Русский парижанин — художник Константин Кузнецов
25 апреля 2019
Фестиваль "Дни Авангарда" в Москве: "Город Солнца", монументальная пропаганда и архитектура власти
24 апреля 2019
Прогулки по Москве — Староконюшенная
24 апреля 2019
Реставраторы возрождают Соловецкий монастырь
23 апреля 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Иван Купреянов: "Поэзия — это сфера, которая заслуживает большого общественного веса"

Иван Купреянов – поэт и создатель продюсерского центра МАЯК для поэтов, который действует с 2018 года.

Автор: Ревизор.ru
Фото: из архива Ивана Купреянова
Фото: из архива Ивана Купреянова

Принято считать, что поэт должен быть голодным, в том числе потому, что абсолютно беспомощен в деловых вопросах и не способен успешно социализироваться. "Ревизор.ru" побеседовал с человеком, который словом и делом опровергает эти мифы.

Иван, начнем с простого вопроса: кто вы по специальности и как пришли в поэзию?

Изначально я "технарь". В 2009 году окончил Московский Государственный Технический Университет имени Н.Э. Баумана с красным дипломом. Но примерно с 11-го класса, с 17 лет я писал стихи. И в "Бауманке" занимался в литературной студии Елены Исаевой, известного драматурга и поэта. Года два я у неё занимался и понял, что хочу в дальнейшем двигаться по творческой стезе, хотя техническую не бросал. Получив диплом, я преподавал 5 лет, работал в инженерной сфере, а параллельно писал стихи.

Многие поэты так всю жизнь и пишут "в стол", никому свое творчество не показывая, но вы выбрали совсем другой путь.

Да, я перед широкой аудиторией выступаю с 2009 года. В 2011 году с поэтом Алексеем Шмелёвым мы создали культурный арт-проект "Мужской голос".  С 2014 года я сотрудничал с Театром Поэтов под руководством Влада Маленко, был его резидентом. Участвую по максимуму во всяких творческих акциях: от самоорганизованных до больших всероссийских. Например, когда был большой митинг "Год Крыму", я выступал перед трехсоттысячной аудиторией ‒ это меня, что называется, "зацепило". В последние годы я делал много культурных проектов в сотрудничестве опять же с Владом Маленко. Накопил опыта, понял, что и как в поэтическом мире. Совсем недавно взялся за собственный проект.

Фото: из архива Ивана Купреянова

Почему вы занимаетесь проектами, связанными с поэтическим творчеством?

Да потому, что как таковыми поэтами никто сейчас серьёзно не занимается!.. Это я понял, "повертевшись" в литературной сфере, потусовавшись с ее представителями. Есть, конечно, Литинститут, который выпускает на плановой основе определённое количество поэтов. Они, по большей части, в итоге уходят из литературы. А люди, которые совершенно далеки от профессионального литобразования – и технари, и медики, и актёры – приходят в поэзию, пытаются реализовываться внутри нее. В итоге в поэтической среде  такой "бульон" образовался. Условно говоря, существует некое профессиональное поэтическое сообщество, представленное группой критиков, сообществом толстых литературных журналов, филологами, Литинститутом. Это достаточно замкнутая тусовка, "башня из слоновой кости". Они между собой взаимодействуют, у них есть авторитеты в своей среде, они пытаются двигать, как они считают, поэзию в какие-то неизмеримые высоты. В итоге она до читателя практически не доходит, всё это остаётся внутри узкого сообщества. Это одна сторона. Есть другая. За счёт того, что уже лет 15, как развит в России интернет, людям стала доступна непрофессиональная поэзия. В социальных сетях существуют огромные стихотворные сообщества, существует и сайт Стихи.ру, на котором больше 800 тысяч человек зарегистрировано – и это все авторы! В тех же социальных сетях стихи могут набирать несколько десятков тысяч лайков. Появилось понятие "сетевые поэты": Ах Астахова, Сола Монова и т.д. Эти поэты вне литературного контекста и тусовки, но при этом они имеют огромное количество читателей, зрителей и потенциальных покупателей их книг. Это совершенно другой "поэтический космос", который никак не  пересекается с официальной литературой. Сейчас назрел такой момент, когда официальная литература начала осыпаться, как дерево по осени. Толстые литературные журналы закрываются. Только за последнее время журнал "Арион" объявил о том, что он закрывается, сайт "Журнальный зал" осенью перестал обновляться…

Основной вашей целью было создать продюсерский центр, который объединит поэтов и других творческих людей, может быть, актеров, во что-то вроде литературного агентства, которое помогало бы не только самореализации, но и творческим заработкам?  

Цель немножко другая. Я ее формирую наподобие лозунга Трампа: Make America great again. Вот я хочу сделать Make poetry great again. Поэзия — это сфера, которая заслуживает большого общественного веса. Поэты в большинстве своем – настолько интересные, тонкие, творческие люди, что должны получать общественное признание. Основная цель создания МАЯКА — заменить в общественном сознании образ "непризнанного поэта" образом "человека, достигшего успеха". Вот рэпер, например, образ успеха для людей, актер успешный – образ успеха. Даже ученый, хоть сейчас уже в меньшей степени, но все равно – образ успеха. А поэт – какой-то странный человек, который стишки пишет, кому-то что-то читает, ничем дельным не занимается. Массы должны понимать, что Поэт, во-первых, пишется с большой буквы, а во-вторых, несет в себе образ успеха.

Фото: из архива Ивана Купреянова

Но тут, так сказать, время виновато: организации, которые призваны поддерживать творческих людей, утратили былую мощность. Недавно на одном круглом столе прозвучала идея создать союз молодых поэтов, что вызвало очень бурную реакцию старшего поколения: зачем, мол, союзы плодить?! Дело даже не в союзах. В историческом контексте, сегодня, в 21-м веке, поэзия утеряла высокий статус и ту общественную значимость, которой могла похвастаться во времена Пушкина и Лермонтова. Тогда поэт был не просто литератором – просветителем, творцом. Сейчас это куда-то ушло, поэзия как вид искусства утратила свою значимость, считаю, не только в России. Задача в том числе и государства — это возрождать, но как-то все этого не происходит…

У меня есть ответ, почему произошла утрата авторитета поэзии. Действительно, по социокультурной причине. Если мы возьмем времена Державина, Тредиаковского, Пушкина, Лермонтова, 18-19-й века, кто тогда занимался поэзией? Элита, высшее дворянское сословие. Тот же Пушкин не был самым богатым представителем своего класса, но все равно имел образование, определенное воспитание, морально-нравственные принципы ‒ и относился к высшему классу. Если мы возьмем советское время, дворян не было, но писатель тоже входил в элиту государственной машины!.. В Советском Союзе был налажен механизм книгоиздания, когда у человека выходила книжка за государственный счет, широко распространялась, продавалась в государственной книготорговой сети, и поэт имел шанс за нее получить Госпремию и прочие блага. Это прямой образ успеха! Например, Сергей Михалков. Он создал целую династию людей искусства, будучи "просто" поэтом. Так обстояли дела в СССР. А потом пришли 90-е – период накопления капитала, извлечения прибыли. Из такой тонкой сферы, как поэзия, быструю прибыль извлечь очень сложно. Она не дает такой капитализации, как, например, продюсирование музыкальных групп, которые приносят ощутимую прибыль от продажи дисков и массовых концертов. Человек может даже не вдумываться в то, что поется, ему просто нравится музыка, и вот на этом музыкальные продюсеры зарабатывают. Поэзия — это совершенно другая история: камерная, возвышенная, интеллектуальная. Она – про тонкие движения души человека. Конечно, продать тонкие движения души человека представляется невозможной задачей. Поэтому поэзия перешла в разряд андеграунда. Официальная поэзия – это "люди с бородами в растянутых свитерах", которые собираются в кафе "Грабли" и обсуждают тонкости текста и контекста. Те, кто хотят жить поинтереснее в финансовом смысле, уходят в рекламу, сочиняют слоганы, песни для "попсы". Они применяют свои навыки, но не могут заниматься чем-то серьезным. Ну, конечно, есть единичные примеры успеха: Быков, Полозкова, Сваровский. Они коммерчески умудрились применить свои навыки. Но это скорее исключение из правила. А общее правило гласит, что поэзия не очень-то продается, либо она перестает быть поэзией.

Фото: sun-magazine.ru

Продюсерский центр, конечно же, может пытаться популяризовать поэзию и сделать ее образом успеха. Но все-таки государство в этом играет немаловажную роль. Я вот что-то не припомню, чтобы за последнее время кто-то из поэтов даже на престижной премии получил награду из рук президента. То есть поэтов мало кто знает. Это серьёзная проблема.

Это огромная проблема, но она решается комплексно. Почему мы создали вообще этот центр? Потому что общество привыкло к поэзии. Лет 20 лет назад поэзия была совсем подвальной, маргинальной и с трудом доходила до кого-либо, потому что книжек люди не читали, а других каналов особенно не было. Сейчас за счет того же интернета люди привыкли к тому, что стихи возможны в принципе как форма интеллектуального продукта. Существуют паблики, в которых по несколько десятков тысяч лайков набирают стихи. Вопрос – какие стихи? Это, как правило, достаточно простая поэзия, не блещущая вершинами постмодернистской мысли. И все равно она создала благодатную почву. Образно выражаясь, сейчас есть вспаханная земля. Вот она, чернозем, лежит; из него должна прорасти пшеница, или будет поле сорняков. Если сейчас не структурировать, не задать какой-то положительный вектор, то будет поле сорняков. То же самое, что и происходит в русском рэпе, у которого тоже была благодатная почва. Рэп пришел к нам как чуждая культура, очень долгое время не был в мейнстриме, оставался субкультурой. Талантливые люди есть там, как и везде, но направление это приняло какой-то хаотичный характер ‒ по поводу рэпа вообще сложно сказать, что хорошо, а что плохо, всё управляется модой.

Чем же все-таки ваш продюсерский центр будет пытаться помочь молодым поэтам? Себя реализовать, имя себе создать, еще и заработать? Какой комплекс действий предполагается или уже делается?

Когда всё это создавалось и возникало понимание, как надо делать, мы анализировали разные практики и теории продвижения человека как творческой единицы. Изучали  бизнес-практики, практики "пик-апа". Задача в том, чтобы взять определенное количество молодых авторов и показать аудитории, что поэтом быть круто. Они должны соответствовать по своим поэтическим данным определенной планке – не имеют права быть непрофессиональными, выглядеть каким-то самодеятельным проектом. Они должны "брать высоту" публичных выступлений. У наших ребят у всех есть опыт, никто не мнется и не запинается при выступлениях, их приятно видеть на сцене. Каждый из них творческая единица не только в поэзии.

Фото: valet.ru

А есть ли у вас формы сотрудничества: например, приходит профессиональный актёр и предлагает взять чьи-то стихи, с ними поработать и читать от имени автора, но как актёр?

Это возможно, мы это и практикуем. Одной из составляющих успешного образа в обществе является круг общения. Круг тех, кто с тобой взаимодействует. В рамках открытия нашего центра мы постарались соединить медийных актёров и молодых поэтов. Причём это медийные актёры первого уровня – Анатолий Руденко, Екатерина Шпица, Агния Кузнецова, Дарья Повереннова, Алена Хмельницкая и другие. Круг общения тоже много о тебе говорит. Одно дело – подвальная андеграундная тусовка и совсем другое – мероприятие, действие, спектакль с участием людей, которые узнаваемы в обществе, имеют определенный вес, свою аудиторию. Этим шагом мы хотели показать, что поэты находятся наравне с медийными актерами, которых знает вся страна.

А что еще ваш продюсерский центр успел сделать к сему моменту?

Создать канал донесения информации до читателя. Наверное, когда эта задача решалась сверху, с позиций больших организаций типа Союза писателей СССР, было проще, потому что был огромный административный и партийный ресурс. Такая работа могла вестись одновременно во всех точках: и в Москве, и в каком-то маленьком селе под Казанью, носила всеобщий характер. Сейчас нет, к сожалению, такого инструмента, который позволил бы сверху "одним щелчком" провести такую работу. Зато есть другой инструмент – Интернет. Он пронизывает всё, от мегаполисов до маленьких деревень. Но и тут "по щелчку" тоже ничего не произойдёт. В интернете есть определенные законы раскрутки, продвижения, доведения до аудитории своего творческого продукта. Они уже сформировались, это называется смм, seo-продвижение и т.д. Конечно, применить их к поэзии "по щелчку" не получается, но мы пробуем, стараемся развивать наши онлайн-площадки. В частности, очень интересна соцсеть Instagram. Традиционно считалось, что она для фотографий и для визуального контента, но как выясняется, стихи в Instagram очень хорошо "заходят". Люди их очень хорошо воспринимают, потому что бесконечно смотреть фотографии котиков, еды, неба, пляжа невозможно. И когда тебе предлагает Instagram симпатично оформленное с визуальной точки зрения стихотворение, ты понимаешь: я вот тут уже получил что-то, что заставило подумать, а не просто картинки посмотрел. Почитал, поразмыслил и "подключился". Поэтому Instagram — это площадка, которую мы наиболее активно развиваем. Профессиональные поэтические сообщества более ориентированы на Фейсбук ‒ там, собственно, вся наша "большая официальная литература". Там мы тоже развиваем свою площадку. ВКонтакте молодёжь школьного и студенческого возраста, ещё один сегмент.

Зарабатывать на литературе и поэзии очень непросто. Это даже не спектакль и не фильм. Я склоняюсь к мысли, что без государственной поддержки популяризация литературы невозможна. Пока государство не обратит на это должного внимания, пока не станет одним из главных популяризаторов, то так и будет поэзия в арьергарде.

Государственная поддержка – вопрос развёрнутый. У нашего продюсерского центра есть несколько магистральных проектов, которые мы хотим реализовать в течение 2019 года. Это и театральные проекты, и конкурсы, и социальные ‒ поддержка поэтов, которые либо забыты, либо столкнулись с тяжёлой жизненной ситуацией. Разумеется, на каждый из таких проектов мы запрашиваем государственную поддержку. Но государственная поддержка — это не то, на чем зарабатывается. У нас есть автономная некоммерческая организация "Созидательный вектор", которая участвует в Президентских грантах и городских грантовых программах. Грант ты получаешь для того, чтобы целиком потратить на реализацию проекта, это целевые средства, в которых каждая копейка считается – и за нее отчитываются. Это не заработок. Это топливо для того, чтобы машина ехала. А чтобы зарабатывать на едущем автомобиле, нужно брать пассажиров. Что я имею в виду? Как только проект приобретает определённый общественный вес, резонанс и охват аудитории, то сразу же возникают возможности для сотрудничества с бизнесом, с рекламщиками. На чём можно заработать — на рекламных средствах и разного рода спецпроектах для частного сектора. Либо предоставлять рекламные площади, либо выполнять что-то связанное с копирайтом, корпоративами, и т.д.

Фото: valet.ru

И на какой же ноте, мажорной или минорной, мы заканчиваем с вами разговор о возможности продюсирования поэзии?

Давайте обозначим ключевые точки. Первая – поэзия разделилась на два лагеря, даже мира. Мир профессиональной поэзии, читателей литературных журналов – и мир сетевой поэзии, паблики, ВКонтакте, Фейсбук, там, где лайкают стишки. Этим двум мирам необходимо сливаться, чтобы они взаимно дополнялись, и профессиональная поэзия пришла в сеть, а в сетевую поэзию пришел профессионализм. Если их удастся соединить, и вырастут новые имена, которые будут в себе соединять эти два фактора – профессионализм и способность достигать широкого охвата, вот тогда у нас поэзия заработает как большой жанр. Вторая – тот факт, при котором приходится делать с нуля —  выстраивать образ поэта, как успешного человека, как образ жизненной состоятельности. Человек может состояться, будучи поэтом. И он станет не менее почетным и уважаемым, чем актер, политик, бизнесмен. Поэт в своём доведенном до логического развития виде – один из представителей интеллектуальной элиты. Необязательно после смерти. У нас как принято? – при жизни ты под забором валяешься, после смерти тебе памятники ставят. Надо это менять. В том числе и для ментальности поэтов. Они должны понимать, что не просто общаются с Богом в пьяном виде – они работают, и мир им присваивает статус не подзаборного бомжа, а человека из высшего общества. Кстати, нераскрытая тема — участие поэтов в современной общественной жизни. По идее поэт должен находиться на острие общественной жизни. Это третья реперная точка. Мы делаем сейчас проект, связанный с поддержкой поэтов, находящихся в тяжелой жизненной ситуации, для начала хотим дать поддержку поэтам от поэтов. Я уверен, поэт оценит, что не от него чего-то требуют или пытаются обмануть, а хотят безвозмездно поддержать. Когда относишься к людям по-доброму, они начинают к тебе тянуться.



Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ЛИТЕРАТУРЕ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

О культуре в Москве

Русский парижанин — художник Константин Кузнецов
Фестиваль "Дни Авангарда" в Москве: "Город Солнца", монументальная пропаганда и архитектура власти
Прогулки по Москве — Староконюшенная
Реставраторы возрождают Соловецкий монастырь
Самая известная сваха Ханума — в Москве прошли гастроли Татарского государственного театра кукол "Экият"
Новости литературы
ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть