Китовые истории и сказки о дельфинах: на ВДНХ пройдет праздничная неделя морских млекопитающих
22 июля 2019
Ностальгия по потерянному раю и ужасы Апокалипсиса
19 июля 2019
"Творческий отчет" Санкт-Петербургского государственного академического театра Комедии им Н.П. Акимова на московской сцене
19 июля 2019
Древний Псковский кремль омолаживается
17 июля 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

2 февраля 2019 13:28

"Киммерийский ветер" вдохновения: по следам русских классиков в Крыму

От Максимилиана Волошина до Антона Чехова, от Коктебеля до Ялты

Фото: Любомир Билык
Фото: Любомир Билык

Мы предлагаем вам путешествие по полуострову, но не по курортному Крыму, а по античной Тавриде, первозданной и безлюдной, такой, которая была местом силы и вдохновения для людей искусства.

"Страна голубых вершин"

Наше путешествие по крымскому берегу начинается в Коктебеле – небольшом поселке, спрятанном среди невысоких гор на берегу Коктебельской бухты. Глядя на него, даже и не подумаешь, что место это в каком-то смысле культовое, и для русской литературы сделало не меньше, чем, пожалуй, сама Мать-Москва. Коктебель не зря называют литературной Меккой, по каким-то загадочным стечениям обстоятельств это место многие годы привлекает русских деятелей искусства, становясь для них творческой колыбелью. Действительно, есть что-то таинственное, непостижимое и даже сакральное в Коктебельских просторах – с запада высится уснувший вулкан Карадаг, с севера – хребет Узун-Сырт, а на юге – море, море… Зимой здесь гораздо холоднее чем на Южном берегу, зато летом долину почти всегда освежает ветер – тот самый, воспетый Волошиным, "киммерийский ветер".

М.А. и Е.О. Волошины. Коктебель, 1919 год

"Коктебель не сразу вошел в мою душу: я постепенно осознал его как родину моего духа. И мне понадобилось много лет блужданий… чтобы понять его красоту и единственность". Максимилиан Волошин впервые приехал в Коктебель, когда ему было 16 лет, вместе с матерью. Максимилиан учится в феодосийской гимназии, после уезжает в Москву и возвращается в Коктебель уже в 1903 году, на этот раз – навсегда. На участке земли, ранее принадлежавшем его матери, возле самого моря, он строит двухэтажный дом, разбивает сад. К Волошину приезжает огромное множество гостей, в том числе – известные поэты серебряного века: Мандельштам, Гумилев, Брюсов, Цветаева…


Дом Волошина в Коктебеле

Марина Цветаева впервые приехала в Коктебель в мае 1911 года. Она уже была знакома с Волошиным. Марина писала про него: "Макс был настоящим чадом, порождением, исчадием земли. Раскрылась земля и породила: такого, совсем готового, огромного гнома, дремучего великана, немножко быка, немножко бога, на коренастых, точеных, как кегли, как сталь упругих, как столбы устойчивых ногах, с аквамарином вместо глаз, с дремучим лесом вместо волос, со всеми морскими и земными солями в крови, со всем, что внутри земли кипело и остыло, кипело и остыло". В Коктебеле Марина Цветаева встретила Сергея Эфрона, своего будущего мужа. И хотя судьбы их сложились трагично, Коктебель Марина полюбила навсегда, приезжая сюда еще множество раз.


Марина Цветаева и Сергей Эфрон в доме Максимилиана Волошина в Коктебеле

Коктебельский дом Волошина нередко называли "Дом поэта". Летом 1925 года, со своей первой женой, "Дом поэта" посетил Михаил Булгаков. Сидя на его веранде, он читал хозяину повесть «Собачье сердце». Там же он сочинил фантастическую повесть "Роковые яйца", вдохновившись историей про огромного морского змея, обитающего в окрестностях Коктебельской бухты. Кто знает, быть может змей этот до сих пор плавает где-то в глубинах Черного моря…

Коктебель и Волошин действительно "срослись", ведь Крым, в первую очередь, это вовсе не курорт – это древность гор и глубина моря, это колыбель народа и наследие античности. Волошин пишет о Коктебеле:


Выйди на кровлю. Склонись на четыре
Стороны света, простерши ладонь…
Солнце… Вода… Облака… Огонь…
Все, что есть прекрасного в мире…


Сейчас Коктебель – популярное место отдыха, летом переполненное толпами отдыхающих. Но если приехать сюда не «в сезон», а ранней крымской весной, или бархатной осенью, даже ветреной, но бесснежной зимой, то можно еще услышать холодок "в волнах его прилива", услышать, как "вздыхает ветер", почувствовать, что "его полынь хмельна моей тоской», спуститься в долину меж горных хребтов – «как в раковине малой океана…".

Мемориальный Дом-Музей Волошина в Коктебеле стоить посетить обязательно. Ведь там – все то, что так влекло его, все то, чем он жил. Максимилиан изначально строил свой дом в расчёте на большое множество гостей, и дом этот, уже 87 лет после смерти поэта, каждый день принимает новых гостей.

Нора моей души, гнездо моих видений,
и мыслей логово – мой коктебельский
                                                                 дом…

 

Каффа

Проехав чуть дальше Коктебеля, мы попадаем в Феодосию – что с древнегреческого переводится как "Богом данная". Феодосия была основана греческими колонистами из Милета, позже была разрушена гуннами, в 5 веке перешла под контроль Византийской империи, вновь была разрушена и лишь после 13 века была выкуплена генуэзскими купцами, которые назвали город Каффа и превратили его в процветающий торговый порт. История Феодосия – одна из самых древних и запутанных в Крыму, его улочки, неизменно тянущиеся к морю, хранят в себе память древности, его старые крепости – отсылают нас ко временам, когда на землях Тавриды велись жестокие и кровавые битвы.

Сейчас Феодосия – небольшой уютный городок, популярное место отдыха крымских гостей. Но стоит выйти из города, подняться на хребет Тепе-Оба, или к массиву Карадага, и ты вновь оказываешься где-то в мире ином, изначальном, первобытном. Вот прекрасное гриновское описание горы, замаскированной под созвучным названием "Хар-Датаг": "Я шел по колючим горным травам, шалфею и полыни, изредка разнообразящихся кустами дрока и терна. Мысли – если называть мыслями сознание сухой остроты дыхания и свободы бродить по яркому, безлюдному пространству – определялись тем, что видели глаза и нащупывала нога. Не было ни птиц, ни мотыльков, лишь шелест ящерицы да хруст жесткой травы нарушали полдневную тишину. Пройдя каменную площадку по направлению к морю, синевшему за амбатурами верхних зубцов, я увидел, что главные трудности впереди! Передо мной были рискованные воздушные переходы и глубокие трещины. Эти отдельно расположенные гребни, с провалами между них, были доступны стрижу, но не человеку".


А. Грин. 1924 год

Александр Грин – большой любитель пеших прогулок, высматривал в окружающей его природе названия и картины для своих повестей и романов. Первую поездку в Крым он совершил в 1923 году, на полученный гонорар за журнальную публикацию "Алых парусов". Символичной оказалась фраза из книги: "Я понял одну простую истину; она состоит в том, чтобы делать чудеса своими руками". Влюбившись в Крым, уже в 1924 году Александр Грин вместе со своей второй женой Ниной Николаевной, переезжает в Феодосию. За 6 лет, проведенных писателем в этом городе, он написал четыре романа и более сорока рассказов и новелл.


Первое издание "Алых парусов" 1223 года

Дом Грина в Феодосии – место аскетичное и по большей части скромное. Одноэтажный, с небольшими окнами, четырехкомнатный дом стал для Грина и его жены местом спокойствия и счастья. Современники Грина упоминали что он и Нина Николаевна нередко переговаривались стихами, дополняя фразы друг друга и что атмосфера в их доме всегда была гостеприимной и приятной.


Дом-музей А. Грина в Феодосии. Современный вид

Жизнь Александра Грина была далеко не простой. В 1919 году его призвали в ряды красной армии, где он заболел сыпным тифом. Почти умирающий, он пишет письмо Алексею Горькому с просьбой о помощи. Горький помогает – Грину выделяют редкий академический паек и дают комнату в общежитии Дома Искусств. Дом в Феодосии стал для Грина местом покоя, а крымские горы и море – местом силы и вдохновения.

"…нравится мне больше, чем Ривьера…"

Покинув Феодосию, мы движемся в сторону Южного берега, проезжаем через 1800-летний Судак, кидаем взгляд на его Генуэзскую крепость с обломанной Девичьей башней на вершине… По легенде, с нее положено прыгать тем, кто столкнулся с неразделенной любовью. Дальше – деревушки на самом берегу моря – Морское, Рыбачье, а потом уже и Алушта, Гурзуф, Никита, и вот – жемчужина Крыма – Ялта.

Ялта – относительно молодой город, всего 181 год. Но на ее месте раньше было множество татарских деревушек, в том числе Аутка, в которой в 1899 году построил свою "Белую дачу" Антон Павлович Чехов. От Волошина, Грина и Цветаевой, которых в Крым влекло какой-то внутренней силой, Чехова в Крым привела болезнь. Перед тем как поселиться в Крыму, он приезжал сюда пять раз. Антон Павлович побывал в Севастополе, Коктебеле, Старом Крыму, а на обратном пути заехал в Ялту, которая ему не понравилась: "Ялта – это помесь чего-то европейского, напоминающего виды Ниццы, с чем-то мещански-ярмарочным". Тем не менее, в свой следующий приезд, Чехов, прожив в Ялте три недели, все же оценил ее и написал, что "из всех русских теплых мест самое лучшее пока – Южный берег Крыма». И добавлял: "Крымское побережье красиво, уютно и нравится мне больше, чем Ривьера…".


А. П. Чехов в Ялте. 1900 год

Летом Антон Павлович встречал в своем доме множество гостей – Михаила Булгакова, Алексея Горького, Исаака Левитана. Булгаков даже пережил в Ялте землетрясение, изобразив его позже в своем романе "Мастер и Маргарита". Когда же "сезон" в Крыму заканчивался, Антон Чехов оставался один. Тогда его отрадой становится прекрасный сад и, конечно же, литература. В Ялте Чехов много и серьезно работал, хоть и говорил, что "под этим небом легче взлететь на небо, чем написать хотя бы строку". В Ялте Чехов пишет "Три сестры" и "Вишневый сад", повесть "В овраге", несколько рассказов и свою знаменитую "Даму с собачкой".

А.П. Чехов возле своего дома

Чехов тяжело переживал разлуку с женой, Ольгой Леонардовной, которая могла приезжать в Ялту только летом, когда театральный сезон заканчивался. Он писал ей: "Если мы теперь не вместе, то виноваты в этом не я и не ты, а бес, вложивший в меня бацил, а в тебя любовь к искусству".


А. П. Чехов и О.Л. Книппер-Чехова

Все же Крым стал для Антона Павловича тем лекарством, которое, хоть и не на долго, но смогло облегчить его страдания. Как врач, он чувствовал приближение смерти, и слушая шум моря, доносящийся снизу, ему становилось чуть легче, от осознания, что "так шумело внизу, когда тут еще не было ни Ялты, ни Ореанды, теперь шумит и будет шуметь так же равнодушно и глухо, когда нас не будет…".

Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Китовые истории и сказки о дельфинах: на ВДНХ пройдет праздничная неделя морских млекопитающих
Елизавета Гришанова: "Каждый день меня окружают самые разные идеи"
Ностальгия по потерянному раю и ужасы Апокалипсиса

В Москве

Чужих детей не бывает
Визуальные искусства вновь соединились в "Орлёнке"
Чисто шотландские убийства
Новости
ВСЕ НОВОСТИ
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть