"Доронина выдающаяся актриса. И именно поэтому ей нельзя руководить театром"
10 декабря 2019
Театральная Россия. Кабардинский Государственный драматический театр им. Али Шогенцукова
9 декабря 2019
Премьера документального фильма "Волонтёры будущего. Часть первая"
6 декабря 2019
Театральная Россия. Балкарский драматический театр им. К. Кулиева.
6 декабря 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

8 декабря 2016 9:11

Совпадение тональности Хейфеца и Миллера

В театре им. Маяковского режиссер Леонид Хейфец опять взялся за американского драматурга Артура Миллера. Четыре года назад появился спектакль "Цена", а на этот раз была выбрана пьеса "Все мои сыновья". После просмотра, отдельно хотелось рукоплескать актрисе Ольге Прокофьевой.

Фото: Театре им. Маяковского
Фото: Театре им. Маяковского

"Все мои сыновья” была первой пьесой, которая принесла Артуру Миллеру настоящую известность и заставила заговорить о нем как об одном из самых талантливых прогрессивных драматургов современной Америки.

Сам Миллер считал, что драматург должен стремиться к тому, чтобы зрительный зал принимал его пьесу не за произведение искусства, а за саму жизнь: "Театр — искусство, обращающееся к массе. Поэтому все происходящее на сцене каждый зритель воспринимает не только своими глазами, но и глазами соседа.  Мои пьесы являются ответом на те идеи, которые "витали в воздухе".  Я их писал для того, чтобы заставить читателей понять то, что они не сумели или не пожелали понять сами”.
 
Действие пьесы происходит в семье провинциального фабриканта Джо Келлера, во время войны поставлявшего военному министерству СЕТА детали для авиационных моторов. Оба его сына воевали в американской армии, а младший, летчик, пропал без вести. Мать надеется на его возвращение, хотя реальных оснований уже давно нет. Но Кейт, так зовут героиню, никому не позволяет думать, что Лари погиб.
 
Крис, второй сын, приглашает погостить к ним в дом Анну, бывшую невесту своего пропавшего брата, с целью жениться на ней. Но мать никогда не согласится на этот брак: для неё Анна – невеста Лари и останется ей навсегда.
 
Не хочется пересказывать всю сюжетную линию, дабы не портить впечатление тем, кто пойдет смотреть спектакль. Нет, это не мелодрама. Это драма, а может быть, даже и трагедия.
 
Фото: Театре им. Маяковского 

В театральных кругах ходила такая шутка о кратком содержание чеховской "Чайки": "От чего вы ходите в черном? Константин Гаврилыч застрелился." Так и в пьесе Миллера, только совсем без юмора: ночью, из-за ветра, упал тополь и сломал всем жизнь. Это, конечно, метафора. Но именно с падения дерева рушится мало-помалу жизнь и иллюзии. Точнее, наоборот: сначала иллюзии, а потом и жизнь.  "Удивительно. Все, как нарочно, случилось разом", – словно случайно проронила главная героиня в начале спектакля.
 
На спектаклях Хейфеца испытываешь то, что в наше время уже редкость –  сладостное ощущение правды жизни, выраженное только через актера. Ты не разгадываешь режиссерские ребусы, не пытаешь понять "а что этим или тем хотел сказать режиссер?"  Ты просто видишь на сцене реальных живых людей. Не актеров, играющих роли, а людей. В этом и состоит мастерство гиганта, мастодонта режиссуры Леонида Ефимовича Хейфеца.
 
Его называют легендарным режиссером. Он, почти на физическом уровне, ненавидит актерскую и режиссерскую ложь в работе.  Его книгу "Музыка в лифте" читаешь как художественную литературу. А для начинающих режиссеров она будто сборник ответов на многие вопросы: испытываешь сложности в начале своего творческого пути? Прочти книгу Хейфеца! Хотя в ней нет поучительных статей, а личные воспоминания и истории из обычной и режиссерской жизни.

Для Хейфеца самое важное в спектакле – артист. Все – через актера и ради него. А с артистами, особенно сейчас, далеко не все режиссеры умеют и да и не хотят работать. Леонид Ефимович работает подробно, скрупулезно, старается не упустить ни одной детали, мелочи, наполняя текст и все пространство смыслом. Он как будто наслаждается тишиной. Слово должно родится на сцене.

Фото: Театре им. Маяковского 

В наше время зритель, в большинстве своем, не хочет думать. Уж простите меня, но это так. И можно понять почему: когда за рабочую неделю устанешь, как собака, хочется пойти в театр развлечься. И совсем не нужно, чтобы тебя загружали проблемами. У нас и так забот хватает, не так ли? Но если все так будут рассуждать, общество деградирует. Нужно, просто необходимо смотреть сложные спектакли с философским смыслом, с жизненными перипетиями, с неотвратимыми наказаниями и трагическими финалами. Чтобы уметь размышлять.
 
А спектакль Хейфеца заставляет задуматься. Все мы без исключения совершаем ошибки, кто-то мелкие, а кто и непоправимые. А стоит ли овчинка выделки? "Все мои сыновья" – о высшей мере ответственности и об истинных ценностях. Что для детей значит отец? Почему мы верим чужим словам, а не словам близких, родных людей? Что такое семья? Что бы ты сделал сегодня ради Родины? И что для тебя важнее: деньги или чья-то жизнь? А если ты сделал не правильный выбор, то потом придется платить. Платить жизнью уже своих детей: "И мы — простые люди — ответственны за вселенную. Если же это не так, то вы напрасно убили своего сына, ибо он умер во имя этого!"
 
Согласитесь, многие из перечисленных ценностей утеряны сегодня.  Сейчас важнее доказать "кто в доме хозяин", чем объяснить ребенку, что семья, отец, родина – важнейшие слова и понятия. Что такое деньги по сравнению с человеческой жизнью! Даже если деньги нужны твоим близким. Но ведь у тех, у кого ты отнимаешь жизнь тоже есть семья! Как быть с этим? Нет, это не философия, не просто размышления "на тему". Это важные вопросы, на которые просто необходимо, если уж не ответить себе честно, то хотя бы задуматься. И никак Скарлетт О"Хара "Я подумаю об этом завтра", а сегодня, сейчас.
 
Зрителям, привыкшим видеть актрису Ольгу Прокофьеву в комедийных ролях, в двойне советую посмотреть этот спектакль. Вы не то, что не разочаруетесь, вы просто будете потрясены. Это настоящая драматическая актриса. Возникало ощущение, что Прокофьева своим появлением в той или иной сцене, "поднимала" спектакль, тянула на себе весь груз, происходящего.  Груз нестерпимой боли.  Предчувствуя беду,  она отчаянно борется с распадом семьи, почти выгоняя нарушителей спокойствия. С первого до последнего момента веришь в её безграничную, почти сумасшедшую материнскую любовь. И даже на поклоне, что называется, "не отпускало" ни её, ни зрителя. Она не вышла из образа, из состояния своей героини даже под аплодисменты. Браво!

Фото: Театре им. Маяковского 

Художник Владимир Арефьев заполнил почти все пространство сцены сломленным деревом. Оно как символ распада семьи, надломленных судьбы, рухнувших надежды. Это не вся сценография, но важная и основная часть, в которой выражается смысл – образ спектакля.
 
"Все мои сыновья" – яркий пример единой мысли драматурга, режиссера и художника. Никто не тянет одеяло на себя. Режиссер и драматург звучат в одной тональности.  Созвучие талантов.
 "Количество факторов, определяющих успех, не сможет подсчитать никакой компьютер… подходящее время года для данной пьесы, подходящий исторический момент, подходящая тональность."
Артур Миллер
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ТЕАТРАХ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Три фильма декабря: киноафиша
"Доронина выдающаяся актриса. И именно поэтому ей нельзя руководить театром"
Театральная Россия. Кабардинский Государственный драматический театр им. Али Шогенцукова

В Москве

Праздник и традиции в Рахманиновском зале
"Ипполитовка" жжёт!
Москва и Санкт-Петербург встречают "Артдокфест"
Новости театра
ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРА
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть