В поисках "Фантастики". На экраны выходит анимационная комедия для всей семьи "Братья Медведи. Тайна трех миров"
13 сентября 2019
Четвертый фестиваль музыкальных театров России "ВИДЕТЬ МУЗЫКУ" начинает работу
12 сентября 2019
Владимир Дашкевич: мастер симфонии
12 сентября 2019
Всероссийский оркестр по всей России
11 сентября 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

21 января 2017 14:27

Герои нашего времени. Перезагрузка

Заметки на полях современной драматургии для детей и подростков

Фото: Министерство культуры Республики Тыва
Фото: Министерство культуры Республики Тыва

Беглый взгляд на современную московскую театральную афишу с прицелом на детскую аудиторию, привычно отметит следы негласного консервативного канона. Знакомые с прабабушкиного детства герои детской и условно детской литературы чередуются с расширенными списками сказочного зоопарка от мелких грызунов до опасных хищников и изредка разбавляются ожившими предметами быта и основными бытийными понятиями. Последние десятилетия обогатили репертуар модными вампирско-эльфийскими трендами.

Консерватизм детской аудитории имеет в своей основе консерватизм аудитории родительской. Ведь по сути именно они, родители или иные взрослые на воспитательных ролях осуществляют эстетический выбор за детей. Равно как и пьесы для детской аудитории пишутся людьми взрослыми, так или иначе основывающимися на собственном, уже несколько дистанцированном детстве.
 
Дети 20-30-х годов рождения прошлого века “выросли” на Буратино, более поздние поколения имели иных героев, порожденных историческим и социальным контекстом. Эволюция героя детской пьесы в нашей стране шла по накатанной от Колобка к Незнайке и Чебурашке до Павки Корчагина и молодогвардейцев. Сменилась эпоха, в строю остались самые стойкие. Кочующие со сцены на сцену Золушки, Красные Шапочки, Белоснежки и Семеро козлят сотоварищи– словно коллективный Агасфер, чьи скитания кажутся бесконечными.

Фото: Тарабум
 
Те, кто был вскормлен родительскими “колобками” и “незнайками” уже воспитывают собственных детей. И хотя часть родительских культурных привычек по-прежнему коренится в советском прошлом, уже сформировалось поколение, требующее иных героев. Поколение, выросшее в постсоветскую эпоху, и нынешние дети и подростки – носители иных установок, ценностей и навыков, и вкусов, их реальность рождает иные смыслы.
 
Нынешний условный кумир миллионов – то, во что играет сегодня большинство детей – это, как правило, грамотно проданная иллюзия, плод работы маркетологов и прочих бизнес-специалистов с трудновыговариваемыми профессиями. Театры, существующие в тех же рыночных условиях, вынуждены либо ловить чужую коммерческую волну, либо заниматься лабораторными опытами.
 
Театральные попытки проанализировав предлагаемые обстоятельства, вывести новую породу героя нашего времени и запустить ее в мир начинаются с драматургии. Большой вопрос, как вообще возможно поймать момент появления на сцене театра героя нового поколения, в ситуации отсутствия привычной идеологической колеи?

Говорить о современном герое младшей аудитории сложно, в том числе из-за возрастного пограничья между полностью зависимым от выбора взрослых детством и подростковыми попытками самим выбрать своего героя. Но выбирать, тем не менее, приходится из существующего предложения.
 
В середине 80-х гг. прошлого века тогда еще Центральный детский театр (ныне РАМТ) открыл уникальный диалог с тогдашними подростками с помощью документальной драматургии Ю. Щекочихина. Подростки середины 80-х не могли не оценить правдивой “чернухи” о нравах футбольных фанатов и “мажоров” и резкости столкновения подростков из разных социальных слоев. Спектакли “Ловушка номер 46, рост второй” и “Между небом и землей жаворонок вьется” били в самые неокученные на тот момент искусством болевые точки молодежной аудитории.

Современные драматурги, пишущие пьесы для подростков – О. Жанайдаров, М. Зелинская, Ю. Тупикина и другие достаточно молодые авторы – легко в силу своего возраста ловят волну тинейджерского мировосприятия, обостренного, почти всегда трагического и чаще всего вырастающего на почве серьезного социального неблагополучия.
 
Распространение методики вербатима, немало способствовало появлению в драматургии живых голосов нынешних подростков. Но вербатимному многоголосью не удалось артикулировать героя нового времени, зато пулеметной лентой формулировались вопросы к сегодняшнему герою актуальной драматургии.
 
Подростковый период начинается в тот момент, когда вроде бы еще ребенок уже пытается вписаться в существующий мир и, может даже навести там свои порядки, его уже можно брать в каком-то смысле в соавторы. С детской аудиторией, полностью подвластной диктату взрослых, такой путь сложен, но иногда возможен.
 
Несколько лет назад в 2012 г. драматургическая программа “Премьера-PRO” провела в рамках конкурса драматургии для детей и подростков “Маленькая премьера” Лабораторию совместно с Детским театром “А-Я”, посвященную проблеме героя современной детской драматургии. Назывался проект “Детство нового героя” и в нем предпринималась попытка “вырастить” будущего героя нового поколения при участии самих представителей этого поколения.

Фото: Московский детский музыкально-драматический театр "А-Я"
 
Несколько творческих групп в составе ребенок или несколько детей от 4 до 9 лет, драматург, режиссер проводили некоторое время в общении друг с другом. Результатом должна была стать пьеса и в перспективе спектакль для “целевой аудитории”. Героев и сюжеты придумывали сами дети. В процессе работы проявилась интересная тенденция: существенный интерес детей – соавторов к оживлению предметного мира и одушевлению непонятных пугающих моментов жизни, с целью примирится с ними.
 
В “Сказках из маминой сумки” М. Горвиц оживали и превращались в героев рассказа обычные вещи, которые ребенок вытягивал из дамской сумочки. В спектакле Детского театра “А-Я” “Волшебное одеяло” (“Сказки о детстве”) в течение трех выпусков театрального комикса маленькие брат и сестра мужественно боролись с собственным страхом, ожившим в образе злодея Марлинбонца. В эскизе пьесы С. Соллогуб “Не хочу быть принцессой” апелляция к предметному миру помогала девочке-героине с самоидентификацией в мире родителей, который ее категорически не устраивал.
 
Сложно делать глобальные выводы основываясь на весьма скромном поле исследования, но уловленные на этом поле тенденции, тем не менее, довольно важны. Возможно, отсутствие массового героя времени, “кумира” поколения является не проблемой для самого поколения, а скорее его свойством. Следствие существования в мире между искусственно насажденными идеалами прошлого и не менее искусственно насаждаемым “продуктом” настоящего – принципиальная позиция поверки всего и вся. Героем поколения становится не человек, а позиция, ситуация жесткой и бескомпромиссной “стрелки” между самозванцами прошлого и теми, кто претендует на пьедестал сегодня.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ТЕАТРЕ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Русский прорыв в Москве. Егор Летов в "Программе А"
Четвертый фестиваль музыкальных театров России "ВИДЕТЬ МУЗЫКУ" начинает работу
В поисках "Фантастики". На экраны выходит анимационная комедия для всей семьи "Братья Медведи. Тайна трех миров"

В Москве

Встреча через столетие. Капелла имени Юрлова и Оркестр имени Осипова в гала-концерте к юбилею первого совместного выступления
В Театре Олега Табакова открыли новый сезон
Московский театр "Школа современной пьесы" открыл 31 сезон
Новости театра
ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРА
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть