"Кольцо рук", "Часы" и "Мой белый ангел": инклюзивный коллектив покажет новые постановки в Москве
19 апреля 2024
В Пскове пройдет показ мультимедийного спектакля "Псков – город-воин"
19 апреля 2024
Секрет "Ревизора" Театра Олега Табакова
19 апреля 2024
Вековой юбилей бестселлера Станиславского
19 апреля 2024

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

2 февраля 2023 17:36

В тульской Крапивне самая высокая по России концентрация музеев на душу населения!

Специально для "Ревизора.ru".

Крапивенский краеведческий музей. Все фото, кроме особо оговоренных, Е. Сафроновой.
Крапивенский краеведческий музей. Все фото, кроме особо оговоренных, Е. Сафроновой.

Недавно "Ревизор.ru" рассказывал об историческом городке Тульской области Крапивне. Помимо многовековой истории, начатой с Засечной черты и связанной с деятельностью Льва Толстого, нынешнее село примечательно вот чем. В нем с недавних пор четыре музея – при том, что количество жителей все 2010-е годы колеблется в районе тысячи человек. Получается, в Крапивне самая высокая по России концентрация музеев на душу населения!

Старейший из них – Крапивенский краеведческий музей. С 1 октября 1999 года он является филиалом музея-усадьбы "Ясная Поляна". Исторически Ясная Поляна принадлежала Крапивенскому уезду. В уездном центре у Льва Толстого были друзья, культурные связи, общественные нагрузки, с его пребыванием здесь связано много преданий и доказанных фактов. Так что Крапивна – еще одно "толстовское место" на карте нашей страны, о чем доказательно рассказывают в музее. Есть мнение, что сегодняшнее преображение старинного поселения связано с вниманием рода Толстых к здешним проблемам. Но история краеведческого музея началась задолго до 1999 года, и она стоит того, чтобы о ней поведать.

"Влияние Демидова на жизнь Крапивны было огромным"

Некогда музей зародился… в крапивенской школе. Ибо его основателем выступил учитель географии Николай Демидов.


Н. В.Демидов. Фото: krapivna.org

На городском сайте об этом человеке говорится следующее. Николай Вениаминович Демидов родился 6 октября 1906 года в городке Медынь Калужской области в семье железнодорожного служителя (с оговоркой "по официальным данным", возможно, происходил из дворян, но скрывал это?). Демидов по образованию был педагогом: окончил Калужское педагогическое училище, жил в Средней Азии, участвовал в ликвидации басмачества и работал учителем. В 1938 году Николай Демидов, чтобы повысить квалификацию, поступил в Уральский педагогический институт, но окончить этот вуз помешала Великая Отечественная война. Демидов был призван на фронт в августе 1941 года и прошел всю войну, не раз получая ранения и контузии, а также боевые награды и даже благодарности Верховного главнокомандующего И.В.Сталина, которых у него было пять.

День Победы Николай Вениаминович встретил в госпитале в Болгарии, а демобилизован был в сентябре 1945 года, после окончания Второй Мировой войны. В мирное время Демидов смог не только вернуться к любимому труду педагога, но и завершить образование в Уральском Казахском пединституте. В Крапивну он прибыл осенью 1948 года – и остался здесь навсегда. Работал учителем географии Крапивенской средней школы – и организовывал музей.


Демидов с детьми. Фото: krapivna.org

Педагогическая деятельность Николая Демидова вошла в местные легенды. Ученики искренне любили и уважали его и сохранили благодарную память на долгие годы, так, что на сайте Крапивны сложилась целая подборка трогательных высказываний выросших воспитанников. Из них, например, следует, что школьники за глаза звали географа "Витаминыч". Не правда, ли, сердечно – обычно учителям школяры дают другие прозвища?.. Бросается в глаза и еще одно утверждение: "Влияние Демидова на жизнь Крапивны было огромным. Его знали все, многие именно благодаря ему стали интересоваться историей своей малой родины, потому что после общения с ним уже было невозможно не заниматься краеведением". Это уже прямое указание на, возможно, главное дело жизни Николая Вениаминовича – создание краеведческого музея. По тем же рассказам судя, музей начинался с походов учителя по родному краю с ребятами, где они не только открывали тайны природы, но и находили предметы, ставшие первыми экспонатами. В их числе была археологическая коллекция, собранная учителем В.А. Сяноженцким вместе с учениками еще в 1930-х годах. В 1957 году крапивенский школьный музей стал первым зарегистрированным в кадастре музеев образовательных учреждений в Тульской области. Школьный краеведческий музей, созданный при непосредственном участии Демидова, считался одним из лучших в области – и так оно и было, коль скоро он стал в конце концов официальным культурным учреждением. К слову, Николай Вениаминович являлся членом Географического общества СССР. Материалы, касающиеся его личной биографии и достижений, собраны в краеведческом музее.


Александр Шилин. Фото: krapivna.org

Николая Демидова не стало в 1984 году. Эстафету развития краеведческого музея у него перенял Александр Иванович Шилин, один из учеников замечательного педагога. Шилин – туляк, уроженец Арсеньевского района, родился 15 сентября 1935 года, в Крапивне жил с 15 лет, окончил здешнюю среднюю школу, где и занимался в краеведческом кружке под руководством Николая Вениаминовича. У Александра Шилина было 14 профессий и специальностей, в основном рабочих. Но главным его занятием оказалась тоже воспитание и просвещение детей. С годами Александр Иванович сам стал руководителем школьного краеведческого кружка и в этом качестве пестовал школьный краеведческий музей. Работа на культурном фронте сделала Шилина знатоком истории, археологии, а также журналистом и писателем. Постепенно сложился сельский краеведческий музей, признанный лучшим в своем регионе. 4 мая 1994 года музею присвоили статус государственного. Кто, как не Александр Иванович, мог стать его первым директором?.. Учреждение прозвали любовно КраКраМуз (КРАпивенский КРАеведческий МУЗей). Забавная аббревиатура была даже напечатана на визитке Шилина.


Фото: krapivna.org

Александр Шилин в качестве музейного организатора собрал и сохранил коллекции экспонатов и в целом много сделал для истории и культуры родного края. В частности, он переписывался с Минкультуры РФ, убеждал в необходимости сохранения архитектурных и археологических памятников Крапивны и её окрестностей, ратовал за возрождение города и его культурных богатств. К сожалению, Шилин возглавлял музей в новом статусе всего два года: в декабре 1996 года он скончался. Посмертно Шилину было присвоено звание Почетного гражданина Крапивны.

Ольга Веневцева, заведующая Крапивенским отделом музея-усадьбы "Ясная Поляна", сказала корреспондентам портала "Заповедник", что вхождение в структуру знаменитого заповедника, не исключено, спасло Крапивенский краеведческий музей. После ухода из жизни деятельного Александра Шилина учреждение могли бы закрыть, а фонды передать в район. Но произошло, к счастью, иначе. Мы увидели Крапивенский краеведческий музей в зимние каникулы 2023 года. Он не велик и не помпезен, но уютен и приветлив. И работает как стационарная машина времени.


В интерьерах КраКраМуза. 

С элементами интерактива

Возможно, дух гостеприимства остался в музее от прошлых эпох и хозяев. В наши дни музей находится в доме купеческой семьи Сабуровых. Вокруг дома был сад, сохранилось фото, где многочисленное семейство чаевничает на свежем воздухе за самоваром. Хозяином дома был Михаил Николаевич Сабуров, сын почетного гражданина Крапивны Николая Михайловича Сабурова. Тот служил заведующим ликеро-водочным заводом купцов Тимофеевских. Продукция братьев-виноделов пользовалась спросом и в Туле, и в российских столицах. На другой музейной фотографии группы членов семьи Сабуровых её глава фигурирует в военном или полувоенном френче. Возможно, он был участником Первой Мировой войны. Впрочем, после революции пришлось несладко всем собственникам. Дом Сабуровых, как и все прочие частные владения города, был национализирован. Некоторых его родственников (как и других крапивенских купцов, которые составляли большинство "чистой публики") выслали из города. В музее говорят, что сам Михаил Сабуров сослан не был, находился в Крапивне, но и в доме своем жить уже не мог. Здание сменило много новых "владельцев" – советских учреждений. В 1990 году часть его выделили под размещение музея.


Реконструкция крестьянской избы. 

Экспозицию построили так: в кухне – раздел крестьянской жизни, в том же углу, где когда-то находилась настоящая печь, теперь сооружен ее макет. В бывшей гостиной реконструировали гостиную и кабинет, зрительно поделив зал пополам. Паркет в зале отреставрирован посередине, у стен оставлены старые фрагменты, как это сейчас принято. Женская спальня обустроена на том же месте, где спаленка хозяйки была в аутентичном доме. К воспроизводящим дореволюционное бытие комнатам примыкает выставочный зал современного дизайна. Им обычно завершаются экскурсии. Там меняются экспозиции, но один экспонат постоянен – панно-аппликация из лоскутков с изображением Крапивны, изготовленное специально для музея. Работа очень умелая: мгновенно узнаются Никольский собор, Дом с колоннами, он же Музей земства, гостиница "Лондон" с трактиром и вид на крапивенские слободы. Мастера сделали из ткани даже фигурки купцов и купчих.



А в выставочном зале мы застали действующую с 29 октября выставку тульского художника Армена Аганесова "Мета места": графические работы, сделанные в разных уголках Тульской области в 2021-2022 годах. "В центре визуального исследования – процесс узнавания зрителем Места и погружение в некий условный контекст. Художник выстраивает связь "человек-пейзаж", смещая оптику с достопримечательного на повседневное и повсеместное", – гласила её аннотация. Как по мне, погружение зрителя в условный контекст обязательно происходит в любом музее – и КраКраМуз не исключение.


Графика Армена Аганесова. 

Приятно, что в этом заведении много интерактива: в отличие от многих музеев, гостям позволяют трогать и брать в руки большинство экспонатов – деревянные ложки и прочую крестьянскую посуду, инструменты, рушники, предлагают поиграть на дореволюционном немецком пианино и даже… примерить на себя кое-какую одежду из экспозиции. В коридоре стоят старинные шкафы с носильными вещами начала ХХ века. В основном это женские и детские нарядные платья и даже матроска, классика для благовоспитанных детишек из хороших семей. Все это можно надеть и устроить фотосессию; фото с радостью помогут сделать работники музея. Мы сфотографировались в интерьерах, но одеться в платья я не рискнула. Показалось, что это не упрочнило, а, напротив, разрушило бы связь времен грубым вторжением в чужую и "еще теплую" жизнь. Ведь многие экспонаты музея, что называется, помнят прикосновения рук своих подлинных хозяев: это не абстрактные предметы, а подарки совершенно конкретных лиц, преподнесенные музею от чистого сердца и в силу родственных и памятных связей с Крапивной.



Такова, к примеру, дамская одежда из гардероба одной из дочерей купца Белобородова. В предыдущей статье о Крапивне я пишу, что Белобородовы печатали страховые полисы. Но они еще и мебелью занимались, какие-то предметы обстановки их работы тоже находятся в музее. Большая часть задействованной в экспозиции парадной посуды (нарядная супница для изысканной подачи супа к столу и прочие приметы богатой и кофортной жизни) принадлежала купцам Юдиным и презентована музею потомками этого рода вместе с их фотографиями. Весь фарфор – производства небезызвестного Кузнецова, с "редкими вкраплениями" изделий еще более пафосного Гарднера. В этом музее я впервые в жизни увидела интереснейшую кружку с "перепонкой" под одним из краешков. Думала, детский поильник. А вот и нет! Это чайная кружка для мужчин с пышными усами. Чтобы оную красоту не мочить и не пачкать.


Чашка для "усатиков". 

А еще в музее есть молочник, о котором доказано, что он толстовский!.. Лев Николаевич однажды, будучи по делам в Крапивне, припозднился и попросился в один из домов переночевать. Его приняли на ночлег, и по новом приезде в Крапивну граф подарил этой семье молочник из своего сервиза. Много позже этот раритет тоже кто-то передарил музею.


"Толстовский" молочник. 

История, точнее, музей, умалчивает, в какой семье заночевал Толстой. Но весьма часто он навещал в окрестностях Крапивны своего друга Анатолия Буткевича. Это был интересный человек: народник, в молодости стихийный революционер, на этой идейной почве и сошелся с Толстым, окончил Петровскую земледельческую и лесную академию, впоследствии ставшую Тимирязевской, пчеловод-энциклопедист. Лев Толстой особенно дружил с Будкевичем, когда тот занимался пчеловодством и жил в Русанове Крапивенского уезда. Из дома Будкевича перекочевал в музей стул, на котором теперь лежит мандолина того же времени – вылитое гамбсовское вместилище бриллиантов!.. Стул на колесиках, чтобы без труда катать по дому.



В дамской спальне на стене вывешены фотографии жителей Крапивны прошлых лет, полученные из семейных архивов, и три пейзажа весенней Крапивны. Это полотна трех разных живописцев. Одну картину выполнил Валентин Захаров, которого в шутку зовут "главным крапивенским художником". Другая – кисти некоего Блехера без имени. Автора третьей музейщикам установить не удалось. Все подарки – зримое доказательство любви горожан к "своему" музею, и это очень трогает.



Уникален следующий парный экспонат: портреты Николая II и Александры Федоровны. Их нашли, говорят, в Крапивенском уезде в доме священника – портреты вырезали из рам, свернули в рулоны и засунули под крышу. Батюшка явно ждал, когда вернется старая жизнь… Не дождался.



В первую субботу августа в Крапивне в настоящее время проводится ежегодный традиционный съезд потомков жителей Крапивенского уезда. В последний раз он состоялся 6 августа 2022 года. На своей прародине собрались более двадцати потомков: купцов Залесских, Юдиных, Белобородовых, Щепиловых, дворян Чернопятовых, священника Ныркова. Новые поколения разъехались хорошо если в Тулу, а то и в Москву и дальше – но приезжают в Крапивну в этот день и непременно приходят в музей и рассказывают, что за это время выяснили о своих пращурах. Красивый и полезный обычай. Возможно, благодаря изысканиям, которыми потомки крапивенцев делятся с музеем, удалось выяснить многие важные детали. Скажем, купцов 2-й гильдии братьев Юдиных было четверо: двое жили в Крапивне, двое в селе Сергиевском (нынешнем Плавске). Юдины держали торговые ряды как в Крапивне, так и в Плавске. Сергей Юдин подвизался в фармацевтической сфере: имел свою аптеку и занимался посредничеством в продажах лекарств. Еще у Юдиных были лесопильни и бакалейные фабрики. Ничего себе разброс интересов?.. Да. Зато купцы эти были состоятельны. И многого бы добились, если бы не "водораздел" 1917 года, после которого как корова языком слизнула промышленность крапивенских купцов.



Два мира, два детства

А ведь здесь были достойные предприятия, обеспечивавшие своим хозяевам солидный уровень жизни!.. Напомню, 13 фабрик и 10 заводов местного купечества. О быте купцов красноречиво рассказывают вещи в музее. Среди них, например, фотоаппарат "Кодак" рубежа XIX – ХХ веков, когда возникла мода брать с собой в любые поездки, деловые либо развлекательные, открытки с изображениями своих родных мест для сувениров, а Джордж Истмен обеспечил обывателям возможность делать открытки самостоятельно. Переносной купеческий сейф, где тогдашний бизнесмен хранил самые важные бумаги. Мраморное пресс-папье в тканевом "футляре". И даже рекламный каталог. Почти как нынешний, только черно-белый. Предметы бытового комфорта, которые считалось нормой иметь в приличном доме: швейная машинка "Зингер", щипцы для завивки волос, которыми не только барышни укладывали кудри, но и мужчины – усы, музыкальные инструменты, веера, перчатки, шляпы, сундуки для хранения добра и дочкиного приданого, вычурная мебель. В общем, цивилизованно жили крапивенские купцы. Музейщики признаются, что не все вещи – "крапивенского" происхождения, некоторые доставлены из Тулы или других уездов, но бытование их в обиходе купечества не подлежит сомнениям.



Но, конечно, нельзя забывать о том, что не всем сословиям царской России выпадала сытая и счастливая жизнь. Крестьяне жили беднее и проще купцов. В реконструированной крестьянской избе все предметы полностью относятся к Крапивенскому уезду. Подозреваю, что многие атрибуты крестьянского труда поступили в фонды музея в пору экспедиций Демидова непосредственно из хозяйств, где ими еще пользовались. По крайней мере, чугуны для варки щи и каши, обычного крестьянского "меню", ухваты-рогачи, деревянные ложки-плошки и пузатые самовары точно могли быть в ходу и в ХХ веке. Сказать, пользовались ли в новое время тяжелыми цепами для молотьбы, огромными мельницами-крупорушками, прялками и деревянными ткацкими станками, сложнее. Если бы они были нужны самим, их вряд ли бы отдали в музей… Кстати, в Крапивенском уезде самодельную одежду изготавливали не только из льна или конопли, но и волокон крапивы. Крапиву в Крапивне вообще пускают в дело часто, и было бы странно, если бы тут не почитали растение, давшее имя городу. Из нее варят варенье, супы, готовят настои и иные блюда и напитки. Зелень, взраставшая в незапамятные времена на пепелищах, вполне утилитарна.


Эти перчатки - тоже из крапивного волокна. 

Из крапивы получается отличная плотная ткань. Но пока ее изготовишь, семь потов сойдет… Стебли крапивы отмачивали в воде, потом долго мяли во дворе, чтобы дома не сорить. Отмятые стебли прочесывали деревянным гребнем, сбрасывая лишние частички. Потом волокно пряли, и лишь потом можно было ткать. В Крапивенском уезде (как известно, каждый уезд имел собственные расцветки и орнаменты крестьянской одежды) были приняты черные в крупную и тонкую желтую клетку юбки-поневы замужних женщин. Эти юбки, рубашки, девичьи сарафаны, передаваемые от бабушки к внучке, мужские порты, лыковые лапти и веревочные чуни тоже хранятся в музее. Сельчане предпочитали чуни лаптям, ибо те служили не дольше 10 дней, а чуни выдерживали даже работу в поле.  



Но даже в бедных крестьянских избах под соломенными крышами были свои приметы роскоши: пироги или блины на праздничном столе, сундуки, на которых торжественно спали хозяева, железные утюги, куда засыпались угли, с вращающейся ручкой. Из утюга била струя пара, и ручка поворачивалась вправо-влево, чтобы руку не обжечь. Меня умилили рушники, крестьянский хэнд-мейд, годный не только руки вытирать, но и избу украшать. На них вышивали инициалы владельцев, узоры, пословицы. На одном рушнике было заботливо вышито целое изречение: "Лети, мой платочек, увивайся". Так что маленькие радости крестьяне умели находить в своей тяжелой трудовой жизни…



Принести пользу крестьянству небольшого уголка русской земли…

Собственно, облагораживание крестьянского быта в общем и в частностях после отмены крепостного права и было задачей земств (органов местного самоуправления). Оные возникли в России вследствие Земской реформы Александра II, основанной на "Положении о губернских и уездных земских учреждениях" от 1 января 1864 года. Улучшения крестьянского положения предполагалось осуществить через изменение руководства провинциальной жизнью в новых условиях, сложившихся после раскрепощения крестьян.  

Бытует мнение, что эта реформа была наиболее успешной из александровских преобразований, повысив прибыльность губерний в несколько раз, чего не удавалось достичь давлением и поборами. В действие в огромной империи она вступила не единовременно, но в Тульской губернии началась с 1864 года и заняла весь его и 1865 год. Этому общественному сдвигу и его последствиям посвящен существующий с сентября 2021 года Музей земства и градостроительной истории. Он открыт в Доме Щелиных.



Этот музей я тоже посетила и осталась под приятным впечатлением. При этом в нем царит несколько иная атмосфера, чем в краеведческом: это не хлебосольный дом с "остановленными мгновениями" жизни прежних хозяев, а лекторий, где строго и по уму организован познавательный процесс. В экспозиции много места отведено реформам Александра II, начиная, разумеется, с манифеста об освобождении крестьян. Интерактивные элементы в этом музее суперсовременны: QR-коды и стенды-экраны с регулярной сменой изображений. Более и нагляднее всего рассказывается о земстве. Во-первых, название музея обязывает; во-вторых, земство было вторым из позитивных царских начинаний после придания крестьянам личной свободы и минимальных гражданских прав, но знают о нем в нашей стране мало.


Деятели земства.

Музей повествует о том, что с земством в жизнь российской глубинки пришли такие прогрессивные явления, как статистика и финансовое управление, опытные сельскохозяйственные станции, регулярные образование и медицина, аптекарское дело, пожарная охрана, общее "окультуривание" быта. Существовала даже своя земская почта, но в какой-то момент была ликвидирована.



Уж не говоря о том, какой богатый материал земство давало для литературы!.. На отдельном стенде перечислены произведения русских классиков, освещающие земство во всей сложности и противоречивости этого явления – от Салтыкова-Щедрина до Бунина. Среди этих текстов упомянут и мой любимый рассказ Куприна "Мелюзга". Считается, что после революции Советское государство не стало ликвидировать полностью наследие земств. Так, из их практики были взяты опыт народного просвещения, здравоохранения, обеспечения крестьянских хозяйств средствами производства. Есть мнение, что и современные нормативные акты, регламентирующие местное самоуправление, восходят к практике земств и отчасти совпадают с дореволюционными тезисами. Что вполне логично.



Лев Толстой был землевладельцем Чернского и Крапивенского уездов, что давало ему право участвовать в здешних выборах земских гласных. Поэтому Музей земства, как филиал "Ясной Поляны", активно развивает тему "Толстой и земство". Отношение великого писателя к земству колебалось на протяжении его долгой жизни, и эти душевные метания прослеживаются в музейной экспозиции. Но все же в 1870-х годах у Толстого наметился позитивный поворот в отношении к земству: он стал принимать участие в его хлопотах, был мировым судьей, занимался созданием женских школ в уезде и попечительством и другими общественно-полезными делами. Так что биограф писателя-философа Николай Гусев предположил одно из двух: либо Лев Николаевич хотел на практике проверить свои негативные представления, либо же просто стремился принести пользу "крестьянству того небольшого уголка русской земли, в котором он жил – Крапивенского уезда". Как близкий Толстому человек, личный секретарь, Гусев склонялся ко второй версии.


Реконструкция земской школы. 

Остается добавить, что в последние годы музей-усадьба "Ясная Поляна" успешно воплощает в жизнь различные проекты по возрождению в Крапивне культурной, общественной и научной жизни. В крапивенских музеях сегодня нередко организуются научные симпозиумы, круглые столы, конференции. Так, ежегодный режим приняла Межрегиональная научно- практическая конференция "Провинция в контексте истории и литературы". А для широкой публики с 2003 года ежегодно проводится Международный Фестиваль Крапивы. Летом, в июне. К нему все помещения музеев пышно убираются горючей травой. Хотите приехать, полюбоваться и испить чайку с крапивным вареньем?.. 



PS. Два крапивенских музея, о которых я не рассказываю, так как их не посетила, являются картинными галереями. 
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "МУЗЕИ"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

"Кольцо рук", "Часы" и "Мой белый ангел": инклюзивный коллектив покажет новые постановки в Москве
В Пскове пройдет показ мультимедийного спектакля "Псков – город-воин"
Секрет "Ревизора" Театра Олега Табакова

В Москве

"САШАШИШИН" по роману Александры Николаенко "Убить Бобрыкина" в театре "Современник"
Музей-заповедник "Коломенское" и усадьба Измайлово приглашают на зимние каникулы
Теплый холод
Новости музеев ВСЕ НОВОСТИ МУЗЕЕВ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть