Московский зодчий: к 280-летию Матвея Казакова
16 декабря 2018
Как вернуть детско-юношеское кино в России
14 декабря 2018
Проблемы детского театра обсудили в Кемерово
14 декабря 2018
Выставка декора стола разных эпох в музее Тропинина
14 декабря 2018

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

23 марта 2016 11:30

Идеальная пара

В Театре Станиславского и Немировича-Данченко показали два оперных раритета

"Сказание об Орфее" итальянского композитора Альфредо Казеллы и "Ариадна" его чешского коллеги Богуслава Мартину – оперы, в России никогда не звучавшие. Написанные в XX веке, они добрались до отечественного зрителя только сейчас. Создатели спектаклей – режиссёр Екатерина Василёва и дирижёр Мария Максимчук – обратились к двум разным историям, сочетание которых оправдано, а воплощение в едином сценическом пространстве возможно.

Но с музыкальной точки зрения эти оперы совершенно непохожи. Авторы вряд ли могли себе представить, что их сочинения будут исполнять в один вечер. Ведь в первом случае – итальянский экспрессионизм "Орфея" с проникновенными теноровыми ариями, а во втором – немецкая традиция "Ариадны", оперы строгой по форме и лучше прорисованной по фактуре.

Грамотно сыграть на таком контрасте, конечно, входило в планы постановщиков. Тем более, что эти разнонаправленные по стилистике сочинения каждое по-своему разрушают стереотип "сложной" оперы XX века. "Это не умозрительные поиски авторов, которые действовали вопреки традициям, а самобытный и талантливо обработанный материал, пригодный для сцены", – считает Максимчук. И с этим трудно не согласиться.

Иная задача стояла перед Василёвой: синтезировать общую тему античности и реализовать свое режиссёрское решение в пространстве куба-трансформера малой сцены театра. К соседним граням этого куба пристроили почти что древнегреческий амфитеатр: два несоприкасающихся друг с другом зрительских сектора, а пространство напротив, то есть середину площадки, заняла сцена.

В "Орфее" она целиком отдана гигантскому меандру – самому распространенному античному орнаменту, его сложили из камней и окружили меандрами поменьше, развесив по стенам и ярко подсветив. Метафора ясна: меандр – это своего рода путь человека, судьба Орфея. В этих камнях он теряет любимую, там же хищные вакханки убивают певца любви. Разлетаются камни, рушится меандр, гибнет герой.

Если в первом спектакле режиссёр работает преимущественно с плоскостями, то в "Ариадне" – с объемом. В мифе Ариадна передала Тесею клубок, чтобы тот, разматывая нить, вышел из лабиринта, где обитал Минотавр. Непосредственно этот сюжетный поворот в опере отсутствует, но именно к нему отсылает режиссёр. На сцене – настоящая паутина, сотканная из нитей-веревок, в которой, как и в своих чувствах, запутываются герои. Минотавр оказывается двойником Тесея: победив себя, он побеждает врага. А перерезав главную красную ленту – нить любви, Тесей освобождается и покидает Ариадну.

События в обеих операх разворачиваются настолько стремительно, что можно легко потерять логику повествования. И сценография в "Орфее" и "Ариадне" работает, как педаль тормоза, сдерживая скорость, с которой меняются мизансцены. Но кажется, что артисты в таких экстремальных условиях чувствуют себя некомфортно. Приходится сначала думать о том, как бы не зашибить себя камнем или случайно не придушить партнера веревкой. А ведь при этом нужно еще и петь. Отсюда некая искусственность их существования на сцене, которая сменяется "захлестом", когда артисты эмоционально перегибают, пытаясь захватить внимание аудитории, как, например, на детских спектаклях.

Уровень, необходимый для исполнения партии Ариадны, можно представить: Мартину писал её для Марии Каллас. И Ольга Луцив-Терновкая справляется с этой работой безукоризненно. Особенно впечатляет девятиминутная ария в финале (к слову, каждая опера длится чуть больше 40 минут). Орфею тоже приходится вытягивать весь спектакль на себе. Но кажется, что Артем Сафронов (Орфей) больше увлекается вокализацией и соревнованием с оркестром, упивающимся колоритностью партитуры.

Два новых спектакля – это две истории: мужчины и женщины, своего рода "инь" и "ян" для постановщиков. Причем в "Орфее" мужчина окружен женским хором (вакханки), а в "Ариадне" – женщина действует среди мужчин (Тесей, Бурун, афиняне). "Орфей" – кинематографичен, это спектакль резкий, эмоциональный, даже жесткий. "Ариадна" в этом плане сложнее, тут есть и намеки на психоанализ, развивается тема жертвенности, и даже финал тут почти что открытый. Другое дело, что эти темы не всегда "дожаты", а символы разбросаны.
Безусловный плюс обеих постановок, что от них не веет "музейностью", они любопытны и с точки зрения оригинальности музыкального материала, и потому, что предлагают вневременные, глобальные истории. С уверенностью можно сказать, что на Малой сцене наконец появились спектакли, которые смогут задержаться в репертуаре театра, а не затеряться в списке популярных названий.

Что: опера "Сказание об Орфее. Ариадна"
Где: Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко
Режиссёр: Екатерина Василёва
Премьера: 18 марта 2016 года
Продолжительность: 2 часа 30 минут (с одним антрактом)

Фотографии - ©Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко / Олег Черноус
Поделиться:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ТЕАТРЕ

ДРУГИЕ СТАТЬИ

Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть