Партнёрство на крещендо
18 мая 2024
Воспитание театром
17 мая 2024
От идеи до реализации – один грант!
17 мая 2024
Сто лет "Мурзилке"!
17 мая 2024

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Под крышей Дома Зайца

Специально для "Ревизора.ru".

Все фото в статье - Е. Сафроновой.
Все фото в статье - Е. Сафроновой.

Центр реабилитации диких животных Дом Зайца ведёт себя совершенно по-заячьи: таится, сливается с окружающей средой, путает следы, сторонится чужаков и любопытных. У центра есть активная страница в социальных сетях, однако адрес местонахождения Дома Зайца на ней не указан. Но в нынешний Год Зайца журналисты чаще обычного просят учреждение принять их. "Ревизору.ru" тоже повезло побывать под крышей Дома Зайца, познакомиться с его руководителем Кристиной Григорьевой и с одним днем из жизни центра.

Девушка-Мазай
 
Судьба Дома Зайца напрямую связана с биографией его основательницы и единственного постоянного сотрудника, не считая волонтеров – Кристины Григорьевой. Иногда в шутку в соцсети или в YouTube-канале "Дом Зайца" Кристина называет себя Мазаем. Говорят, в каждой шутке есть доля правды. В случае Кристины доля правды близится к ста процентам.


Кристина Григорьева. 

Кристине Григорьевой сейчас 25 лет. Она выглядит моложе. Точнее, наверное, называть Кристину человеком вне возраста – таково свойство людей с неравнодушным сердцем и активным духом. Главное в облике Кристины – сочетание кажущейся хрупкости с нешуточной физической силой (как мы убедились, она оленя на скаку остановит) и личной энергией. Кристина собранная, деловитая, лишенная сантиментов, резкая в движениях и манерах – но под личиной жесткости таятся огромные запасы доброты и заботливости. Они проявляются уже в том, как Кристина объясняет свое дело жизни: "Я занимаюсь зайцами, чтобы наши потомки в будущем зайца живьем увидели, а не в интернете".

Когда мы были в Доме Зайца, там обитало более 170 ушастиков самого разного возраста, от младенцев до аксакалов (на заячий век, который составляет около 10 лет). Вскоре после нашего визита в центр прибыло еще 34 заячьих души. Вообще же пополнения происходят довольно часто. Кого привозят частные лица, нашедшие зайчат в лесу, кого передают из других зооприютов, а от кого-то избавляются родители, купившие детям "игрушку", но не рассчитавшие, сколько с ней хлопот, и какой для этого требуется уровень компетенции.


Типовой вольер Дома зайца. 

Центр реабилитации зайцев находится в частном доме на окраине подмосковного города Домодедово. Кристина проживает неподалеку, а точнее, живет на работе. Её рабочий день начинается в пять утра и заканчивается затемно (иногда часа в два ночи), что зимой, что летом. Можно сказать, что Дом Зайца охватывает всю Россию и по статусу – Центр входит в состав общероссийской общественной организации Российское Биологическое Общество, и по информационному полю. Консультации через его страницу ВКонтакте оказываются всем желающим, откуда бы человек ни написал. Волонтеры Дома зайца тоже есть по всей России. "Единственным в нашей стране", по словам Кристины, заведение называть уже некорректно: другие центры реабилитации диких животных тоже начинают создавать условия именно для зайцев. У домодедовского центра просто самая долгая история. Он существует уже семь лет. Дом Зайца возник на участке земли, который девушка взяла в кредит, когда ей исполнилось 18 (!) лет. Специально чтобы заниматься реабилитацией зайцев. Участок приобрели, а не взяли в долгосрочную аренду: Кристина хорошо знает, сколько благих общественных начинаний погубили внезапно расторгнутые или переформулированные договоры аренды.

Разговор невозможно было не начать с сакраментального вопроса:

— А почему именно зайцы?

Кристина – замечательный собеседник, мечта журналиста. Она умеет рассказывать внятно, эмоционально и интересно, выполняя при этом свою каждодневную работу. За то время, пока я ходила за Мазаем по пятам с диктофоном, он успел дать лекарство и сделать уколы нескольким зайчатам в "стационаре", десять раз подложить к бутылке с теплой водой зайчонка, который все время отползал от грелки (чего ему было категорически нельзя делать), навести питательную смесь для зайцев в бутылочки, собрать "грибочки" (самых маленьких) в корзину, подсадить туда же зайчиху Пушу... Оказывается, лучший способ кормления малышей – дать им "мамку" (неродную): зайчиха пьет молочную смесь из бутылки, зайчата – из её сосков. И мы еще навестили двоих оленей, о которых будет отдельный разговор. Параллельно я узнала о цепочке неслучайных случайностей, которые привели Кристину к выхаживанию зайцев.


Зайчонок в "стационаре".

— Случайно получилось. Всё началось с кинофобии – боязни собак. Меня в детстве едва не покусала собака, это нанесло мне травму, и я их панически боялась. Говорят: хочешь победить дракона – заведи себе такого же. Чтобы победить кинофобию, мы завели больших ездовых собак, и я не только преодолела страх, но и загорелась ездовым спортом. Занималась профессионально, насколько это возможно в подростковом возрасте. Потом пришла мысль сравнить своих собак с волками, и не просто по картинкам – я решила найти волка, чтобы сравнить вживую. Когда мы приехали в одну студию и встретились с волками, моей первой реакцией было: "Что это за дворняжка такая облезлая?". Но очень быстро меня впечатлило поведение волков!.. Собака любого возраста – это щенок по поведению. Волк уже в полгода – осознанное животное, разумное, настроенное на выживание и способное выжить без опеки человека. И тут мне попалось случайно объявление в сети: "Отдам зайца в добрые руки". Не знаю, что мне пришло в голову, но я съездила и забрала зайца Маруську, ей было полтора месяца в тот момент. Думала, будет жить у меня в клетке экзотический кролик. Выпустила её в комнате – и поняла, что вижу все нюансы поведения волка!.. Это же заяц, кролик, почему он ведет себя как волк?! И с этого понеслось…

Кристина начала искать информацию по поведению зайцев. Почти безуспешно. На русском языке существовали работы 1920-1940-х годов, и то больше о методике охоты на зайцев, а не о самих этих зверях, их физиологии и повадках. А читать зарубежные статьи тогда мешало незнание английского языка. Кристина начала сама рассказывать в сети о своем животном, и ей стали писать люди, которые где-то подобрали зайчонка. Сформировался чат, который назвали "Группа владельцев диких зайцев". К концу сезона Кристина осталась единственной хозяйкой зайца из ста человек: у остальных питомцы погибли. И еще одного зайчонка Григорьева забрала у человека, живущего  тоже в Домодедовском районе. Думала спасти – а он через несколько дней скончался. Потом девушка выяснила, что забрала зайчонка уже в предлетальном состоянии. Активность зайца, как и любого дикого животного, не означает здоровья, но до осознания этой истины еще предстояло дойти методом проб и ошибок…



- Первые встречи с такими случаями были травматичны: рыдания, сопли до земли. Я поняла: надо что-то с этим делать, раз у ни у кого зайцы не выживают, а у меня выживают. Надо попробовать разобраться в этой теме, а значит, забирать пока что зайчат к себе. Стала предлагать людям: если вы не справляетесь, если вы не готовы предоставить зайцу свободный выгул, терпеть, если он покусает вашего ребёнка и прочее, то давайте возьму его я.

Но на случай, если зайцев навезут тучи, Кристина подстраховалась. Она связалась с центром реабилитации диких животных биологов Мурашовых в Тверской области (это было ее первое знакомство с семьей, которая уже более 30 лет возвращает животных в природу). Состояние первого зайчонка, которого готовилась выпустить, обсудила со специалистами: готов ли он к вольной жизни?

- Мурашовы сказали: "Больше нам такого не присылай, выпускай сама". Зайчонок оказался хорошо подготовленным.  В результате я приобрела вот этот участок.



Спустя семь лет у Кристины появился еще один участок в Зубцовском районе Тверской области. Там для реабилитации диких животных используется гораздо большая площадь. Коллеги Кристины выкупили по соседству земли для своих проектов – кое-кто занимается даже попугаями, а у других в планах этнопарк с оленями… "Очень много там веселого", – с улыбкой сказала Кристина. Но эта статья не о громадье планов, а о реабилитации зайцев в их подмосковном Доме.

Кристина не имеет официального диплома об окончании вуза или колледжа. Она прошла курсы по животноводству, ветеринарные и по ветсанитарии. Девушка самокритично говорит, что все это ей не очень помогло. Но давно и не нами сказано: образование не есть образованность. По роду основной деятельности Григорьева – аналитик баз данных и финансовый аналитик. Так же аналитически она подошла к накоплению знаний о зайцах. Для этого пришлось освоить иностранные языки, а еще смотреть видео, снятые натуралистами, о том, как ведет себя заяц в дикой природе. Все полезные сведения, содержащиеся в роликах, Кристина фиксирует и пускает в дело.


Зайчиху Пушу кормят, чтобы она накормила малышей. 

- Где-то на четвёртый год работы я стала связываться с зарубежными центрами. Одна из причин — потому что мне начали писать по зайчатам из-за рубежа. Неприятно, когда тебе на другом языке пытаются описать ситуацию с зайчонком, спрашивают, можно ли дать такое-то лекарство, а ты даже названий этих лекарств не знаешь. А некоторые препараты, для нас обычные, за рубежом запрещены и не продаются. По мере пребывания в сообществе я находила научные статьи на других языках – там заяц изучен более хорошо, оперируют не мифами, а научными данными.

Несмотря на то, что за границей "заяц уже изучен на подмолекулярном уровне", как выразилась Кристина, между работой центров по реабилитации зайцев "у нас" и "у них" есть существенные различия, и о них самое время рассказать.

 
Тут вам не там
 
- Если сравнивать уровень реабилитации зайцев в нашей стране с другими странами, то по многим параметрам у нас ситуация гораздо лучше, – рассуждает Кристина с полным знанием дела. – Например, за рубежом смертность зайчат в центрах составляет два из трёх. Больше половины!.. Я бы, если бы у меня была такая смертность, наверное, закончила бы эту деятельность. А у них это считается нормальным. Сейчас у нас с учётом форс-мажора с инфекцией, которую зайчата подхватили в период дождей, смертность поднялась до 17 процентов, и я уже нервничаю, для меня это очень много. Оптимально – когда погибает один из десяти. При том, что к нам порой привозят зайцев только "под эвтаназию" – попавших под машину, переломанных, подстреленных…

Кристина с негодованием рассказала об эпизоде, когда в центр доставили зайчиху, сбитую машиной. При рентгеновском обследовании оказалось, что в её теле застряли пластиковые пульки от пневматики. Кто-то развлекался, стреляя по зайчихе как по живой мишени, а потом бедняга шарахнулась на дорогу и попала под автомобиль. Трудно понять, какое удовольствие современные и считающие себя цивилизованными люди находят в таких варварских забавах. Да и саму охоту на зайцев в нашем "обществе потребления" сложно объяснить логически. Ведь уже давно нет нужды убивать животных ради пропитания, ради шкур на одежду… Но даже при наличии таких примеров в Доме зайца смертность никогда не составляла два из трёх. Включая самые первые годы, когда у хозяйки не было сегодняшнего опыта и практики.



Еще Кристина не сошлась с западными коллегами во мнении о собственно реабилитации зайцев. По ее словам, за рубежом реабилитация и дичание используются больше для крупных животных, хищников. Зайца тамошние зоологи вообще не считают нужным "дичать", чтобы выпустить в природу. В момент выпуска животное гладят, целуют на прощание и спускают с рук. Кристину это возмущает.

- Животное изначально боится человека инстинктивно, для него это хищник, раздражитель. Когда этот "хищник" выращивает зайца и относится к нему ласково, вот эта реакция на раздражитель притупляется. В дальнейшем такой заяц будет на новых хищников и на новые предметы реагировать не столь выраженно, как это заложено в его природе. Грубо говоря, если зайца вырастил добрый хищник, он может счесть, что и лисичка тоже может быть к нему добра. А на самом деле это не так. В результате для таких зайчат выпуск в естественную среду заканчивается грустно.

Еще, по зарубежным нормам, выпуск в природу отталкивается от веса животного, а не от возраста и общего состояния. Согласно тем правилам, зайца должны выпускать при весе килограмм двести граммов. Такой вес зайцы якобы нагуливают к полугоду – хотя они в полгода должны весить уже 3,5-4 килограмма. Когда Кристина все это обсуждала с зарубежными коллегами, её в итоге назвали "токсичным человеком". Сказалась гигантская разница ментальностей.

- Это особенность общения на Западе, – считает Кристина. – Мы обычно не склонны всех хвалить, у нас молчаливое одобрение. Иностранцы, наоборот, хвалят, если всё хорошо. Если всё плохо, они сочувствуют, но не могут высказать человеку замечания. Мы можем указать тому, кто, на наш взгляд, виноват, что он неправильно выкармливал зайчонка или неверно расценил состояние зайца. У них такое не в ходу, замечание воспринимается как наезд. Я убедилась: если напишу волонтеру: "Прости, ты неправильно выкармливаешь детеныша, надо больше пищи", – наш ответит: "Ну почему же ты раньше мне не сказала!". А зарубежный: "Как вы можете мне такое говорить? Вы ранили мою нежную душу, обесценили мою любовь к этому зайцу!".



Еще один "камень преткновения" с зарубежными центрами – политика выкармливания зайцев. По тамошним понятиям, животное должно кушать добровольно, насильное кормление не признается. Кристина же довольно часто прибегает к насильственному кормлению зайчат в отсутствие "мамки". Кормление с помощью шприца (жесткого пластика, не вызывающего у зверей аппетита) мало кому из зайцев нравится. Но отечественные зоологи считают "подавление воли" зайца меньшим злом по сравнению с его истощением. В европейских же представлениях "толерантность" и "политкорректность" распространяются даже на бессловесных тварей. 

— Кристина, вы свои чувства к зайцам как определяете?

— Три года назад я рыдала о каждом погибшем зайчонке. Сейчас не рыдаю. К конкретным животным могу привязываться, но это ситуация из ряда вон. Я не могу сказать, что мне безразличны эти животные. Я не испытываю к каждому из них такой привязанности, чтобы ласкать, гладить и целовать. Но они все под моей ответственностью. Осознаю, что подход к лечению зайцев стал лучше. Наверное, вот такое чувство: их жизнь зависит от меня, и я обязана сделать всё, чтобы они выживали.


"Грибочки". 

Думаю, Кристина чуточку слукавила. Признаваться посторонним в своих симпатиях готовы не все люди. Любовь не декларируется, а выражается в поступках, в поведении. Например, каждого из своих взрослых зайцев Кристина знает "в лицо". "Вон там сидит Ариша, вон Пуша, вон Тавва, вон Зеленая голова…" – представляла она нам зайцев и зайчих, точно на светском приеме. Совсем мелкие зайчата разбиваются на группы голов по 20 и называются без затей "Грибочки": "Грибочки 1-е", "Грибочки 2-е". Имена они, как индейские дети, получат позже, когда проявят некую индивидуальность. 


Расписание кормления. 

Интересно, что многие обитатели Дома зайца носят имена, звучащие на иностранный манер, например, Джасти. "Противоречия" между "отечественной" и "зарубежной" системой реабилитации зайцев на системе раздачи кличек никак не сказываются. Прозвища ушастым Кристина присваивает, опираясь на собственную фантазию и на соображения деликатности.

— Мне под видео с Джасти написали сотни комментариев "а что, русских имен нет?" Серьёзно, нет такого количества русских имён!.. Когда ко мне приехала Маруся, я думала, что у меня все зайцы будут с русскими именами. А когда зайцев стало пятьсот, я начала гуглить, какие еще есть русские имена. Дошла до Мирослава, Мироздана… И еще. Не могу назвать зайца, скажем, Димоном: вдруг с Димоном что-то случится, всем его тёзкам будет обидно!..

Кристина к зайцам относится примерно так, как советует относиться к людям современная мотивационная психотерапия: принимает. По словам хозяйки Дома зайца, они ей больше подходят по поведению, чем те же олени. Олени более навязчивы, любопытны и тянутся к человеку. Одна олениха ходила за хозяйкой хвостиком, точно кошка, в итоге её пришлось отселить на соседний участок. В глубине души заячья "независимость", как можно понять, Кристине импонирует больше, чем оленья ласковость. И, чтобы закончить тему обитателей этого ковчега: дома у Кристины живут две здоровенные лохматые псины – аляскинские маламуты. Это ездовые собаки, одна из древнейших пород в мире. Одного из маламутов тоже пришлось лечить. Судя по тому, как спокойно и уверенно Кристина обращается с ними, детская кинофобия давно канула в Лету.
 
Что хочет сказать заяц
 
Но что же значит – понимать и принимать зайцев такими, какие они есть? Зайцы диковаты, шарахаются от Кристины. Даже чтобы накормить маленьких, за ними приходится гоняться и выуживать из тесных потайных закоулков (не зря Кристина жалуется на боли в коленях и спине!). В вольерах воссозданы природные условия обитания, укромных местечек тут множество. Мое воображение поразили огромные полые внутри деревянные "цилиндры". То была гигантская ель, её кто-то спилил и подарил Дому зайца. Из здоровенного ствола получилось несколько десяток "норок" или "домиков", в которых зайчата прячутся от непогоды, а порой и от кормящей и лечащей руки. Кстати, в одном вольере могут жить не более трех взрослых зайцев: иначе подерутся. Для малышей количество в одном вольере не принципиально.


Заячьи домики. 

Почему же зайцы убегают от Мазая, который уже тысячи раз доказал им свою доброту и полезность?..

— Зайцы не воспринимают меня, я просто установка для кормления, – рассуждает Кристина. – Привязанность не характерна для них. В YouTube-канале Дома зайца мы показываем умильные ролики, где заяц, допустим, мне облизывает лицо. Но это не признак нежности или благодарности, а всего лишь деформированный инстинкт, рефлекс. Зайчата-русаки продолжают нализывать зайчихе грудь, чтобы туда приливало больше молока. И когда он облизывает лицо человеку, это как раз деформированный рефлекс: заяц хочет больше молока. Или что-то требует, просит.  Порой, когда зайчонку плохо, он может облизывать хозяина, а тот начинает в ответ гладить его. Неправильно. Когда речь идет о диком животном, а заяц именно такой, мы должны помнить о том, откуда мог этот рефлекс появиться в природе. Почему собака лижет лицо? Тоже рефлекс: волчата лижут пасть матери, чтобы она отрыгнула им еду. Собаки жили с человеком веками, и мы деформировали их рефлексы, создали другие многолетней селекцией отбора. А заяц еще в прошлом поколении жил в лесу. Рефлекс, что у него должен быть – это вас до ужаса бояться. От волонтеров они обычно все убегают, моля о помощи, – смеётся Кристина. – А если зайчата человека испугались в первый раз, тогда они скорее всего будут бояться человека и во второй, и в третий. Чтобы они испугались, достаточно надеть яркую одежду: розовую, цвета фуксии и в такой гамме.

На работе Кристина носит лосины "под камуфляж" и майки с болотными или сероватыми разводами. Такой наряд зайцев не распугивает.

– А что может сделать заяц, если гость его испугает?

– Зайцы кусаются редко, только если их сильно рассердить, но очень больно. У них еще есть хобби выдирать ногти — если пальцы просунуть зайцу в вольер, он вполне может показать вам такую китайскую пытку.


Не суйте пальцы за сетку! 

После такого непринужденного предупреждения мы стали держать руки подальше от зайцев.

Волонтеры в Дом зайца приезжают периодически. Постоянной команды, которая, как Кристина, проводила бы тут дни напролет, нет. Меж тем каждому волонтеру требуется как минимум один визит, чтобы войти в тему и получить еще не конкретные задания, а необходимый минимум знаний о зайцах. Поэтому приветствуется, когда уже подготовленный человек прибывает на "дежурство" еще несколько раз. Кристина пробовала приглашать добровольцев на несколько дней, чтобы они в Доме зайца и жили. Но условий для размещения работников в центре нет, Кристине приходится приглашать их домой, что создает бытовые сложности для всех. Поэтому чаще волонтеры приезжают с утра до вечера. Тем не менее, в речи Кристины утвердилось местоимение "мы". Оно относится ко всем, кто связан с Домом зайца. Это не только ученые специалисты и волонтеры, но и соседи, помогающие Кристине, как говорится, по зову сердца.

- "Мы" это не только Кристина, "мы" – это ещё и другие люди. Дом зайца – это всё-таки сообщество личностей, – уверена Григорьева. – Даже если в какой-то момент я буду работать здесь одна, я не уберу слово "мы" из речи. Нельзя этим заниматься в одиночку.


Настороженность - естественное состояние зайца. 

А вот зевак и праздношатающихся Дом зайца не принимает. Посещений и экскурсий тут нет. Никаких родителей с детишками. Зайцы не различают взрослых и детей, они маленьких боятся и сторонятся так же, как всех прочих людей. И люди действительно опасны для зайцев, даже если они не охотники. Главное основание для запрета посещений – чтобы не принесли зайцам инфекцию. С гостями в Дом зайца уже не раз проникали бациллы с непроизносимыми для непосвященных, но даже на слух противными названиями. А здесь именно с болезнями животных борются. Для этого частенько приходится привлекать ветеринаров. Ветеринар у Дома зайца уже, можно сказать, свой, они взаимодействуют столько же лет, сколько существует центр.

Что еще мы узнали о зайцах. Их нельзя называть метеочувствительными, но чувствительность к климату у них, безусловно, есть. Лучшая погода для зайцев – пасмурная, плюс 20 градусов. Сезоны дождей для зайцев роковые: зайчата, рожденные в дождь, слабенькие, большинство из них умирает, что в лесу, что в центре. Специально для нас Кристина развеяла миф о том, что зайчат в лесу кормят все зайчихи подряд. Кормит их родная мама раз в день по расписанию, которое точно встроено в биологические часы зайца. Молоко у зайчих "концентрированное", обильной жирности, такого режима кормежки потомству хватает – разумеется, если все нормально, и мать жива.

Подопечные Кристины в Доме зайца кажутся весьма прожорливыми: что называется, за уши не оттащишь от соски. Кристина говорит: это, скорее, исключение. У большинства других "зайцеводов" они едят в основном насильно.



О грустном. В жизни каждого владельца четвероногих наступает момент, когда питомцы, как это принято сентиментально называть, отправляются на радугу. В Доме зайца сантиментами не оперируют. Либо сюсюканье – либо деятельная помощь. Поскольку питомцев в Доме зайца много, их смерти – частое явление. Тушки зайцев, умерших в центре, отправляют на вскрытие, ищут и устанавливают причину смерти. К слову, сейчас модно делать вскрытие питомцев в прямом эфире онлайн, разбираясь в присутствии "зрителей", от чего он скончался – но Кристине это кажется чрезмерным. Земле трупики не предают, во избежание распространения инфекции, от которой мог скончаться зверек, а кремируют. Но идеальный исход "постояльца" из Дома зайца – в живую природу.
 
Зайцы для будущих поколений
 
— Кристина, какова сверхзадача Дома зайца? Вылечить зайчика, выпустить и разрешить жить вне зависимости от человека?

— Наверное, нет. Наша сверхзадача в первую очередь завязана не на зайцах, а на людях. Человек, к которому попал зайчонок, искренне желает ему счастья, как это понимает, здоровья, не хочет, чтобы он умер. Мне до сих пор очень больно читать, как люди винят себя в смерти зайца, как они каются, пишут, что хотели оказать ему помощь, но не смогли. Наша задача – дать людям знания, которые помогут избежать фатальных ошибок, научить обращаться с зайцами. И чтобы заячье поголовье на Земле сохранялось. Делаем для этого то, что в наших силах.  

На деле просвещение общества и выпуск животных в естественную среду обитания – две равнозначные функции Дома зайца. Ведется точная статистика выпуска зайцев. На сегодня за время работы Дома зайца "путевку в жизнь" в лесу получил 451 заяц. Скоро эта цифра станет больше.  



Животных выпускают в природу там, где численность их вида невероятно низка. Зайцев это тоже касается. В настоящее время зайцев выпускают на волю на территории Новой Москвы. Отслеживать судьбу всех бывших "воспитанников" индивидуально, конечно, возможности нет. Пытались устанавливать фотоловушки. По иронии судьбы, одну из них волонтер неправильно настроил, и в фотоархиве оказалась одна-единственная фотография животного – лисички. Другая фотоловушка была установлена в низине, на ней хорошо запечатлелись, как бы помягче, задняя часть оленя и косуля с новорожденным косулёнком. А зайцы как будто не захотели фотографироваться.

Но эффективность процесса выпуска зайцев в леса поставлена на контроль. Численность ушастого поголовья в зонах обитания отслеживается с помощью зимних учетов. По итогу пятилетнего мониторинга сотрудники Дома зайца написали научную статью, которая сейчас готовится к публикации. Суть работы, по словам Кристины, в том, что после выпуска зайцев их численность в заказнике ощутимо поднялась и была стабильной.



- Мы проводили также закрытый эксперимент в одном из лесов, - рассказывает Кристина. – Хороший лесной массив, отрезанный с разных сторон дорогами, сетками и крупными жилыми массивами, в результате чего этот лес полностью огорожен. Там у нас биолог живёт, и мы знали, что там ни одного зайца нет. И мы туда выпустили пять животных. И на протяжении четырех или пяти лет мы этих животных фиксировали. Закончилась ситуация плохо: к сожалению, зайцев обнаружили не очень хорошие люди…

Увы, мы уже знаем, что зайцев порой отстреливают вообще без видимого смысла… Приверженцев подобных "развлечений" не переделать никакими статьями, воззваниями и видеороликами. Но мы все же доведем до конца свой рассказ о Доме зайцев в надежде на то, что его прочитают нравственно здоровые люди. 

Иными словами, от выпуска зайцев в российские леса эффекта размножения австралийских кроликов ждать не приходится. Как говорит Кристина, едва ли не наоборот. Зайцы трудно размножаются. Более того, в последние годы заметно роковое совпадение отстрела зайчих во время рождения зайчат-беляков и то, что даты рождения "приплода" выпадают на дожди. Зайчата, рожденные в дождь, чаще всего имеют низкую выживаемость, а браконьерство – вернейший способ извести популяцию животных. Такое стечение обстоятельств внушает серьезные опасения за судьбу зайцев как биологического вида.


Беляк и русак. 

Первое, что выпадает на странице Дома зайца в соцсети ВКонтакте – призыв "Не подбирайте зайчат!", даже если они кажутся сердобольным туристам или грибникам брошенными. За ним следует подробное разъяснение, почему этого делать не следует – и про то, что мама рядом и наблюдает за своими чадами, и про то, что заяц это не кошка, его ни в коем случае нельзя кормить магазинным молоком, оно для зайчат не лучше яда. Но в последнее время зайчат находят все чаще вблизи города, и это подвигло Дом зайца пересмотреть просветительскую политику. Сейчас на первый план выходит настоятельная просьба: найдя выводок зайчат, прежде всего позвонить в Дом зайца, посоветоваться со специалистами, а потом принять решение, как с ними поступить. Иной раз, действительно, лучше их привезти в центр. Смертность зайцев в природе очень высока, а у Кристины и ее единомышленников достаточно ресурсов для того, чтобы животных спасти, и смертность в Доме зайца, конечно, ниже, чем на воле. Спасенные от "естественного отбора" зайцы могут создать новую популяцию там, где их пока нет. Сохранение заячьих жизней уравновешивает численность зайцев в мире.

– Я сейчас все чаще говорю о численности зайцев в целом, – продолжает Кристина. – Зайца надо беречь, он не кролик, он не восстановится быстро, и методов восстановления численности зайца не существует, с каждым годом зайцев всё меньше и меньше. И мне уже, честно говоря, стыдно перед поколениями моих предков за то, что у нас почти не осталось обычного зайца. Некоторые мои коллеги признавались, что только у нас зайца впервые в жизни видели. До этого они с ними "встречались" только в книжках, даже не в зоопарке: в зоопарках зайцы не живут.
 
Добро должно быть…


Столько баночек с питательной смесью пустеют за один день. 
 
Мы не обошли стороной и "неприличный" вопрос об источниках финансирования Дома зайца. Российское биологическое общество платит Кристине зарплату. Григорьева как финансовый аналитик довольно быстро поняла, что 78 процентов от заработной платы уходит на содержание зайцев. Причем эти средства не покрывают и четверти всех расходов. Кристина привела цифры: "Royal Canin", или заменитель молока для щенков, которым выкармливают крошечных зайчат, стоит 2300 рублей за 400 грамм. В центре используется 800 граммов этого снадобья в день. Смеси всегда "одноразовые": готовятся на одно кормление. Кристина не может позволить себе рисковать с несвежим питанием: если зайчонок заболеет после такого обеда, его осмотр и лечение встанут в разы дороже. Но это только заменитель молока, не считая других кормов. Зайцы и олени очень любят "чипсы" из сушеных яблок. Один лепесток кажется невесомым. Но эти лакомства приходится закупать тоннами. Как раз когда мы приехали в Дом зайца, перед воротами разгружали машину с кормом. Размеры емкостей впечатляли. А ведь зайцам необходимы еще лекарства, а тем более операции. Стоимость заячьей операции может достигать 25-30 тысяч рублей: очень дорогой наркоз и очень дорогие, специализированные расходные материалы.


Лекарства для зайцев. 

На сегодня материальную помощь центру оказывает также Департамент природопользования города Москвы в рамках проекта по восстановлению численности зайцев в пределах города. И определенную часть средств приносят донаты, то есть добровольные пожертвования. Жертвователей достаточно. Но их может стать еще больше, если наши читатели не поленятся найти в Сети канал Дома зайца и познакомиться с его видеосюжетами – они не оставляют безразличными никого.

Конечно же, центр участвует в различных грантовых конкурсах, но с переменным успехом. В этом году Дом зайца в конкурсе Фонда президентских грантов проиграл буквально полбалла. Кристина отнеслась к этому практично: признала, что разработчики проекта немного ошиблись в формулировках. Расстраиваться и падать духом не в характере девушки. Она собирается составлять новые заявки, учтя совершенные ошибки. 

Понятно, что владелица центра не отказывается подзаработать, когда выпадает шанс. Таким образом в Доме зайца оказались "непрофильные" олени. Знакомые попросили Григорьеву передержать в своих вольерах домашних оленей, которых перевозили из одного зоопарка в другой, но внезапно планы зоосада изменились. Олени "повисли в воздухе". За их передержку обещали заплатить. Кристина согласилась.


Олениха Кали. 

– Привезли оленей: один лежит, другой хромает. Потом уже оба лежат. И тут мне говорят: Кристина, это твои олени, поздравляем. Одного прооперировали на 90 тысяч рублей. Спасибо, что Российское биологическое общество оплатило это вмешательство, но олень всё равно не выжил, во время лечения мы не сошлись во мнениях с ветеринарами по копытным. Второго оленя мы уже лечили полностью самостоятельно. С кем бы мы ни консультировались, в том числе и с зарубежными центрами, нам говорили, что миопатия у диких копытных не лечится. Но нам удалось её в буквальном смысле поставить на ноги. Вот она скачет.

Олениха Кали – очаровательное существо с пятнистой шкуркой и томным взглядом, обитающее в вольере, обтянутом противомоскитной сеткой. Кристина с черным юмором окрестила её в честь индийской богини разрушения, в знак того, как обманчива бывает внешность. Это Кали ходила за хозяйкой по пятам, пока ей не устроили персональное жилище отдельно от зайцев (ушастые и трепетная лань плохо сочетались). Кличка еще одного обитающего в Доме зайца оленя продолжает мифологическую линию: Арес (древнегреческий бог войны). Домашние, впрочем, зовут его Чупакабром.


Олень Чупакабр. 

Уезжая из Дома зайца, я настроилась на философский лад и на размышления о сути добра. Мы часто не понимаем, что это такое и как оно выглядит. В жизни добро путают с вежливостью, любезностью, соблюдением приличий, оказанием взаимных услуг… Художественная литература не очень помогает осознанию этого философского понятия, а то и превращает его в свою полную противоположность. Достаточно вспомнить крылатую фразу: "Добро должно быть с кулаками". Первым так сказал Михаил Светлов, а затем в Литинституте провели упражнение на интерпретацию – и победителем вышел Станислав Куняев, утверждавший: "Добро должно быть с кулаками, добро суровым быть должно". Много позже Андрей Дементьев возразил коллеге, слова которого пошли в народ: "Да, кулаки — они остались. Добра вот только не видать".

А может быть, добро должно быть не с кулаками, а с такими умелыми и неутомимыми руками, как у Кристины Григорьевой? Она работает для тех, кто явно не окажет встречную услугу и даже вряд ли осознает, что им спасли жизнь. Не произнося громких слов, трудится ради далекой и, возможно, недостижимой цели. Казалось бы, какая нам разница, увидят ли дети через сто лет зайца в русском лесу, или узнают, что такие звери существовали, из новогодней песенки "Трусишка зайка серенький"?.. Но вот сотрудникам Дома зайца до этого есть дело. Мне думается, так и выглядит подлинное добро. 
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ОБЩЕСТВО"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Партнёрство на крещендо
Воспитание театром
От идеи до реализации – один грант!

В Москве

Молодые выпускники "Академии А. Белова и О. Кормухиной" дадут музыкальный квартирник "Встречаем лето"
Премьера спектакля "Добыть Тарковского" в московском театре "Пространство "Внутри"
"САШАШИШИН" по роману Александры Николаенко "Убить Бобрыкина" в театре "Современник"
Новости общества ВСЕ НОВОСТИ ОБЩЕСТВА
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть