В поисках "Фантастики". На экраны выходит анимационная комедия для всей семьи "Братья Медведи. Тайна трех миров"
13 сентября 2019
Четвертый фестиваль музыкальных театров России "ВИДЕТЬ МУЗЫКУ" начинает работу
12 сентября 2019
Владимир Дашкевич: мастер симфонии
12 сентября 2019
Всероссийский оркестр по всей России
11 сентября 2019

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Вениамин Смехов: "Мне стыдно за бесстыдство сильных и богатых"

XII Международная летняя театральная школа СТД: встречи с мастерами. Встреча первая

Фото: vladtime.ru
Фото: vladtime.ru

Эта традиция установилась в самом начале – двенадцать лет назад. Посреди интенсивного освоения тонкостей профессии и репетиций, заканчивающихся далеко за полночь, у счастливчиков, попавших на Летнюю школу СТД, есть ещё и редкая возможность пообщаться с мэтрами отечественного театра, которые в своих плотных графиках находят время для того, чтобы встретиться с теми, кто будет определять лицо этого театра уже завтра. Нашему порталу выпала редкая удача стать "соучастником" этих встреч и поделиться со своими читателями услышанным со своими читателями. Перед вами – не обычные интервью, когда вопросы задаёт один человек, а, если можно так выразиться, коллективные. Ведь "учеников" в этой без преувеличений уникальной Школе – более восьмидесяти.

Актёр театра и кино с "послужным списком", который потянет на две страницы убористого текста. Режиссёр, которому интересно работать и на телевидении, и в кинодокументалистике, и даже в опере. А, кроме того, известный сценарист и литератор. Вениамин Смехов успел не только ответить на вопросы, но и прочесть свои любимые стихи.

Кем Вы себя считаете в большей степени – актёром театра или кино?

Я театральный человек. Кино было сладким приложением. В театре главный человек – актёр. Каким бы талантливым ни был режиссёр, как бы умело он не выкручивал руки актёру, в театре за всё отвечает именно актёр. А в кино, как любят шутить мои коллеги, актёр роли не играет. Играют звери, дети, предметы, уличные прохожие, погода.

Фото: 24smi.org

Приходилось ли Вам испытывать в жизни кризисы?

Кризис – дело житейское. И в моей жизни были такие, что будь я 10 тысяч раз популярнее, они всё равно никуда бы не делись. Я нередко вижу коллег, снимающихся в сериалах, и понимаю, что их миновала эта беда: никаких кризисов у них нет, нос задран, и они назначают себе бытовые условия повышенной комфортности. Зазнаются, по-русски говоря. У меня не получается зазнаться. У моего поколения с этим туго.

А самый первый кризис когда грянул?

После выпуска. Я окончил на "отлично" театральное училище имени Щукина, курс Владимира Этуша, на котором со мной учились мои незабываемые друзья и коллеги – Людмила Максакова, Александр Збруев, Александр Белявский Иван Бортник, Юрий Авшаров, Зиновий Высоковский. Я играл две главные роли в дипломных спектаклях. Меня приглашали сразу в три московских театра. А я, книжный человек, не хотел оставаться в Москве: начитался тогдашней новой русской прозы – Анатолий Гладилин, Василий Аксёнов, Анатолий Кузнецов – и решил ехать в провинцию. Выбрал Самару, которая тогда была Куйбышевым. И
очень быстро скис. Потому что это была чистая советская театральная провинция: актёры-работяги с нищенской зарплатой и неуёмным желанием творить. За год я сыграл в девяти спектаклях, в пяти – главные роли, и ещё пять – в радиопостановках. А ещё – написал свою первую повесть. И при всём при этом считал, что приличного актёра из меня не получится. Потому что видел, как Николай Засухин играл Ричарда III. Его потом Ефремов позвал во МХАТ. В общем, после первого же сезона я попросился обратно в Москву и решил, что уйду из театра и буду заниматься журналистикой или литературой.

Фото: m24.ru

Но Вы же не ушли!

Потому, что попал в "Таганку". Нет, это ещё не был тот театр, о котором вы столько слышали. Вернувшись в Москву, я понял, что до тех пор, пока я не смогу зарабатывать литературой, надо где-то работать, а работать я мог только актёром. Я показывался в несколько театров. Это было тяжело и унизительно. Меня никуда не брали. Наконец я добрался до театра драмы и комедии на Таганке – самый тогда захудалый: туда колхозников возили автобусами повышать культурный уровень. Этот театр родился после войны на таком послевоенном победном пафосе, а потом скис. В него меня приняли. Шел декабрь 1962 года. А через год туда пришёл тот, кто разбудил театральность в советской стране – Юрий Любимов. Условный театр, обращающийся к форме, образу, не существовал в эпоху соцреализма. Режиссёры и театроведы клали земные поклоны имени Станиславского, совершенно позабыв, что тот тоже был реформатором искусства. А Юрий Петрович взялся обновлять язык устаревшего театра. Фоменко, Додин, Брусникин, Рыжаков, Серебренников, Диденко – я нарочно называю самых разных по стилю режиссёров – любой из них вам скажет, что без Таганки их бы не было. Сегодня нет театра, который не пользовался бы любимовскими "ключами" к спектаклю – музыкой, танцем, пластикой, психологизмом. У нас отменялся занавес, грим, пыльные бессмысленные фальшивые декорации. Каждый спектакль искался как новый жанр, и каждый раз зрители удивлялись, открывая для себя что-то совершенно непривычное.

А что тогда публика считала для себя непривычным?

Быть равноправным партнёром артистов. Самый трудный, самый любимый мой спектакль – "Час пик". Когда мне хотят сделать приятное, говорят, что в детстве смотрели "Трёх мушкетёров" или слушали мою пластинку "Али-баба и сорок разбойников". Конечно, мне лестно, но по-настоящему приятно, когда говорят, что видели "Час пик", пусть и в записи. Однажды на этом спектакле побывал Смоктуновский – актёр № 1 того времени. Он сидел на директорских местах, близко от сцены. После спектакля мы пошли обмывать это событие, и он мне сказал: "Ты знаешь, я ведь чуть не сошёл с ума в одном месте. Мне стало страшно за тебя – ты смотрел прямо на меня. И как смотрел! Ты меня видел!". Я удивился: "Конечно, видел! Как же иначе?!" Диалог с залом тогда – да и сегодня это не редкость – актёры ведут поверх голов. А на Таганке всегда так были проработаны отношения персонажей, что актёрам было необходимо видеть глаза зрителей.

Кадр из фильма "Три мушкетёра". Фото: yablor.ru

Как Вам удалось стать артистом Любимова, он же наверняка многих уволил?

Юрий Петрович действительно многих освободил от работы, а в то время это было не так-то просто, ведь существовали профсоюзы, социальная ответственность государства. Никого не выбросили на улицу, ни один из ушедших актёров не пострадал. Вы сейчас скажете, что тогда было лучше. Нет. Сейчас человек свободен – можно менять институты, профессии, испытывать свои таланты, строить арт-бизнес. Есть свобода самоопределения. А мне, чтобы уйти из Самары, понадобилась добрая воля главного режиссёра: я обязан был три года там отработать. В "Добром человеке из Сезуана" у меня была неплохая роль, но я понимал, что так, как Золотухин играет Водоноса мне никогда не сыграть. Потом я понял, что и слава Богу, что я не Золотухин, но это произошло много позже. А тогда на меня навалился второй кризис.

И как Вы его преодолели?

Знаете, жизнь интересно анализировать с точки зрения парадоксов и совпадений.
Неожиданно Любимов сказал, что мы будем своими силами делать спектакль по стихам Вознесенского. Вознесенского! На которого Хрущёв орал: "Вон из Советского Союза!" На встрече с творческой интеллигенцией, которую в Кремле устроили в 1963 году, поэт вышел на трибуну, чтобы рассказать о молодой поэзии, и начал свое выступление со слов: "Я не член партии. Как и Маяковский". И тут на него затопал Хрущёв. Вот теперь судите о том, каким был Любимов. Тот мой кризис кончился быстро, потому что я был болен стихами. Я ещё в училище наглотался стихов наших молодых поэтов – Вознесенский и Евтушенко были нашими кумирами. А на Таганке оба они были членами худсовета, и мы с ними были на ты. Спектакль мы назвали так же, как первый сборник Андрея – "Антимиры". Из кризиса я вышел совершенно счастливым. Демидова, Высоцкий, Золотухин, Хмельницкий – мы репетировали с утра до вечера. При том, что играли 30 спектаклей в месяц. Успех "Антимиров" объяснялся просто – именно этого так не хватало в советской театральной жизни. Всё самое великое для театра писалось стихами – Шекспир, Шиллер, Мюссе, Грибоедов, Пушкин. И Любимов сказал, что язык презренной прозы отменяется. Так началась целая череда его поэтических спектаклей.

Фото: m.gazeta.ru

Если всё самое важное определяется стихами, то каким бы стихотворением Вы описали сегодняшнюю театральную или даже вообще культурную жизнь России?

Это стихотворение – универсально. Для любого времени. Вы знаете, что когда Пастернаку присудили Нобелевскую премию за роман "Доктор Живаго", Союз писателей принял абсолютно позорное решение исключить Бориса Леонидовича – за предательство, за то, что он написал такое мерзкое, вредоносное для советского человека произведение. Через два года его не стало. В этом романе есть очень важное стихотворение. Когда-то Любимов смог отвоевать его у цензуры, ведь оно было запрещено, как и сам роман. Юрия Петровича всегда ненавидели чиновники – он как-то умел добиваться своего, не скрывая своего презрения к ним. Это стихотворение он включит в свой спектакль "Гамлет". Начинался он тем, что Высоцкий шёл с гитарой через зал к сцене, неся клинок, как крест. Шёл и говорил:

Гул затих. Я вышел на подмостки. Прислонясь к дверному косяку, Я ловлю в далеком отголоске, Что случится на моем веку...

Вы дружили с Высоцким?

Об этом говорить и просто, и сложно. Когда пройдёт время и нас всех забудут, Таганка останется в истории тремя именами – Любимов, Боровский и Высоцкий. Так получилось. К 80-летию Володи вышла моя книжка "Здравствуй, однако". Мы шестнадцать лет работали на одной сцене, долго сидели в одной гримёрке.
Пережили немало событий, которые нас объединяли. Он был уникальным человеком – актёром, поэтом, композитором. Но ни в Союзе писателей он не состоял, ни в Союзе композиторов, хотя его песни любила вся страна, и стихи его люди от руки переписывали, потому, что их не печатали. Но вот что удивительно, даже в родном театре Володю не воспринимали как поэта, только как исполнителя своих песен. О Вселенной нельзя рассказать в двух словах. Если действительно интересно – откроете книжку и прочтёте.

С Владимиром Высоцким. Фото: m.ru.sputnik.kg 

Как Вы считаете, каким должен быть сегодняшний театр?

За два года до смерти Булата Шалвовича Окуджавы мы в Переделкине записывали одну из моих тепепередач о "Таганке". Я был уверен, что он обожает все наши спектакли, а выяснилось – ничего подобного: "Были такие, что меня очень трогали – "Зори здесь тихие", "Дом на набережной", - сказал мне Булапт Шалвович, – а были и такие что оставляли спокойным. Я любил "Современник". Но ты не обижайся – ваш театр был лучше всех, потому что это был не театр, а клуб порядочных людей". Вот театр должен быть клубом порядочных людей.

За что Вам бывает стыдно?

Мне стыдно за бесстыдство сильных и богатых. За то, что очень на многих укор "Как вам не стыдно" уже не действует. Надеюсь, что ситуация всё-таки начнёт меняться к лучшему. Страна наша много раз доказывала: режим страха, который был придуман Лениным и внедрён Сталиным, не вечен. Часто говорят, что декабристы вышли на Сенатскую площадь потому, что это было непоротое поколение. Вот мои внуки – старшему 31, среднему 18 и младшему 10 – доказывают, что у нас с вами всё будет в порядке.

Фото: m24.ru

Почему Вы отказались от звания Народного артиста?

Когда случилась перестройка, было стыдно, что эти цацки давали за лизоблюдство и подхалимаж перед руководящими органами. Все же знали – кто достоин, а кто нет. Когда в интернете написали что я народный, я отшутился: "В интернете сидит народ, а не наградные комитеты". А что касается званий вообще, то мне очень нравится фраза из Экклезиаста – "Доброе имя дороже звонкой масти".

Также читайте ещё интервью с Вениамином Смеховым: "Культ личности Музыки"
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ТЕАТРЕ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Русский прорыв в Москве. Егор Летов в "Программе А"
Четвертый фестиваль музыкальных театров России "ВИДЕТЬ МУЗЫКУ" начинает работу
В поисках "Фантастики". На экраны выходит анимационная комедия для всей семьи "Братья Медведи. Тайна трех миров"

В Москве

Встреча через столетие. Капелла имени Юрлова и Оркестр имени Осипова в гала-концерте к юбилею первого совместного выступления
В Театре Олега Табакова открыли новый сезон
Московский театр "Школа современной пьесы" открыл 31 сезон
Новости театра
ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРА
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть