Фестиваль "Театральная стрелка" пройдет в Нижнем Новгороде в апреле 2019 года
20 февраля 2019
Нельзя спасти камер-юнкера Пушкина: диалог со зрителем в Школе Современной Пьесы
20 февраля 2019
Экзотический этнический музыкальный узор на Сочинском фестивале искусств
20 февраля 2019
"От Рубенса до Макарта" — в венской Альбертине открылась выставка художественного собрания дома Лихтенштейнов
20 февраля 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

19 ноября 2015 11:10

Невыносимо долгий спектакль

Душевные метания потерянных людей в театре «Практика»

© Театр «Практика»
© Театр «Практика»

Потерянные люди в бурлящих мегаполисах встречаются повсюду, а их истории находят своё отображение в искусстве. Иван Вырыпаев взялся рассказать о духовном поиске таких людей, и 17 ноября представил в московском театре «Практика» собственную пьесу и постановку «Невыносимо долгие объятья».

Автор и режиссер спектакля рассказывает историю двух мужчин и двух женщин, судьбы которых переплелись в Нью-Йорке и Берлине. Все они запутались в отношениях, погрязли в случайных связях и наркотиках. Никто из них не может понять, как надо жить дальше, а мешанина из духовных доктрин в головах лишь усложняет их поиски. Трое приехали в Америку из Восточной Европы, и только весельчак Чарли, наименее подверженный депрессиям, родился и вырос в Нью-Йорке. По ходу спектакля все герои соприкасаются с чем-то непознанным, что заставляет их коренным образом изменить своё мировоззрение.

Творение Вырыпаева претендует на произведение, объединившее в себе новомодные веяния. «Невыносимо долгие объятия» чем-то похожи на американский stand up – герои сидят на высоких барных стульях, и каждый из них монотонно повествует о себе от третьего лица в свете нескольких лампочек, отчего спектакль производит впечатление долгой читки пьесы. Иван Вырыпаев утверждает, что его постановка про стиль, про слова, про красоту фраз. Однако, если это так, то возникает резонный вопрос: почему актеры говорят слова со столь монотонными и наигранными интонациями?

Да и содержание монологов главных героев вызывает смешанные эмоции. Каждая вторая шутка в спектакле – про секс, причем шутки эти грубы и однообразны. Такое впечатление, что автор судит о европейцах и американцах по второсортным комедиям.

Нельзя сказать, что на протяжении двух часов не происходит ничего любопытного – порой герои делятся со зрителями небезынтересными духовными откровениями, но через несколько минут всё возвращается на круги своя и мы вновь слышим очередную пошлую шутку или же монолог брутального мачо, который проговаривается с интонацией плохой закадровой озвучки.

Название спектакля явно отсылает нас к роману Милана Кундеры «Невыносимая легкость бытия». В нем знаменитый чешский писатель тоже рассказывает о жизни и смерти, любви и сексе, эмиграции и привязанности к родной стране. Герои Кундеры тоже ощущают, что пластмассовый мир победил, оставив им мало кислорода. Но в отличии от Вырыпаева, Кундера писал о живых людях с плотью и кровью. Герои Вырыпаева говорят о себе в третьем лице, как бы отстраняясь от происходящего с ними. То, что должно выглядеть как новация, способная привлечь зрительское внимание, работает с точностью до наоборот. Ведь если герой отстраняется сам от себя настолько, что его слова звучат совсем безэмоционально, почему зрителю должны быть интересны его метания?

Театр всегда играет на контрасте: в спектакле неизменно должен присутствовать герой или антигерой, контрастирующий с общей массой. Если же автор хочет рассказать нам о бытии в бутофорской реальности, на сцене должен быть кто-то, кто ей не подчиняется. Однако герои движутся по ходу спектакля подобно падающим друг на друга костяшкам домино, каждый их шаг предсказуем. Мистицизм, присутствующий в «Невыносимо долгих объятьях», также весьма натянут и нередко используется автором для того, чтобы скрепить сюжет, когда тот расходится по швам. Как иначе объяснить то, что Эмми из Сербии видит в коматозном сне номер телефона своего бывшего молодого человека Чарли, который, в свою очередь, лежит без сознания в берлинской больнице, а параллельно та же ситуация происходит с другими героями – Кшиштофом и Моникой?

В общем, смотреть спектакль скучно. Эпатаж? Ну кого сейчас можно шокировать набором типовых шуток на постельные темы. Можно вспомнить дерзкие романы раннего Лимонова про его нью-йоркские похождения, но в речах актеров нет и сотой доли лимоновского драйва. Смелый творческий жест? Возможно, но не очень понятно, на что он направлен. Портрет поколения? Нет, скорее набор стереотипов о нем. Больше всего постановка Вырыпаева напоминает самовыражение ради самовыражения, чем сейчас также никого нельзя удивить.

В одном спектакль оправдал себя: он получился действительно невыносимо долгим.

Что: Спектакль «Невыносимо долгие объятья»
Где: Театр «Практика»
Режиссер: Иван Вырыпаев
Премьера: 17 ноября 2015 года

Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ТЕАТРЕ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

О культуре в Москве

Фестиваль "Театральная стрелка" пройдет в Нижнем Новгороде в апреле 2019 года
Нельзя спасти камер-юнкера Пушкина: диалог со зрителем в Школе Современной Пьесы
Экзотический этнический музыкальный узор на Сочинском фестивале искусств
"От Рубенса до Макарта" — в венской Альбертине открылась выставка художественного собрания дома Лихтенштейнов
Торжество джаза, танца и свободы в новом шоу Театра "У Никитских ворот"
Новости театра
ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРА
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть