Обратный отсчет: четыре дня до фестиваля "Таврида.АРТ"
11 августа 2022
"Аниматика" в Артеке: фестиваль дружбы и мультфильмов
11 августа 2022
Камерный театр первым в Челябинске стартует в новый сезон
10 августа 2022
Балаган с громоотводом или "Гроза" Константина Райкина
10 августа 2022

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Российский Государственный архив литературы и искусства в эпоху цифровой передачи информации

Интервью "Ревизора.ru" с директором РГАЛИ Ольгой Александровной Шашковой.

Автор: Ревизор.ru
Коллектив РГАЛИ в год 80-летия архива. Июль 2021 г. Все фото предоставлены пресс-службой РГАЛИ.
Коллектив РГАЛИ в год 80-летия архива. Июль 2021 г. Все фото предоставлены пресс-службой РГАЛИ.
Ольга Александровна, Российский государственный архив литературы и искусства образовался в самом, наверное, страшном году ХХ века – 1941-м…
 
Да, наш архив образовался, можно сказать, под грохот канонады. Но в марте 1941 года, когда было принято новое Положение о Государственном Архивном Фонде, страна еще дышала мирной жизнью. В этом Положении было зафиксировано решение: "Образовать к 1 июля 1941 года Центральный Государственный Литературный  архив". Его основой первоначально стали фонды почти расформированного к тому времени Государственного литературного музея. Почему такая судьба постигла музей – ответить сложно. Возможно, причиной послужили очень непростые отношения между директором Гослитмузея В.Д. Бонч-Бруевичем и наркомами просвещения…
 
Луначарским? Или его уже не было на этом посту?
 
А.В. Луначарский был переведен с поста наркома просвещения на дипломатическую работу в сентябре 1929 года и умер в поездке, в декабре 1933 года, на французском курорте Ментона, направляясь в Испанию послом. История с реорганизацией Литературного музеябыла уже позже, при другом наркоме – В.П. Потемкине, хотя и его предшественник – А.И. Бубнов тоже не очень жаловал Литмузей. Он официально образовался в 1933 году. Хотя свою судьбу ведёт от первых "именных" литературных музеев – Чехова, Достоевского. ГЛМ начал заниматься коллекционированием документов писателей, в том числе рукописей. Однако все понимали, что музей способен выставить чернильницу автора, но не 20 томов рукописей. А работники Литературного музея собирали все. К тому же многое хранилось в неописанном и плохо зарегистрированном состоянии…
 
Значит, создание ЦГЛА–ЦГАЛИ–РГАЛИ на базе расформированного Литературного музея − одна из загадок советской истории?
 
Мы в прошлом году открыли собственный публикаторский проект по истории РГАЛИ: сборник документов о прошлом архива, о том, как мы комплектовались, как пропагандировали историю нашей культуры. В связи с этим сейчас исследуем фонды и наши, и Литературного музея, и Главного архивного управления. Центральный архив ФСБ также дал нам очень интересные материалы.

О.А. Шашкова на открытии выставки. Декабрь 2021 г.
  
Архив ФСБ? Раньше упомянутые вами документы были засекречены?

Нет, просто с 1938 по 1960 гг. архивная отрасль находилась в ведении НКВД – МВД СССР. Но если говорить откровенно, мы только сейчас впервые заинтересовались собственной историей, именами своих первых "военных" директоров, – которые были предшественниками первых "светских" и, к счастью, ныне здравствующих Н.Б. Волковой, Т.М. Горяевой.
 
Ваш архив всегда находился в этом здании на Ленинградском проспекте?
 
Когда мы только-только образовались – базировались в архивном городке на Пироговской − и тут же выехали в эвакуацию. Туда же и вернулись по окончании самых тяжелых военных действий весной 1944 года. Однако к этому времени в архиве находились уже многие сотни фондов, и места не хватало. Тогда-то началось строительство на Ленинградском проспекте. Первое здание здесь было построено в 1950-м году – в поселке Никольское, 52−й км по Ленинградскому шоссе (что сегодня "равно" ул. Выборгской, дому 3, корпусу 1), а спустя несколько лет появилось и второе здание. Впервом корпусе также располагался Особый архив− материалы, вывезенные из Германии.
 
Получается, что сегодня в архиве сосредоточены рукописи всех наших великих писателей, начиная с Пушкина? Есть ли какие-то записи "солнца русской поэзии"?
 
Есть пять автографов Александра Сергеевича. Однако еще с дореволюционных времен собирание всех материалов поэта было сосредоточено в Пушкинском доме. Неписанное правило было таково, что первые величины русской словесности получили свои обособленные хранилища. Так, концентрация документов Л.Н. Толстого началась в досоветский период в Музее Льва Николаевича. Аналогичная судьба (счастливая, на самом деле) − у документов Максима Горького. С той разницей, что такое решение было принято в начале 1930-х годов. Эти три писателя до сих пор имеют особый статус.

Хотя, конечно, судьба документального наследия практически любого деятеля культуры чаще складывается таким образом, что материалы в силу исторических причин дробятся между рядом музеев, библиотек, архивов. Например, фонд Ф.М. Достоевского (наиболее крупные его комплексы) хранятся в Литературном музее, Пушкинском доме, Научно-исследовательском отделе рукописей Ленинской библиотеки. И в РГАЛИ. У нас находится немалая часть его материалов. А если говорить о фондах русских писателей, то подавляющее их количество находится,прежде всего, в нашем архиве.
 
Разве не должно так быть, чтобы все наследие находилось в одном месте? Документы надо вывозить на выставки, временно передавать в музеи, но постоянно хранить в одном и том же помещении?
 
Понимаете, так исторически складывается. Например, писатель, художник, известный представитель какого-то другого вида искусства хочет отдать свой архив к нам – и передает, это его личное желание. А позже родственник или кто-то из его окружения передает другие материалы, связанные с этим же автором, может быть, переписку с ним, в другое место, − также по своему желанию. Мы не имеем полномочий императивно решать вопросы передачи творческого наследия только в РГАЛИ.
 
А как же европейская система организации архивов?.. Насколько я знаю, там практикуется собирать в одном архивохранилище все материалы по определенной эпохе, историческому событию…
 
В разных странах – свои особенности. Но мы уникальны в том смысле, что лишь в России есть два таких архива (другой – в Петербурге), где хранятся только материалы по истории культуры и разных видов искусства. В России исторически получилось так, что действительно централизованно и профильно, по отраслям, создавались крупнейшие архивы. Архивы древней истории до Петра, потом петровское время и периода империи; экономика точно также делилась по эпохам, военное дело. У нас хорошо прослеживается отраслевая система в архивах. В РФ сейчас 14 федеральных архивов, где строго соблюдают этот порядок. К сожалению, в постсоветское время система была существенно сокращена (с почти 1500 архивов разных уровней). И теперь материалы, которые хранятся в автономных республиках или областях, имеют подчинение своему региональному руководству. Это не всегда хорошо.
 
То есть ситуация в архивном деле требует нормативных решений?
 
Этим занимается Росархив – Федеральное архивное агентство Российской Федерации, федеральный орган исполнительной власти, находящийся в ведении Администрации Президента. Самый важный шаг, который был сделан в новое время – это передача архивной отрасли из ведения Министерства культуры, куда архивы попали почти сразу в постсоветский период, в подчинение АП. Наша архивная система всегда была при властных структурах: ВЦИК, ЦИК, потом наркомат/министерство внутренних дел, с 1960 года − Совет министров СССР; сейчас это Администрация Президента.
 
Давайте обсудим цифровизацию архивов. С одной стороны, очень удобно иметь доступ к электронной информации в любой момент. С другой – нельзя не заметить, что молодое поколение, студенты в результате предпочитают находить сведения где-нибудь в Википедии. Тогда как работа с историческим прошлым, в идеале, требует много времени, усидчивости, а также уникальной информации, за которой надо идти в архив…
 
Не совсем так. В советский период попасть в архивы можно было только по письму организации, а в партийный архив (нынешние РГАСПИ и РГАНИ) – вообще только членам партии. В постсоветское время закон об архивном деле дал возможность заниматься в архиве всем гражданам с паспортом РФ и даже жителям зарубежья.Теперь любой человек, интересующийся историей, может сюда прийти. У нас недавно в читальном зале работали школьники вместе со своим преподавателем, правда, в скромном количестве – 3−4 человека, но все-таки. Они изучали переписку Агнии Барто, которая таким путем помогала найти друг друга родственникам, потерявшимся в годы войны, разыскивала потерянных в лихолетье детей – на волнах радиопередачи "Ищу человека". Так что нельзя говорить, что у молодежи интереса к работе в архиве нет. Напротив, есть благие подвижки. Но и сложности. Например, открытость архивов сделала недостаточной площадь читальных залов. О работе в читальных залах студентов: я, будучи преподавателем, старалась приводить их в архивы. А сейчас из-за пандемии очень печальная ситуация. Записываться в архив нужно заранее, и группа пришедших студентов занимает весь читальный зал. Но, что касается общего спада интереса к уникальным данным, то он имеет место быть. Обилие доступной информации, которую люди не проверяют...

В хранилище архива.
 
Не очень-то это разумно, правда?
 
Конечно. Это из области человеческой психики. Когда есть что-то доступное, мы всегда идем по пути наименьшего сопротивления. Широта знаний несопоставима бывает подчас с их глубиной. Отсюда такие поверхностные интересы. Бывает, люди приходят в архив, похватают что-то лежащее на поверхности. Но чтобы нормально проработать тему, на базе архивных источников, требуются месяцы, если не годы, и не в одном архиве к тому же, как я уже рассказывала на примере Достоевского. То есть это вопрос к качеству гуманитарного образования и к общей культуре.
 
Но сейчас в интернет выложены и энциклопедические данные, это тоже важно. Сайт вашего архива очень информативный. Создание таких баз требует времени, денег и ресурсов… А многие просто не знают о существовании электронных архивов, а, может быть, и вообще архивов…
 
Что касается рекламы архивов, знаете, раньше была хорошая фраза: "Молоко в рекламе не нуждается". Вот так же и архивы. Конечно, их можно (и нужно!) "продвигать", рекламировать, но те специалисты, которые знают, что им надо и где это лежит, безусловно, приходят к нам сами.
 
Архив – это место, где ты соприкасаешься со временем, с ушедшей эпохой. Это определенная атмосфера, погружение в которую обеспечивает определенное психологическое состояние. И вот это благоговение перед свидетелями хода времени сейчас утрачивается. Поэтому хочется сказать: дорогие школьники и студенты! Мы понимаем, что в интернете сейчас все можно найти. Но пока вы не придете в архив, вы не поймете до конца дух прошлого. Может быть, в учебный процесс в вузах надо заложить основы работы с архивами, потому что это умение уходит?
 
Да, к сожалению, так. Причем ситуация только усугубляется, даже на профильных исторических факультетах сокращаются курсы и часы, отпущенные на изучение архивоведения, источниковедения, археографии (науки о публикации исторических источников). Сейчас все ускоряется до странных пределов. Говоря же о цифровизации, мне вспоминается хорошая фраза у Н.М. Карамзина: "История человечества знает две революции – зарождение письменности и зарождение печати". А мы с вами сейчас переживаем "третью революцию": развитие технологий скоростной передачи информации. И это "сносит голову". Человек – уникальное творение по степени своей приспосабливаемости. Момент увеличения скорости передачи информации, мне кажется, нередкоидет вразнос с нашей психикой. Мы потребляем информацию, но за счет потери качества своего мышления, каких-то нравственных начал. И поэтому происходит то, что происходит: зарождается "клиповое мышление", в котором все сменяется быстро, поверхностно.
 
Видите уникальность происходящего между нами разговора? Мы могли бы сейчас коротко написать друг другу в WhatsApp!
 
Да, да, причем еще и с потерей знаков препинания и с ошибками!..
 
А раньше надо было подумать над письмом, сесть, написать его, отправить и дожидаться ответа…
 
К сожалению, культура письма, эпистолярный жанр стремительно уходят. Вот сейчас у меня на столе лежат документы, связанные с творчеством Алексея Николаевича Толстого. В одном из своих писем к известному в начале ХХ века литератору Георгию Чулкову он писал – в стихах (читает – Д.К.):

Дорогой Георгий,
От стен далекой Москвы
Вы слова привета… –
 
И так далее.

Не всегда разборчиво. Хотя почерк у Толстого вполне читаемый, но все равно – требуется терпение, "вхождение" в его стиль и особенности. Архивный поиск почти всегда такой – найти нужный документ, прочитать его, понять. И количество отсканированных и размещенных на сайте любого архива документов – отнюдь не панацея и не решение каких-то исследовательских проблем.
 
Чтобы расшифровать эти стихи, нужны ли специалисты, экспертиза?
 
Нет, в случае А.Н. Толстого это не самая большая проблема, но терпение для правильного чтения рукописи требуется всегда.
 
А кто из наших писателей писал, как говорится, "как курица лапой", можете вспомнить?
 
Так строго, конечно, ни о ком сказать нельзя. Но сложностей хватает. Вот хотя бы стиль Ф.М. Достоевского. Он писал очень неровно. Есть и почти каллиграфические места его записей, но чаще – трудные. Помимо того, что у него сложно читаемая скоропись, нередко он писал и на полях, делал вставки на других страницах, не относившихся прямо к этой части рукописи, "перебегал" через несколько страниц записной книжки…
 
Бедные издатели!..
 
Совсем не издатели. В основном его рукописи переписывала жена. И она это почитала за великое счастье.
 
Думаете, она и при его жизни понимала гениальность своего мужа?
 
Так она и пришла к нему молоденькой стенографисткой уже как к автору "Бедных людей", с восхищением и пониманием, что устраивается на работу к гениальному писателю. Она знала, что это человек, который действительно поможет очень многим понять самих себя, свое место в мире.
 
Эти вопросы к тому, что многие биографы пишут о людях, которых совсем не знали лично: ни писателя, ни его родственников. Наверное, мы не можем до конца доверять таким биографиям, "удаленным" от жизни их объекта?
 
До некоторой степени − да, но если ты проникнешь в творческую лабораторию своего героя, прочитаешь о нем достаточно много, полюбишь его безусловно, то начинаешь мыслить близко к тому, как он, вероятно, поступил бы в той или иной ситуации. А то, что любое наше суждение субъективно, – априори так. И еще, знаете, всегда для оценки требуется некая рефлексия. Как замечательно сказал С.А. Есенин:

"Лицом к лицу –
Лица не увидать
Большое видится на расстояньи…".
 
Возвращаясь к фондам РГАЛИ: здесь все-таки больше писателей?
 
Конечно, хотя мы никогда не считали в процентном соотношении, сколько у нас тут художников, композиторов, архитекторов и т.д. Изначально учреждение и создавалось как Литературный архив. Потом, с течением времени, достаточно небольшого, стали появляться возможности приобретения фондов и художников, и композиторов. Документы в свое время архивом приобретались, государство выделяло на это деньги с 1943 года. И фонды подчас приобретались целыми коллекциями. Не приходилось выбирать, что взять, а что нет. Таким образом, у нас оказывались документы не только, например, писателя, но и переписка с теми, с кем он был в контакте или в каких-то родственных связях, документы учреждений.

Р.К. Щедрин в РГАЛИ беседует с О.А. Шашковой. Октябрь 2021 г
 
Сейчас на это выделяются средства?
 
Сейчас, к сожалению, нет.
 
То есть государство не может себе позволить взять и выкупить чей-то личный архив…
 
Это вопрос уже к структуре бюджета. До 2018 года действовала Федеральная целевая программа "Культура". Сейчас у нас появилась программа "Цифровая Россия", но она уже не предусматривает таких возможностей. Однако у нас есть меценаты. Например, Михаил Юрьевич Карисалов, председатель Правления и генеральный директор ООО "Сибур", нам посодействовал приобретению на его средства нескольких десятков писем А.И. Тургенева.

Другим примером является помощь в организации выставочного зала РГАЛИ нашей замечательной попечительницы, директора Музея AZ Наталии Владимировны Опалевой.
 
Если люди финансируют что-то важное для государства, для его культуры, должен быть для них какой-то стимул, какие-то преференции?
 
Сейчас, конечно, предусмотрены меры поощрения деятелей бизнеса, жертвующих на благотворительность.
 
Что бы вы могли пожелать РГАЛИ и его посетителям, читателям?
 
Хочу пожелать всем нам – и сотрудникам, и пользователям, конечно, −чтобы архив литературы и искусства комплектовался именами первого ряда наших замечательных деятелей культуры. Пожелать не забывать их родственникам и всем, кто у нас представлен, о том, что мы существуем, и пополнять фонды.

Сейчас, к сожалению, есть элемент состязательности между архивами и музеями и фондами, которые тоже стремятся взять на хранение уникальные документы, помимо вещей. Нужно помнить о том, что у всех организаций свой профиль. И если это музей, то он, в первую очередь, предназначен для экспозиций, для показа мемориальных предметов. Ау архивов – свой профиль, именно у нас есть приспособленные читальные залы, условия для хранения рукописей, документов, специально разработанная структура научно-справочного аппарата.

Также хочется пожелать нашим крупным представителям бизнеса помнить о важности сохранения наследия своих соотечественников.

Мы действительно открыты. Все, с чем можно ознакомиться в рамках законодательства (имею в виду вопросы доступности сугубо личных документов деятелей современности), − пожалуйста, смотрите. Приходите к нам, всегда рады. Всегда найдем, чем помочь, какую тему подсказать. Есть ряд совсем забытых имен. Мне вот, например, очень грустно, что Веру Панову сейчасуже никто не читает. А это замечательная писательница. Скоро, в марте, будем открывать выставку, посвященную Михаилу Васильевичу Нестерову. О нем помнят обычно по двум картинам, а у нас хранятся его замечательные документы.Того же А.И. Герцена ведь можно очень по-разному представить, или Н.Г. Чернышевского… Кстати, именно его фонд хранится в РГАЛИ под номером 1.
 
Раз уж вы вспомнили революционеров… А по П.А. Кропоткину что-то есть?
 
Фонд князя Кропоткина находится в другом архиве, но около 150 документов (смотрит на сайт РГАЛИ – Д.К.) и у нас есть.
 
Кропоткин вспомнился потому, что недавно был его юбилей, а ни один канал ничего не выпустил по этому поводу. Хотя он далеко не только анархист, он был исследователь, ученый, географ великий…
 
Да, да. Анархизм Кропоткина носил крайне "упорядоченный" вид. А Александр Грин? Богатейший фонд его хранится у нас. Все рукописи основных произведений...
 
Даже не верится, что он сидел в холодной каморке в Петрограде и писал феерию, в которой так тонко показана трагическая судьба человека…
 
Согласна с вами, но характер у Грина был очень тяжелый, отсюда и трагедия одиночества и непонятости… А есть, допустим, люди с очень своеобразной судьбой. Тот же Сергей Мстиславский. Эсер, деятель Февральской революции. И не пострадал в известные годы, стал востоковедом. 

Алексей Толстой, о котором мы уже говорили. В обычном сознании – "красный граф", талантливый писатель, который "жуировал жизнь". Но читаешь его документы и понимаешь, что это великий труженик и редкостный талант, который себя проявил во всех литературных жанрах.
 
То, что вы говорите, широкому читателю не знакомо. Порой даже в школьных учебниках написано так скудно, что поражаешься – как будто сами школьники и писали. Думается, что основная задача архива и государства в целом, чтобы люди знали что-то помимо сухих биографических справок.
 
Да, есть такой момент. К сожалению, даже из тех величин культуры, которых мы упомянули сегодня, не все удостоились хорошей биографической книги. Но, наверное, нельзя все-таки говорить о том, что государство сейчас будет организовывать такую исследовательскую программу. У него другие задачи.
 
Почему же? Если собрать группу исследователей, которая за срок около двух лет сформирует то, что потом будет использоваться десятилетиями…
 
Если такую задачу возлагать на архив, − то это тем более трудно реализуемая задача. Мы по своему Уставу и Положению об архиве, прежде всего, храним документы, обрабатываем и делаем их доступными для исследователей. Архив, скорее, не популяризатор и пользователь своих же материалов, а их собиратель и бережный страж. Да и наш штат рассчитан, в первую очередь, на уставные цели. Но стараемся, безусловно. И сами организуем в своем выставочном зале экспозиции, и нескольким десяткам заинтересованных организаций предоставляем подлинники и цифровые копии. Вот сейчас у нас завершается замечательная выставка, посвященная 200-летию Ф.М. Достоевского. Выпускаем сборники.

В Выставочном зале РГАЛИ.
 
Мы, к сожалению, абсолютно не ценим всю историю, которую нам преподавали в рамках образования. Не зря же, как считается, М.В. Ломоносов сказал: "Народ, который не знает своего прошлого, не имеет будущего". И где мы возьмем ту историю, которую никто не переписал, не придумал и не соврал? Только в архиве: первоисточник. Его хранение стоит немалых денег, но задача того стоит. Слава Богу, что есть эта отрасль. Систему исторических знаний надо расширять.
 
Многие историки к этому склонялись. Вы говорите про публикаторские проекты?
 
Про образовательные, про ответственность системы образования за качество даваемых знаний, за научную и документальную обоснованность представлений. Порою в учебниках по литературе или истории пишут такую чушь… Почему бы не взяться за дело компетентной исследовательской группе и не создать нормальный учебник на базе архивных материалов?..
 
Я вам больше скажу: на историческом факультете МГУ курс архивоведения мизерный, преподается без посещения архивов. Наш Историко-архивный институт, флагман архивного дела, – тоже сокращает преподавание архивоведения, источниковедения, а археографию – науку о публикации исторических источников – вообще "выслал" на вновь образованный и пока безликий истфак.
 
Спасибо за обстоятельный рассказ о РГАЛИ и об архивном деле в целом. Последний вопрос лично вам, не сочтите его провокационным. Вы сами книги читаете? Сколько времени тратите на книги, допустим, в месяц?..
 
Знаете, с определенного времени (задолго до моего прихода в РГАЛИ) для меня "книгами" стали, скорее, архивные дела. Но и наши традиционные книги, безусловно, читаю, хотя это чтение связано сугубо с работой. Например, сейчас мы готовим цикл передач с каналом "Культура", посвященных нашим деятелям культуры, писателями, и для участия в нем я читаю исследовательскую литературу о Достоевском, о А.Н. Толстом. Время, когда я могла сказать: "Вот это хочу прочесть", – к сожалению, давно прошла.

Но ведь архивное дело, – "единица хранения", как мы говорим, – считаю, еще интереснее. Разве не так?!

Пишущая машинка К.Симонова из фондов РГАЛИ.
 
Над интервью работали Денис Кирис, Елена Сафронова. 
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ЛИТЕРАТУРА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Обратный отсчет: четыре дня до фестиваля "Таврида.АРТ"
"Аниматика" в Артеке: фестиваль дружбы и мультфильмов
Камерный театр первым в Челябинске стартует в новый сезон

В Москве

Прогулка по цехам: музыкальная переквалификация
Московский театр Новая Опера имени Е. В. Колобова объявил планы на 32-й сезон
В Москве в ЦТИ "Фабрика" открылся одиннадцатый Международный фестиваль видеоарта "Сейчас&Потом’22"
Новости литературы ВСЕ НОВОСТИ ЛИТЕРАТУРЫ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть