"Опытный дом переходного типа": в Москве реконструируют Дом Наркомфина
26 июня 2019
В Тюмени началась федеральная смена форума "Утро"
26 июня 2019
Голландский след русской иконописи
26 июня 2019
Как участники форума "Утро" готовили первые проекты на гранты
25 июня 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

23 октября 2018 16:42

Реконструкция "Вальпургиевой ночи" к 80-летию Венедикта Ерофеева

Москва отметит день рождения Венедикта Ерофеева вернисажем и премьерой

Фото: пресс-служба театра МОСТ/Николай Соколов
Фото: пресс-служба театра МОСТ/Николай Соколов

24 октября в театре МОСТ настанет вновь "Вальпургиева ночь". Это уже вторая постановка пьесы Ерофеева в этом театре. Первая была осуществлена в 1989 году, еще до того, как пьеса была напечатана в СССР, получив одобрение самого автора. Обновленная "Вальпургиева ночь" Евгения Славутина — это новый вызов общественно-политическому и личному устроению современного мира. По словам режиссера, слово Ерофеева оказалось пророческим: безумные идеи героев из сумасшедшего дома становятся реальностью наших дней.

В течение сезона во время спектакля в фойе театра МОСТ будет размещаться выставка из документальных материалов: первых афиш и фотоархива Венедикта Ерофеева, который был передан супругой писателя Галиной Носовой в знак дружбы и признательности режиссеру Евгению Славутину

О своих встречах с Венедиктом Ерофеевым рассказывает художественный руководитель театра МОСТ и режиссер спектакля Евгений Славутин.

Фото: пресс-служба театра МОСТ

СТОЯЩАЯ ВЕЩЬ

Когда в руки режиссеру попадает новая пьеса, он довольно быстро определяет - стоящая это вещь или так себе. В случае с "Вальпургиевой ночью" все было понятно еще даже до прочтения, по замусоленным самиздатовским страницам. Третий или четвертый экземпляр, отпечатанный на машинке. Передавался из рук в руки, так как пьеса еще не была опубликована. Когда я прочитал эту штуку, то конечно стало понятно, что мне в руки попал шедевр. Великие вещи - они сразу понятны. Естественно, мы тут же начали вплотную ею заниматься. Разбирали сразу целыми сценами, пьеса просто летела. Это был 1988 год. Пока шли репетиции, на какой-то из спектаклей в театр пришла Наташа Шмелькова, близкая подруга Ерофеева. Мы разговорились, она спросила, что мы ставим и сказала: - А вы хотели бы с ним познакомиться? С автором? - Да, но вот говорят, что Венедикт Васильевич может человека с лестницы спустить, если он ему не понравится? - Ну что вы, это миф! Никогда и никого он с лестницы не спускал. Он найдет другие способы сравнять с землей, если не понравитесь. После этого мы встретились. 

Фото: пресс-служба театра МОСТ

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

Первая встреча произошла на творческом вечере Ерофеева в Доме архитектора, где мы показали первое действие "Вальпургиевой ночи". Тогда я подошел к нему и сказал, что вот я режиссер, который ставит этот спектакль, первое действие вы уже видели, мы работаем над пьесой, не возражаете, что мы ее ставим? Он сказал, приложив свой микрофон к горлу, таким немного гудящим голосом: "Не возражаю". Он говорил вообще уже очень мало, трудно было общаться через аппарат.

Фото: пресс-служба театра МОСТ

А потом он приехал к нам на репетицию. Никакого обсуждения, никаких замечаний и возражений не было. Он просто смотрел, а потом написал сестре, что вот "вчера был в театре, режиссер Славутин произвел самое благоприятное впечатление - криклив, неутомим и педантичен". Снобизма не было: студенческий театр - это отлично! Никаких ремарок и поправок не вносил, не дергал актеров - он был гением и совершенно спокойно относился к другим. Пьеса его, а спектакль мой. Он с пониманием к этому относился. Категорически ни во что не вмешивался. Ему было достаточно того, что я педант. Он и сам был педант. Я вообще заметил, что чем маститей автор, тем легче с ним работается, свободнее. Почему-то великие не придираются к словам и не учат как делать.

ДЕНЬ ПРЕМЬЕРЫ

В день премьеры я конечно волновался. Перед началом спектакля, когда Ерофеев поднимался по лестнице, я подошел и сказал: "Вот сейчас вы увидите весь спектакль. Как я и обещал, поставили без единой купюры, с точностью до запятой". Он ответил коротко и ясно: "Ни за что не поверю, пока не увижу". Это его фраза. После спектакля, который шел 4,5 часа, он спустился к нам. Стоит, молчит. Все ждут, чего он скажет. Я говорю: "Веня, (тогда я был с ним на вы, Венедикт Васильевич, но вот в этой ситуации, почему-то сказал Веня) ну ты скажи что-нибудь ребятам, как тебе понравился спектакль?" И он произнес гениальную фразу: "Если оценивать как в фигурном катании, то 5 и 7; 5 и 8; 5 и 9". До 6 и 0 не добрался, дальше просто хохот заглушил все!"

В ГОСТЯХ У АВТОРА

Фото: пресс-служба театра МОСТ

После премьеры поехали на Флотскую к нему в гости. Была довольно большая компания. Я зашел в соседнюю комнату и посмотрел на его библиотеку. Там стояла вся философская классика! Когда опубликовали его записные книжки, по ним было видно, что он в 60-х годах уже читал Мартина Бубера. Как это может быть? Бубер в 64-м, по-моему, еще переведен даже не был, а он его уже читал! Самая потрясающая встреча была потом, как-то летом. Я к нему приехал просто навестить, потому что его должны были в больницу класть. Я в его же стиле шутовского панибратства сказал, что только полный идиот мог написать такую пьесу, в которой в первом действии происходит экспозиция, во втором действии завязка, в третьем кульминация, в четвертом развитие, в финале катарсис. Ему, видимо, это очень понравилось, и он вполне серьезно сказал: "Хочешь, я расскажу тебе, как я сочинил эту пьесу?" Ну еще бы! Уже полтора года играем "Вальпургиеву ночь" и все еще не знаем, как он ее сочинил.

СЮЖЕТ ИЗ ЖИЗНИ

Вот его уникальный рассказ: Он работал на пункте приема стеклотары. К нему приехали бывшие сослуживцы со старого места работы в другом конце Подмосковья, где они прокладывали какие-то трассы, а он был учетчиком. Приехали с большой бутылью спирта, которую где-то скоммуниздили. Поставили на стол и, так как он ученый человек и самый умный в этой компании, предложили решить, можно ли вообще пить спирт этот? Вдруг он технический? "Я взял стопку, налил и выпил. Они сидят, ждут. Подействует или как? Я наливаю вторую, третью, четвертую. В какой-то момент уже стало заметно меньше спирта в этой бутыли, почти половину выпил. Они сидят и ждут. А я смотрю на них и думаю, как же они дорожат своей жизнью!" Вот в этом весь Ерофеев. Абсолютный синкретизм юмора и трагедии.

КОНЕЦ ИСТОРИИ

После смерти Венедикта Васильевича мы продолжали общаться с его женой. Мы с ней дружили, она приходила в театр. Была на спектаклях. Вообще это были очень теплые отношения. Она очень тяжело переживала его уход, все время говорила: "Скоро я к нему полечу", но кто же мог подумать, что она буквально полетит к нему, выбросившись из окна?! Мы думали, что это метафора, образ, не более того. Как-то мы были у нее в гостях, она напекла блинов с красной икрой, посидели очень хорошо. Она какая-то спокойная была. Предположить, что буквально через месяц она покончит жизнь самоубийством было невозможно. Тогда Галина отдала нам фотоархив: "Пусть он остается у вас". Как оказалось, сделала она это незадолго до своей гибели.



Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ТЕАТРЕ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

"Опытный дом переходного типа": в Москве реконструируют Дом Наркомфина
Роскошество Востока. Костюмы Османской империи глазами современных дизайнеров Турции. Часть I
В Тюмени началась федеральная смена форума "Утро"

В Москве

Голландский след русской иконописи
Русско-грузинский Сезанн — художник Кирилл Зданевич
Иконостас Гогена спустя столетие
Новости театра
ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРА
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть