Ностальгия по потерянному раю и ужасы Апокалипсиса
19 июля 2019
"Творческий отчет" Санкт-Петербургского государственного академического театра Комедии им Н.П. Акимова на московской сцене
19 июля 2019
Древний Псковский кремль омолаживается
17 июля 2019
В Пскове реконструируют древнейший "бизнес-центр" – Дом Постникова
16 июля 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

7 декабря 2017 18:41

История нелюбви в Театриуме на Серпуховке

В столице показали спектакль “Костя Треплев. Любовь и смерть”.

Фото: Александр Коптяев
Фото: Александр Коптяев

Свою версию чеховской Чайки режиссёр Вениамин Фильштинский представил сначала в “Таком театре” - молодёжном театре Санкт-Петербурга, а теперь привез постановку в Москву.

Круг персонажей очерчен Костей Треплевым (Александр Кудренко), Ириной Аркадиной (н.а. РФ Анна Алексахина), Ниной Заречной (Анна Донченко) и Сориным (н.а. РФ Валерий Дьяченко), а в центре спектакля история любви (и нелюбви) Кости Треплева.  
 
Лаконичные декорации, выполненные в тёмных цветах, как будто созданы для того, чтобы лишь только обозначить семейный конфликт. В центре сцены – скамейка, в углу – стол, видно и висящее ружьё, которое в конце действия так и выстрелит. Внимание зрителя сосредоточено на игре актёров, а она заслуживает полного и безоговорочного уважения и признания в мастерстве.
 
Спектакль “Костя Треплев. Любовь и смерть” – театр в театре. Все четверо актёров играют чеховскую пьесу, соединяя первоисточник с собственными пояснениями и импровизацией, объяснениями поступков, характера близких и жизненных коллизий.
 
Великолепна в своей роли Аркадиной Анна Алексахина. Перед зрителем предстаёт актриса, погружённая в “творчество”, чья жизнь полностью занята театром, у нее нет ни времени, ни желания принять участие в судьбе и жизни сына. Аркадина Анны Алексахиной очень витальна и энергична, всё, что касается театральной профессии её чрезвычайно волнует. Ради спасения искусства, она готова бесцеремонно делает замечания по ходу представления пьесы собственного сына и полностью срывает спектакль. Нет, не любит она сына, она любит лишь высокое искусство, а точнее – себя в нём. Даже в старинное домашнее лото она играет с упоением, сдабривая игру шутками и прибаутками, но и здесь Аркадина – “чересчур актриса”.  

Фото: Александр Коптяев
 
Нелюбовь родной матери чувствует и сам Костя Треплев (Александр Кудренко). Насколько пронзительны и берущие за душу его монологи, как сильно и мучительно переживает он равнодушие близкого и родного ему человека. Возможно, что он недостаточно талантлив, а уж тем более не гениален, возможно, ему не везёт – в этом сама же Аркадина признаётся своему брату, Сорину, сославшись на мнение беллетриста Тригорина, который для неё безоговорочный авторитет. Но любому, даже выросшему ребёнку, необходима любовь родителей, нуждается в ней и Костя Треплев.
 
Не получив тепла от матери, он пытается получить его от Нины Заречной, девушки, мечтающей о сцене. Но не тут-то было! И здесь он терпит фиаско – Заречная влюблена в Тригорина и уезжает с ним. Ах, этот Тригорин! Незримым (в прямом смысле) и непобедимым соперником предстаёт он перед Треплевым. Тригорин забирает любовь двух женщин, за чувства которых так безуспешно борется Треплев.   
 
Любовь Нины к Тригорину тоже несчастливая. После двух лет жизни с писателем, потери ребёнка, скитаний по провинциальным театрам это уже не та восторженная девочка в бежево-розовом платье (спасибо художнику Александру Орлову), игравшая на самодельной сцене и мечтавшая о славе. Перед зрителем предстанет измученная жизнью актриса, в тёмных одеждах, с мокрыми от дождя волосами, уставшая женщина с железным терпением – так жёстко и даже жестоко звучат последние монологи героини Анны Донченко. Все её слова выстраданы, и крест свой Нина будет нести до конца.
 
Единственный человек, относящийся к Косте Треплеву с любовью и участием, – его дядя Сорин (Валерий Дьяченко). Но его поддержки и утешения недостаточно племяннику. Костя стреляется. И только в этот момент, когда уже ничего нельзя исправить, у Аркадиной возникает нечто похожее на чувство раскаяния, словами шекспировской Гертруды заканчивает актриса свой монолог: “Мой сын! Ты очи обратил мне внутрь души, и я увидела ее в таких кровавых, в таких смертельных язвах — нет спасенья!”   
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ТЕАТРЕ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Елизавета Гришанова: "Каждый день меня окружают самые разные идеи"
Ностальгия по потерянному раю и ужасы Апокалипсиса
Это не навсегда. Фотосюжет с премьеры

В Москве

Чужих детей не бывает
Визуальные искусства вновь соединились в "Орлёнке"
Чисто шотландские убийства
Новости театра
ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРА
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть