Новосибирск во власти ХАОСа
22 октября 2021
Лучшие детские спектакли молодых режиссеров на фестивале "Артмиграция - Детям"
20 октября 2021
Театр им. Н.И. Сац: реконструкция в стиле Re-Конструкция
20 октября 2021
Международный волонтёрский лагерь: сохраним культурное наследие
20 октября 2021

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Эти страшные слова "женская проза"…

Интервью о феномене и терминологии с теоретиками и практиками литературного процесса.

Фото: arhlib.ru
Фото: arhlib.ru

В рамках III Международного книжного фестиваля "КНИГАМАРТ", организованного Иркутской областной государственной научной универсальной библиотекой им. И.И. Молчанова-Сибирского при участии фонда поддержки НКО "Новый Альянс", АНО "Центр культурных инициатив „Буквица“" и министерства культуры и архивов Иркутской области, состоялась онлайн-дискуссия "Глупые" женские романы: эволюция женской прозы". Дискуссию с модератором Романом Каримовым вели профессор РГПУ им. А. И. Герцена Мария Черняк, доцент Литературного института имени А.М. Горького Татьяна Сотникова (она же популярный писатель Анна Берсенева), критик, поэт, прозаик Анна Голубкова и автор этих строк.

Ключевая тема фестиваля была "Новый человек в новое время". Дискуссия о женской прозе отражала некоторые из тех вызовов, которые предъявляет новому человеку новое время с растущим в нем значением "фемоптики". Участниц дискуссии просили ответить на вопросы: что такое женская проза и в чем ее отличие от мужской? Действительно ли женщины и мужчины по-разному не только пишут, но и читают? Женские романы — необходимое зло или важная часть культурной продукции?

По окончании круглого стола я предложила собеседницам продолжить разговор на портале "Ревизор.ru" и задала им несколько общих вопросов, развивающих тему социокультурного, а также собственного отношения к "женской прозе" и к этому понятию.

Анна Берсенева. Фото из личного архива писательницы.  
 
Анна Берсенева (Татьяна Сотникова)
 
Татьяна, как вы определяете понятия "женская проза"/"женский роман"? Видите ли в них элемент оценочности?
 
Допуская существование литературоведческого термина "женский роман", для себя я решила определять его попросту: автор женщина – пусть роман называют женским. Если хотят, конечно. Любое другое определение именно что содержит в себе элемент оценочности: женский – значит, подходящий только для одного гендера, поскольку текст отмечен избыточной сентиментальностью, оторванностью описываемой в нем жизни от реальности и наличием формульных конструкций. И даже то, что сейчас женский роман стал уже едва ли не в первую очередь пониматься как роман феминистский, не меняет дела. Ну, иной тематический перечень. Но по сути все равно имеется в виду роман ограниченного действия, так сказать. В общем, термин "женская проза" я считаю правильным только как указание на автора. Но не как указание на читателя.
 
В чем, по-вашему, основная "провокативность"понятия женская проза и самого этого жанра, благодаря чему она становится предметом дискуссий, в частности, и нашего круглого стола?
 
Да вот именно в этом: женская – значит, квази-проза, не для всех читателей предназначенная, суррогатная, неполноценная. И все дискуссии в итоге сводятся к тому, чтобы доказать, что это не так. Или наоборот – проза навязчиво победительная, претендующая на первенство по признаку гендера. То есть опять-таки квази-проза. Есть в таком хождении по кругу нечто депрессивное.
 
Почему другие определения прозаических поджанров, таких, как "автобиографическая проза", "лейтенантская проза", даже "лагерная проза" не вызывают столько споров уже на уровне дефиниции? В чем, по-вашему, отличие "женской прозы"от вышеперечисленных поджанров?
 
Думаю, в любом из вышеперечисленных определений имеется в виду не читатель, а тематика. Книги о лагере, о войне и особенно книги автобиографические могут быть интересны любому читателю, это понятно априори. Все дело только в том, насколько художественно полноценно они написаны, осмысляет ли автор, для чего человек пришел в этот мир, создает ли в результате своего осмысления тот особенный мир, который может создать только искусство. Назвать же прозу женской - значит, предупредить, что половине человечества она без надобности. Что бы и кто бы ни пытался доказать на какой бы то ни было конференции, это воспринимается и будет восприниматься только так.
 
Какими признаками должна обладать книга, выходящая в серии "женской прозы", и сам этот текст?
 
С точки зрения издателей? Она должна быть сентиментальной или как минимум сосредоточенной на эмоциональной сфере жизни. Должна топтаться на пятачке повседневных забот. Должна рассказывать об отношениях между людьми, которых связывает либо чувство, либо родство, либо то и другое вместе. Не должна касаться никаких общественных проблем. Собственно, и читательницы, которые покупают книгу, потому что она всеми издательскими способами  позиционирована как женская проза, считают, что она должна быть именно такой.
 
Возможно ли смешение и даже сращивание жанров автобиографической прозы и "женской прозы" (для меня это понятия взаимоисключающие, но как думают коллеги)?
 
Если исходить из того, о чем я сказала в самом начале – что женская проза это проза, написанная автором-женщиной, – то почему бы ей не быть автобиографической? Почему не быть автофикшеном? Важно лишь, насколько автор интересен как личность, способен ли он, то есть в данном случае она, сделать свое жизнеописание художественным текстом. Но вообще-то даже если исходить из общепринятого определения женской прозы, она вполне может быть автобиографической, и примеров тому много. Хоть тот же "Дневник" Марии Башкирцевой, да и не он один, конечно.


Анна Берсенева в День писателя. Аахен, Германия. 
 
Можно ли утверждать, что вместе с "женской прозой" существует и "женская критика"? И что это такое – критически-рекомендательное направление для освещения форматной прозы, или еще более глобальное явление?
 
К счастью, от критиков-женщин никто не требует, чтобы они обращали внимание только на определенные параметры текста - как в нем описаны семейные отношения и прочее подобное. Так что о женской критике вроде бы разговоров нет. Во всяком случае, я не слышала.
 
Действительно ли, на ваш взгляд, по-разному "читают книги"мужчины и женщины? Или правомернее говорить о "разном чтении" у лиц с разным уровнем образования и эстетическими запросами?
 
Для меня, безусловно, второе. Умная женщина и умный мужчина (и глупые тоже) читают примерно одинаково, и их впечатления о книге разнятся только в том смысле, в каком разнятся любые личные впечатления.
 
Какие выводы сделали лично вы (или какие итоги подвели) по теме "женской прозы"из нашего круглого стола?

Мне было интересно общение с людьми, которые думают о современной литературе. Главный же вывод: как я сочувствую тем, кому по роду деятельности необходимо на теоретическом уровне объяснять разницу между литературой и квази-литературой! Все мы понимаем, чем любовный роман издательства "Арлекин" отличается от романа Ремарка, но попробуй-ка объясни эту разницу! В обоих случаях про любовь, в обоих – сильная сентиментальная нота, да что ни возьми, всё имеется в обоих случаях. А разница принципиальная. И как объяснить научно, в чем она? Я не сумела бы.
 
Как вы называете свою прозу?
 
Поскольку мне приходится давать это определение людям, которые занимаются производством, продажей и рекомендацией читателям моих книг, я вынуждена давать четкую формулировку. Психологический современный роман. В ряде случаев - с исторической линией.

Мария Черняк. Фото из личного архива.
 
Мария Черняк
 
Мария, как вы определяете понятия "женская проза"/"женский роман"? Видите ли в них элемент оценочности?
 
Что такое женская литература, существуют ли особые женская эстетика, женский  язык,  женская  способность письма? Казалось бы, наличие особого взгляда на современность и современника, особого ракурса зрения, особой постановки философских и нравственных проблем  в произведениях женщин-писательниц признают все. Однако вот уже 30 лет эта тема остается дискуссионной и болезненной. Пожалуй, соглашусь, с тем, что "женская проза" - это проза, написанная женщинами. В сложившемся типе культуры слова "мужское" и "женское" не являются нейтральными, указывающими только на биологический пол. Они также несут в себе и оценочные моменты, включают в себя целую подсистему знаков.
 
В чем, по-вашему, основная "провокативность" понятия женская проза и самого этого жанра, благодаря чему она становится предметом дискуссий, в частности, и нашего круглого стола?
 
Очевидно, что само понятие "женская проза" требует двойной исследовательской оптики: взгляд на это явление как на неотъемлемую часть художественной прозы, с одной стороны. И выявление специфических особенностей произведений, созданных писателями-женщинами, с другой. Мне кажется, что при соединении этих двух подходов окажется, что это понятие – совсем не жанровое. Есть антиутопия, написанная Яной Вагнер,  полицейский детектив, созданный Александрой Марининой и экономический – Юлией Латыниной, есть семейная сага Дины Рубиной и фантастика Марии Галиной и т.д. и т.д. Есть семейная сага, сатирический роман, школьная повесть, травелог, роман воспитания – не перечислить – и все это будет написано современными женщинами-писательницами. Так о каком  жанре "женская проза" можно говорить? В этом случае я вспоминаю давнее интервью  с Л.Улицкой, в котором она сказала, что "искусство делится на мужское и женское. Деление не несет абсолютного характера, но антропологи отлично знают, что есть народы, где традицию устного рассказа, хранение преданий несут женщины. Мир мужской и мир женский – разные миры. Местами пересекающиеся, но не полностью".
 
Почему другие определения прозаических поджанров, таких, как "автобиографическая проза", "лейтенантская проза", даже "лагерная проза" не вызывают столько споров уже на уровне дефиниции? В чем, по-вашему, отличие "женской прозы" от вышеперечисленных поджанров?

Я уже ответила выше. Абсолютно не согласна с тем, что это поджанр.
 
Какими признаками должна обладать книга, выходящая в серии "женской прозы", и сам этот текст?
 
На этот вопрос прекрасно ответил Ю.М.Лотман в своей статье "Женский мир". Он был уверен в том, что характер женщины весьма своеобразно соотносится с культурой эпохи: "С одной стороны, женщина  с ее напряженной эмоциональностью, живо и непосредственно впитывает особенности своего времени, в значительной мере обгоняя его. В этом смысле характер женщины можно назвать одним из самых чутких барометров общественной жизни. С другой стороны, женский характер парадоксально реализует и прямо противоположные свойства. Женщина – жена и мать – в наибольшей степени связана с надыисторическими свойствами человека, с тем, что глубже и шире отпечатков эпохи. Поэтому влияние женщины на облик эпохи в принципе противоречиво, гибко и динамично. Гибкость проявляется в разнообразии связей женского характера с эпохой".  Мне кажется, что ЛУЧШАЯ современная женская проза, представленная в разных жанрах, может быть барометром нашего времени.

Мария Черняк. Лекция в Китае. Университет г. Циндао.
 
Возможно ли смешение и даже сращивание жанров автобиографической прозы и "женской прозы"?
 
О.Славникова когда-то написала, что "Женская проза – тонкая ткань. Именно поэтому в ее структуре яснее видны дефекты, но и явственнее проступает тот феномен, который можно назвать защитой от попыток взлома художественной программы". Мне близка эта мысль.  Женская проза боится неожиданных эстетических экспериментов, чаще работает с устоявшимися жанровыми формами. Но, повторюсь, женская проза – это и есть современный литературный процесс, для которого свойственна очень напряженная жанровая трансформация. Поэтому сращение жанров возможно в самых причудливых сочетаниях.  Автобиографизм свойственен женской прозе в полной мере.  Один из последних примеров  – роман Аси Долиной "У него ко мне был Нью-Йорк", только что вышедший в редакции Елены Шубиной.
 
Можно ли утверждать, что вместе с "женской прозой" существует и "женская критика"? И что это такое – критически-рекомендательное направление для освещения форматной прозы, или еще более глобальное явление?
 
Трудный вопрос. Мне кажется, надуманный, если не говорить о специальной феминисткой критике, которая сейчас достаточно активна, особенно на Западе. Известно, что основной целью феминистской литературной критики является переоценка классического канона "больших" литературных текстов с точки зрения  женского авторства, женского чтения и так называемых женских стилей письма. Отсюда основное требование феминистской литературной критики о необходимости феминистского пересмотра традиционных взглядов на литературу и практики письма, а также тезис о необходимости создания социальной истории женской литературы. В 1985 году в США под редакцией Элейн Шоуолтер вышла книга "Новая феминистская критика", в которой были собраны ставшие классическими работы по поэтике феминизма (Аннет Колодны, Сандра Гилберт и Сюзан Губар и др.). Как полагает И. Жеребкина, современная критика концепций "женского письма" связана с общей критикой эссенциализма в трактовке женской субъективности – сведением структуры женской субъективности к априорной и неизменной "женской сущности". Поэтому в современной феминистской литературной критике анализ "женского письма" происходит с помощью задействования понятийного аппарата и методологии гендерной теории, способной дискурсивно отразить все многообразие и сложность перформативных, не связанных с уникальной женской "сущностью" гендерных идентификаций в современной литературе.

Ирина Савкина, много писавшая о феномене женского письма, заметила как-то, что главные усилия современной русской  женской прозы направлены на то, чтобы "разбить зеркало, в котором отражено не настоящее женское лицо, а миф о женщине, созданный мужской культурной традицией".  Могу перефразировать эти слова применительно к женской критике. Не уверена, что Наталья Иванова, Ирина Роднянская, Валерия Пустовая, Галина Юзефович, Анна Жучкова и другие критики разных  поколений хотят гендерного уточнения их роли в критике. Ну, это лучше узнать у них.
 
Действительно ли, на ваш взгляд, по-разному "читают книги" мужчины и женщины? Или правомернее говорить о "разном чтении" у лиц с разным уровнем образования и эстетическими запросами?
 
Наверное, все-таки  мужчины и женщины читают по-разному. Гендерные и феминисткие исследования исходят из того, что если традиционные культурные стереотипы мужского восприятия строятся по модели рациональной "я"-идентичности, то женское чтение основывается на психологическом и социальном женском телесном опыте. Концепция чтения как женского желания в феминистской критике выражена в различных литературных концепциях женского чтения, таких, как "этика чтения" Алис Жарден; "фривольное чтение" Элизабет Берг; чтение как "транс-позиция" Кэтрин Стимпсон; чтение как "гендерная маркировка" Моник Виттиг; "сверхчтение" Нэнси Миллер и т.д. и т.п. Мужские и женские читательские усредненные эстетические представления четко маркированы уже на обложке: для дамского романа типична обложка пастельных тонов с виньетками, красавицами и мускулистыми героями, для иронического детектива – пистолет, кокетливо перевязанный бантиком, для боевика – супермены с автоматами и т.д.  Но успех Т. Толстой, Л. Петрушевской, Л. Улицкой, Г. Яхиной и многих других убеждает в необходимости говорить о "разном чтении" у лиц с разным уровнем образования и эстетическими запросами.
 
Какие выводы сделали лично вы (или какие итоги подвели) по теме "женской прозы" из нашего круглого стола?
 
Вывод напрашивается один: эта тема активно обсуждается уже тридцать лет. И, как мы видим, до сих пор существуют разные точки зрения, что свидетельствует о том, что вопрос о феномене женской прозы во всем его многообразии  – живой, по-своему больной и очень актуальный.
 
Мария, есть ли у вас за душой художественные тексты, кроме научных, и если да, то могли бы вы применить к ним термин "женская проза"?
 
Нет у меня ничего тайного за душой (смайлик).
 
Анна Голубкова. Празднование 8 марта в Зверевском центре современного искусства, 2014 год. Фото из личного архива.
 
Анна Голубкова
 
Анна, а вы как определяете понятия "женская проза"/"женский роман"? Видите ли в них элемент оценочности?
 
Я абсолютно согласна с Татьяной Сотниковой, которая определила "женскую прозу" как прозу, написанную женщинами. Да, до сих пор в этом определении присутствовал оценочный элемент, подразумевавший, что "женская проза" — это такая специальная второсортная или даже третьесортная проза, читать которую приличным людям совершенно не обязательно. Тем не менее ситуация в обществе и литературе меняется, и можно надеяться, что в скором времени это определение будет указывать исключительно на гендерную самоидентификацию автора данного произведения.
 
В чем, по-вашему, основная "провокативность" понятия женская проза и самого этого жанра, благодаря чему она становится предметом дискуссий, в частности, и нашего круглого стола?
 
Мне кажется, главная причина этого — двойственность самого определения. Впрочем, если мы говорим о "жанре" как тематическом направлении массовой литературы, то к "женской прозе" можно отнести любовные романы и книги на тему несчастной женской доли. Если же мы берем самое общее определение, то в женскую прозу окажутся включенными книги самого разного содержания, в том числе и так называемая "серьезная" литература. Но одного устоявшегося мнения тут пока нет, что и открывает возможность для дискуссий. Кроме того, сейчас литература наконец-то поворачивается лицом к женщинам и их жизненным проблемам, что также заставляет переосмыслять и традиционный "женский" роман.
 
Почему другие определения прозаических поджанров, таких, как "автобиографическая проза", "лейтенантская проза", даже "лагерная проза" не вызывают столько споров уже на уровне дефиниции? В чем, по-вашему, отличие "женской прозы" от вышеперечисленных поджанров?
 
Еще, кстати, есть "деревенская проза". Думаю, проблема тут как раз в оценочности определения, а также в том, что женщины и их жизнь довольно долго не считались достойным предметом описания. С другой стороны, культура до некоторых пор позиционировалась как единое целое, в которое включались и женщины тоже. Но по факту это целое было ориентировано на мужчин и описывало исключительно мужскую картину миру. Мужское было равно общечеловеческому, и по сравнению с ним женское оказывалось каким-то отклонением, чем-то неправильным. В то же время когда мы говорим о "мужской прозе", то делаем акцент на определенного рода гендерных стереотипах, как бы убираем общечеловеческое и подчеркиваем именно гендерное. То же самое, видимо, происходит и с определением "женская проза" — в ней не остается чего-то большего, кроме соответствующих стереотипов женского поведения.
 
Какими признаками должна обладать книга, выходящая в серии "женской прозы", и сам этот текст?
 
Если мы берем более широкое значение, то женская проза может описывать все что угодно. Если же обращаемся к старому, более узкому значению, то, конечно, это прежде всего произведения, описывающие отношения женщин с мужчинами и так называемую "женскую судьбу". Но на самом деле, конечно, женская жизнь отнюдь не сводится к отношениям с мужчинами и даже не сводится к материнству. И очень обидно, что великая мировая литература за редким исключением отказывает женщине в праве на мысль. То есть, если идти апофатическим путем, в "женской прозе" прежде всего не должно быть рефлексии и независимой от "женской судьбы" жизненной стратегии.
 
Возможно ли смешение и даже сращивание жанров автобиографической прозы и "женской прозы"?
 
В этом мире возможно абсолютно все. Лично я, когда решила заниматься женской литературой, поставила на одну полку все книги, написанные авторами-женщинами, которые нашлись у меня в библиотеке, в том числе автонарративы и эгодокументы. И вообще разница между художественным текстом и, скажем, мемуарами не так велика, как обычно считают. Ведь человеческая память проделывает примерно такую же работу по отбору фактов и их типизации, как и писатель, задумавший книгу и выстраивающий сюжет. И, скажем, для ранних эпох вообще достаточно сложно отделить документальное от художественного (вспомним, к примеру, "Повесть временных лет").

В то же время, если брать более узкое понимание "женской прозы", то вы совершенно правы — автобиографическая проза показывает реальную жизнь, а не ту схематическую конструкцию, которую воспроизводят авторы "глупого женского романа".

Анна Голубкова. Круглый стол в библиотеке имени Ю.В. Трифонова (Москва).
 
Можно ли утверждать, что вместе с "женской прозой" существует и "женская критика"? И что это такое – критически-рекомендательное направление для освещения форматной прозы, или еще более глобальное явление?
 
По аналогии с общим определением "женская критика" — это критика, написанная женщинами. Как показали три круглых стола, проведенных Свердловской областной универсальной научной библиотекой имени В. Г. Белинского, женская критика, если и отличается от мужской, то исключительно в лучшую сторону. Женщины более основательно подходят к своему предмету, более ответственны, лучше образованы, больше и лучше работают, но при этом постоянно сталкиваются с обесцениванием своих усилий, в том числе и интеллектуальных. Мужчины пишут поверхностно и склонны к идеологизации дискурса. Кроме того, они, как правило, имеют дело не с литературной реальностью, а исключительно с фантомами собственного сознания. То есть мужская критика – это по большей части такое полухудожественное произведение о современной литературе, не имеющее никакого отношения к ее реальному состоянию. Это бывает очень интересно читать, в том числе и с точки зрения стиля, но из этого просто невозможно извлечь никакой полезной информации. Исключения, конечно, есть, но они только подтверждают правило.
 
Действительно ли, на ваш взгляд, по-разному "читают книги" мужчины и женщины? Или правомернее говорить о "разном чтении" у лиц с разным уровнем образования и эстетическими запросами?
 
Мне кажется, скорее второе, чем первое. Хотя второе тоже ведь зависит от первого в силу разной социализации у мальчиков и девочек. По крайней мере, при выборе книги для чтения пол автора имеет большое значение в первую очередь для мужчин, которые с большой степенью вероятности не будут читать "женскую" книгу, если только это не раскрученная писательница с уже устоявшейся репутацией.
 
Какие выводы сделали лично вы (или какие итоги подвели) по теме "женской прозы" из нашего круглого стола?
 
У нас было очень интересное обсуждение, спасибо за организацию фестивалю "КнигаМарт" и Анне Мурашовой, которое лично меня заставило о многом задуматься, а кое-что и пересмотреть. Но главный вывод, конечно, такой: на самом деле не так уж и глуп этот якобы "глупый женский роман".
 
Анна, считаете ли вы свои художественные тексты "женской прозой/женскими стихами"?
 
Как ни удивительно, я с самого начала писала именно женскую прозу. У меня есть всего два или три рассказа, написанных с точки зрения главного героя-мужчины, во всех остальных произведениях речь идет именно о женском опыте, в том числе и экзистенциальном. То же самое касается и стихов, имеющих отношение в первую очередь к моему собственному опыту и моим переживаниям. И, конечно, с этим были связаны большие проблемы. Например, я так и не смогла нормально опубликовать роман "Постмодернистская любовь", в котором речь идет об отношениях двух филологов, но описывается все именно глазами главной героини. Как выяснилось из откликов, моя героиня "слишком много думает", то есть не соответствует каноническим моделям женского поведения. Со стихами, скорее всего, была та же проблема. Но теперь, слава богине, у нас все больше распространяется феминизм, так что у меня есть все основания рассчитывать на то, что мои тексты окажутся близкими гораздо большему кругу читательниц. И, кстати, не только женщинам, потому что мужчинам рано или поздно тоже должно стать интересно, о чем думают и как чувствуют реальные женщины, а не те манекены с рекламных плакатов, которых привыкла изображать классическая русская литература.
 
P.S. Интервьюер должен больше слушать, чем говорить, и на первый план выводить мнение своих собеседников. Но я для полноты картины кратко завершу интервью своей репликой. На мой взгляд, в нашей повседневной практике определение "женской прозы" используется в широкой амплитуде, на противоположных концах которой совершенно полярные мнения. Распространено, к сожалению, употребление как этих слов в рамках установки на то, что "женская проза" – это исключительно сентиментальный роман, слащаво и примитивно написанный, то есть выпадающий из поля литературы. Это подвид газлайтинга – сознательного искажения действительности с целью подавления чужой воли, эмоционального воздействия на человека, самореализации за его счет. Либо "женская проза" – чисто утилитарный книготорговый "указатель". "Женская проза" как поджанр четко выделяется только в поле масслита, в рамках издательских проектов, где не так важен автор, как результат. Как только речь заходит о творческой авторской работе, "женскую прозу" невозможно безошибочно "отличить" от мужской (при наличии в мировой литературе любовных шедевров Гюстава Флобера, Ги де Мопассана и Стефана Цвейга). Но многие эксперты по разным причинам, в том числе по инерции, видят "женскую прозу" там, где ее нет. Если меня спросить, как я называю то, что пишу, я отвечу: магический реализм. Текстов, подходящих под формат "женской прозы", у меня раз-два и обчелся, и большинство из них не достигли широкого распространения. Однако мой философский и сатирический роман "Жители ноосферы" об "избранности" членов поэтического цеха один критик счел едва ли не порнографическим, так как он написан женщиной и от лица женщины. Поэтому я согласна с Анной Берсеневой (Татьяной Сотниковой) в том, что "женская проза"/"женская поэзия" – это просто тексты, созданные представительницами прекрасного пола, без каких-либо оценочных значений. Такова же и "женская критика". А читают по-разному не только мужчины и женщины, а вообще все люди. Даже – вы удивитесь! – критики.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ЛИТЕРАТУРА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Новосибирск во власти ХАОСа
Лучшие детские спектакли молодых режиссеров на фестивале "Артмиграция - Детям"
Театр им. Н.И. Сац: реконструкция в стиле Re-Конструкция

В Москве

Ольга Остроумова: "Да, я эгоистка, и акции мои!"
41-й Международный студенческий фестиваль ВГИК стартует 18 октября
23 октября в МХАТ им. М. Горького состоится премьера детского спектакля "Пиноккио"
Новости литературы ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть