Камни как люди. "Артдокфест" подвел итоги в Москве и Санкт-Петербурге
13 декабря 2019
Поэт акварели фон Визин
13 декабря 2019
По ту сторону льда: Cirque du Soleil в Северной столице
12 декабря 2019
"Свет мой зеркальце скажи" или как читали "Университетские субботы" в Литературном институте
12 декабря 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Проклятье господина де Мольера

3 и 15 июня в рамках Платоновского фестиваля была представлена премьера спектакля «Кабала святош» Воронежского Камерного театра (режиссер Михаил Бычков) по одноименной пьесе Михаила Булгакова, выдающегося современника Андрея Платонова.

Фото: Алексей Бычков
Фото: Алексей Бычков

Михаил Бычков зачастую переносит действие во время, близкое современному зрителю, подчеркивая универсальность классического текста и его вневременную ценность. Так было в «Дяде Ване», «Грозе», «Антигоне», «Бальзаминове». В «Кабале святош» господствует эстетика XVII века, здесь немало отсылок к барочной моде: юбки на фижмах, высокие парики, накидки, веера – что подчеркивает театральность и маскарадность. И проблематика постановки благодаря этому становится лишь острее.

Границы между реальной жизнью и творчеством размываются, что выражается с помощью сценографии. Ее основа – рамка с подсветкой, которая представляет собой портал сцены. Все, что видит зритель, одновременно и сцена, и закулисье, как в прямом, так и в переносном значении. С одной стороны, это театр Мольера, с другой – видимая сторона жизни и ее оборотная сторона, полная лжи и интриг.


Фото: Алексей Бычков

Важное место в спектакле занимают песни. Выходя на условную сцену на сцене, герои делятся самым важным и сокровенным. Жан-Батист Мольер (Камиль Тукаев) исполняет песню комедианта, влюбленного в искусство и преображенного им. Несчастная, покинутая Мадлена Бежар (Екатерина Савченко) поет о проститутке, чья жизнь разбита. Жан-Жак Бутон (Андрей Новиков) – о беспощадности и быстротечности времени. С русского герои переходят на французский, который становится языком исповеди. И в тот момент, когда они выходят на сцену, чтобы исполнить песню, они становятся настоящими и искренними, будто на мгновение переставая играть свои роли.


Фото: Алексей Бычков

Театральность происходящего подчеркивается художественными приемами. Песни, исполняемые героями, остановки истории, обращения в зрительный зал и открытые ремарки отсылают к театру Бертольда Брехта с его зонгами и эффектом отчуждения. Форма эпического театра, где сцена остается именно сценой, а не правдоподобной имитацией жизни, персонаж – ролью, которую исполняет актер, изображаемое – исключительно сценической зарисовкой, оказывается очень гармоничной и созвучной содержанию спектакля.


Фото: Алексей Бычков

Центральным становится вечный конфликт художника и власти. Он разрушает жизнь Мольера, его остро переживал и сам Булгаков. Взаимоотношения героя с властью начинаются с «романа»: Людовик Великий (Андрей Мирошников) благосклонно воспринимает творчество Мольера и оправдывает драматурга, обедает с ним, щедро оценивает работу. Однако любовь короля недолговечна, и вскоре Жан-Батист будет лишен привилегий, любимое детище драматурга, «Тартюф», попадет под запрет, как и все остальные пьесы, за исключением смешных комедий. Для Мольера, чья жизнь стала театром, а театр жизнью, это самое страшное проклятье.

 

Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ТЕАТРАХ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Камни как люди. "Артдокфест" подвел итоги в Москве и Санкт-Петербурге
Поэт акварели фон Визин
Даяна Гофман: "Наша профессия прекрасна"

В Москве

"Свет мой зеркальце скажи" или как читали "Университетские субботы" в Литературном институте
"Эль Система" по-венесуэльски в московском "Зарядье"
Праздник и традиции в Рахманиновском зале
Новости театра
ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРА
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть