Супруга и соратник. 85 лет отметила Наталия Солженицына.
23 июля 2024
Мила Маркелова. "Плат узорный до бровей…"
22 июля 2024
"Слово": новая отечественная литературная премия с крупнейшим призовым фондом
22 июля 2024
Знакомьтесь - Достоевский!
22 июля 2024

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

20 декабря 2022 13:12

Разруха снова в головах

Премьера "Собачьего сердца" в Малом театре

Фото: пресс-служба Малого театра
Фото: пресс-служба Малого театра

22 ноября народному артисту России Василию Ивановичу Бочкареву исполнилось 80 лет. Настоящим подарком юбиляру и крайней премьерой уходящего года в Малом театре стала постановка "Собачьего сердца" по знаменитой повести Михаила Булгакова. В спектакле Василий Иванович играет профессора Преображенского. На эту роль его пригласил режиссер Алексей Дубровский (это его пятая режиссерская работа на сцене Малого театра).

С первых минут действие напоминает об эпохе великого слома - победным маршем красноармейцев:
 
На бой нас давно вызывает
Буржуй, враг, царящий повсюду;
Пусть красное знамя собой означает
Идею рабочего люда.

 
И с красными флагами на спирали знаменитой башни Татлина подбедно поднимутся враги буржуев в солдатских шинелях и провозгласят победу революции. И затем эта огромная башня-пружина будет трансформироваться у нас на глазах в течение спектакля - то в кабинет высокого кремлевского начальника, то в старорежимную профессорскую квартиру, то в операционную... И невзначай напоминать — то ли стартующую ракету, то ли вавилонскую, то ли пизанскую конструкцию...
 
Василий Бочкарев, играющий профессора Преображенского, тонко и виртуозно рисует образ старого московского интеллигента. Он, конечно же, будет скорбеть о том, что "пропал калабуховский дом", что исчезают галоши из подъезда, нарастает разруха в головах людей... О всем том, что уже стало крылатыми фразами благодаря многочисленным постановкам и знаменитому фильму Владимира Бортко "Собачье сердце". Преображенский Бочкарева более "профессор" - классичен и сух по сравнению с жизнелюбивым героем Евгения Евстигнеева.  Он верит только в "дело", отрицая сами условия игры в "новую жизнь",  хотя при этом и пользуется некоторыми приемами (вроде звонка высокому покровителю).

Фото: пресс-служба Малого театра
 
Достойными партнерами Бочкарева в спектакле стали Игорь Петренко (скромный доктор Борменталь), Виктор Низовой (важный Нарком), Михаил Мартьянов (наглый Швондер), а также Владимир Носик (швейцар Фёдор), Александр Ермаков (пациент).  Наконец, главное открытие -  молодой артист театра Владимир Тяптушкин, играющий сначала  собаку, а потом Полиграфа Полиграфовича Шарикова.
 
С первых сцен поражает невероятная пластичность актера, изображающего животное как создание симпатичное и милое, хоть и беспардонное. Шарик первого действия забавен и смешон своими повадками, но во втором действии, когда он "роднится" с Климом Чугункиным, становится неприятен и даже страшен.

- Мы сделали акцент в спектакле именно на собаке, - говорит Владимир Тяптушкин. - На то, что нельзя идти против природы и невозможно превратить животное в человека. Когда в природу Шарика вмешивается натура

Клима Чугункина, бесстрашного авантюриста, от Шарика мало что остается. Вдумайтесь в само название - "Собачье сердце". Оно очень многогранное. С одной стороны, это вроде какой-то негатив. С другой -  это верность, чистая душа, что-то великое, очень редкое в наше время.
 
- Кстати, в чем виноват Шарик? - рассуждает артист. -  Он выживал как мог. Ну, взял профессор бедную собачку к себе, сделал операцию, в результате жизнь пса поменялась...  Внутри него две сущности. Шарик, по сути, жертва. И это в нем Клим Чугункин так яростно защищается. Сам добрый Шарик не стал бы так агрессивно завоевывать себе место под солнцем.  

Фото: пресс-служба Малого театра
 
Может, потому зритель почувствует особую энергию этого спектакля, решенного не как злая социальная сатира, а скорее, как мягкое напоминание о главных человеческих ценностях, в том числе, о "братьях меньших". Вполне современную идею о том, что Шарик — жертва системы, поддерживает и режиссер спектакля и автор инсценировки Алексей Дубровский: 

- Вот что получается, когда исследователь вместо того, чтобы идти параллельно и ощупью с природой, форсирует вопрос и приподымает завесу, - говорит режиссер. - Всем нам известен замечательный фильм Владимира Бортко, вышедший в 1988 году и точно попавший в контекст политических и социальных изменений, происходивших тогда в нашей стране, под названием "Перестройка". Однако прошло почти 35 лет и многие акценты во взгляде на произведение сместились.
 
Восприятие того сложного времени 20-х годов перестало быть однобоким и прямолинейным. Ведь у каждого тогда была своя правда. Да и сам герой повести, пёс Шарик, впоследствии превращённый в Полиграфа Полиграфовича Шарикова, представляется сегодня не антагонистом, а жертвой. Недаром из его уст неоднократно звучит фраза: "Разве я просил мне операцию делать?".
 
Профессор Преображенский, весьма неплохо и с большим достатком проживавший при большевиках, продолжает Дубровский, приподнял ту самую "завесу", зашёл слишком далеко и совсем не отдавал себе отчёт, куда приведёт его эта ошибка. А ошибка заключалась не в личности Клима Чугункина, чей мозг вставили Шарику, а в целесообразности операции как таковой. Ибо по словам самого профессора: "Зачем нужно искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба может его родить когда угодно?".

Фото: пресс-служба Малого театра
 
А невероятно "вкусную" сценографию,  наполненную вещами и звуками уходящей эпохи, придумала и осуществила художник Мария Утробина.  Полгода работала художница над тем, чтобы сошлись все паззлы в этом многослойном пироге:

- Я долго думала, как соединить эти два московских мира - мир социальный, новый, революционный и старорежимный мир уходящей эпохи, - говорит Утробина. - И поняла, что соединяющим образом является именно башня Татлина. Конечно, преобразованная под сценические задания.... Причем перекошенная — как пизанская. Она вроде бы летит и одновременно падает....  Как стык времен эпохи — мы знаем, какие события происходили в то страшное время. Это как символ стремления людей в некое светлое будущее, которое мы знаем, чем закончилось... Время набирания высоты и время падения. И наши герои взаимодействуют с ней на разных уровнях.
 
- Это была сложная история, - продолжает Мария Утробина. - Мы конструировали эту металлическую конструкцию три месяца. Ведь надо было продумать, как ее собирать и разбирать.  Там же три этажа и еще лестница внутри. С помощью света и поворотов мы решали задачу изменения ее образа в течение спектакля. Но мы справились.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ТЕАТР"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Генрих Гейне и Россия
Супруга и соратник. 85 лет отметила Наталия Солженицына.
Мила Маркелова. "Плат узорный до бровей…"

В Москве

С 27 июля в Москве на ВДНХ состоится VII Международный фестиваль искусств "Вдохновение"
В Москве начала работу платформа для сбора идей по развитию культурной жизни столицы
Впервые Школа-фестиваль Леонида Лундстрема "Донбасский экспресс" пройдет в Москве
Новости театров ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРОВ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть