значит, что многие пытаются помочь не забыть самое важное – тех, кто нам дал шанс на жизнь, кто нас спас от этой войны. Нам нельзя забывать участников войны и детей – ведь они многим для нас пожертвовали.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ОБЩЕСТВО"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

VOLKOV ManiFEST-2020: что готовит петербургский фестиваль жителям Москвы
Фредди Кемпф, 20 лет спустя
Ясная память Михаилу Яснову!

В Москве

Как в Москве закрылся 42-ой Международный кинофестиваль
"Некурортный роман": премьера документального спектакля на Большой сцене МХАТ
MONTECCHI VS OPERA
Новости общества ВСЕ НОВОСТИ ОБЩЕСТВА
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть