"Рожденный революцией" Евгений Жариков
26 февраля 2021
Нижегородские писатели выдвинули оригинальную идею переименования улиц
26 февраля 2021
Стали известны лауреаты премий "Просветитель" и "Просветитель.Перевод" за прошлый год
26 февраля 2021
Глава "Имперского Русского Балета" Гедиминас Таранда отмечает юбилей
26 февраля 2021

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Племянники Ивана Бунина боялись признавать родство с ним

"Ревизор.ru" побывал в доме-музее семьи Буниных в городе Ефремове Тульской области.

Фасад Ефремовского дома-музея Буниных. Все фото из музея и Ефремова - Е. Сафроновой.
Фасад Ефремовского дома-музея Буниных. Все фото из музея и Ефремова - Е. Сафроновой.

В тульском Ефремове существует дом-музей первого русского нобелиата в области литературы Ивана Бунина. В преддверии 150-летия со дня рождения И.А. Бунина в доме-музее проводились ремонтно-реставрационные работы, финансировавшиеся из средств бюджетов Тульской области и Ефремовского района. Стоимость реставрации составила порядка 13,5 миллионов рублей.

Семья Буниных

Минувшим летом "Ревизор.ru" писал о том, что Ефремовский дом-музей семьи Буниных восстанавливается к юбилею писателя по материалам архива его племянника Николая Иосифовича Ласкаржевского. По рассказам директора музея Светланы Ивановой, целью ремонта и реставрации было воссоздать усадьбу в том виде, как ее созерцал Иван Бунин. Интерьеры оформили мебелью не аутентичной, но частично принадлежавшей двоюродной сестре Бунина, и собрали вещи и книги, имевшие отношение к писателю. Следующим этапом предстоит создать в деревянном флигеле-пристройке экспозицию о дореволюционном Ефремове и старинном укладе жизни и восстановить двухэтажный каретный сарай при усадьбе.

В новогодние каникулы корреспондент "Ревизора.ru" посетил единственную полностью сохранившуюся в нашей стране мемориальную постройку, связанную с родом Буниных. Музей начал работу незадолго до нового года: сперва шел ремонт, а затем настали ограничения в силу карантина. Наше издание – одно из первых, увидевшее музей после реконструкции.

Парадный вход в дом-музей (работает в теплое время года). 

В советское время дом Буниных был поделен на квартиры нескольких хозяев. Но ему повезло сохраниться в историческом облике без существенных переделок. Деревянную пристройку перед открытием в 2020 году обложили кирпичом для укрепления, но оставили на старом фундаменте. Под нею находится сводчатый каменный подвал. Музейные работники надеются, что следующий этап реставрации затронет и подвал.

Ефремовский дом был построен в 1880 году. С родом Буниных он связан с 1906 года, когда старший брат Ивана Евгений Алексеевич Бунин приобрел это жилье у помещика Шорина, ефремовского городского головы. Музей ценен сведениями о семье Ивана Бунина. Положа руку на сердце, многие ли из нас знают даже то, сколько было у нобелиата братьев и сестер?..

У орловского помещика, генерала-лейтенанта Алексея Николаевича Бунина и его жены Людмилы Александровны было четверо детей: старшие Юлий и Евгений, родившийся с 12-летним интервалом Иван и сестра Мария тремя годами младше него. Алексей Николаевич из-за пристрастия к вину и картам растратил и собственное состояние, и средства жены. Знатный род Буниных восходил к литовскому рыцарю XV века, но обнищал. Потому дети Бунина вели "разночинский" образ жизни – обитали на съемных квартирах, зарабатывали хлеб свой в поте лица. Потому Ивану Бунину, когда он 18-летним юношей покидал отцовский кров, мать не помогла деньгами – а благословила его старинной родовой иконой Богородицы. Подаренная матерью икона всегда была при писателе.

Алексей Николаевич Бунин скончался в 1906 году в Огневке – последнем имении семьи. Он единственный из Буниных не бывал в ефремовском доме. Братья и сестра посещали эту городскую усадьбу и подолгу жили в ней. Матушка писателя здесь и скончалась. "Мамина комната" входит в экспозицию мемориальной части дома. В эту светлую комнату с окнами на улицу Людмилу Александровну переселили из пристройки, когда она перестала вставать с постели (страдала астмой в тяжелой форме).

Фото членов семьи Буниных в альбоме Николая Ласкаржевского. 

Иван Бунин, несмотря на разницу в возрасте, был близок со старшим братом Юлием – и с младшей сестрой Марией. С Евгением они постоянно вздорили. Что у классика был характер не сахар, известно. Однако время все расставило по местам. Сегодня именно в доме Евгения гости могут узнать о Бунине то, чего не знали, и даже то, что сложно себе представить. 

Николай Ласкаржевский, он же "Шкапилка"

Созданием дома-музея Буниных в Ефремове Россия обязана Николаю Иосифовичу Ласкаржевскому, племяннику писателя, сыну Марии. В 1888 году в Ефремове поселились друзья Буниных – русский немец Отто Карлович Туббе с семьей. Иван и Мария приехали к ним на святки. В тех гостях Мария и познакомилась со своим будущим мужем поляком Иосифом Ласкаржевским. Они поженились и первое время жили в Ефремове, где Ласкаржевский-старший работал помощником машиниста на железнодорожной станции. Здесь у них родились двое сыновей. Первый, Евгений, умер или убил себя в возрасте 20 лет от несчастной любви, а второй, Николай, вырос  – и стал "биографом" Ивана Бунина и инициатором организации музея. Пока сестра жила в Ефремове, Иван часто навещал ее и племянников. В одном из писем летом 1901 года сообщал старшему брату Юлию в Москву, что в Ефремове нищета, их мать сама бьется с внуками – видимо, не на что было нанять прислугу.

Николай Ласкаржевский был любимым племянником Бунина. Его и назвали Николаем по настоянию Ивана Алексеевича в честь домашнего учителя того Николая Ромашкова. Ласкаржевский вспоминал: "Я помню Ивана Алексеевича с поры, как помню самого себя. Он часто приезжал к нам. Любил играть со мной, катать меня на спине, шутил, задаривал подарками". Нелегко представить себе строгого желчного Ивана Алексеевича играющим в лошадку с мальчиком... Бунин дал племяннику прозвище Шкапилка. Однажды он подарил ребенку шкатулку-копилку с палехской росписью. Тот не смог произнести "скороговорку" "шкатулка-копилка", у него получалось "шкапилка". Милая кличка прижилась в семье.

Николай Ласкаржевский. Фото: bunin-efr.tls.muzkult.ru.

Мужа Марии потом направили в город Грязи недалеко от Липецка. Позже Мария с семьей жила в Воронеже, а выросший Николай Ласкаржевский поселился в Ростове-на-Дону и получил инженерное образование.

Ласкаржевский был единственным из семьи, кто поплатился конкретно за родство с писателем-эмигрантом Иваном Буниным, рассказывают в музее. В 1937 году Николая Иосифовича арестовали. 17 лет он провел в заключении и в ссылке в Сибири, был освобожден только в 1954 году. Несмотря на это "внушение", он вел работу по популяризации памяти и наследия Ивана Бунина. Бывал во всех бунинских местах России: Ельце, Орле, Воронеже, Москве и Ленинграде. Везде Ласкаржевский старался найти людей, которые что-то знали о его дяде. И, наконец, дело дошло до намерения учредить музей в ефремовском доме.

Долгая эпопея

В 1970 году близилось столетие со дня рождения Ивана Бунина. По этому поводу Ласкаржевский дважды обращался к министру культуры СССР Екатерине Фурцевой с просьбой основать в Ефремове музей, посвященный классику. Но просьбы остались без ответа. В музее полагают: потому, что в том же году широко отмечалось столетие Владимира Ильича Ленина. Да и статус Бунина в советской культуре все еще был смутен…

Фото Иван Бунина с Максимом Горьким из альбома Николая Ласкаржевского. 

Николай Ласкаржевский не терял надежды. Сам он жил в то время в белорусском Бобруйске. Он начал переписку с жителями Ефремова, от которых могло зависеть решение такой задачи. В их числе был Георгий Федорович Афанасьев, глава отдела культуры Ефремовского горисполкома. В лице Георгия Федоровича Ласкаржевский нашел сподвижника. Они долго переписывались. Николай Иосифович дал ефремовским чиновникам много ценной информации о Бунине, о его гостеваниях в этом доме, о том, как назывались комнаты при хозяевах, и о том, как строение выглядело тогда. Ласкаржевский как инженер великолепно чертил. Он рисовал детали интерьеров, обстановки, частей крыльца, наверший печных труб и пр. Оригиналы его писем хранятся в фондах музея.

Переписка длилась два года. В 1972 году пожилой Николай Ласкаржевский приехал в Ефремов. Он встретился с Афанасьевым, выступил перед литературной общественностью и говорил о важности сохранения дома: ведь многие произведения Ивана Бунина задуманы в Ефремове на основе здешних впечатлений!.. В городке Ласкаржевский прошелся по местам, где любил отдыхать Бунин в компании племянника.  Они спускались вниз по Соборной улице к реке Красивая Меча, на которой стоит Ефремов, брали у причала лодку, плыли против течения, приставали где-то к берегу, возвращаясь домой, заходили в чайную… Николай Ласкаржевский помог обнаружить захоронения своих родных. До 1930-х годов горожан хоронили на старом кладбище на окраине городской рощи – а роща была на Нижней Торговой площади, в историческом центре Ефремова. Площадь была застроена купеческими особняками и торговыми рядами, чуть поодаль начинался городской парк с лавочками для отдыха горожан и плавно перетекал в кладбище. В "безбожные" годы кладбище было разорено, и многие памятники, ограды и могилы исчезли бесследно. По памяти Ласкаржевский восстановил место, где лежат его родственники: бабушка Людмила Александровна, дядя Евгений Алексеевич и его жена Анастасия Карловна. На этом месте был обустроен некрополь из трех могил. Но сейчас уже вместо городской рощи – жилой квартал, посреди которого красуется одинокий крест.

Семейное захоронение Буниных. 

В тот же приезд в Ефремов Николай Иосифович подарил будущему музею огромный альбом, куда собирал фотокопии документов о Бунине, фотографии его и членов семьи, домов писателя. Это огромная книга весом в 6 килограммов. Желающим ее в музее показывают из рук экскурсовода. Хранится тут и пленка с записью голоса Ласкаржевского.

С 1974 года семейное гнездо получило статус памятника истории и культуры федерального значения. В 1985 году, после реставрации, в доме Буниных открылся литературный отдел городского краеведческого музея. Он был посвящен не только и не столько Ивану Бунину: рассказывал об истории российского книгопечатания и о связи ефремовского края с русской литературой. В разные годы в этих местах жили-были Лев Толстой, Иван Тургенев, Михаил Лермонтов и даже Александр Грибоедов в начале XIX века бывал в деревне у друга Степана Бегичева. Только к 2001 году сформировалась мемориальная экспозиция дома-музея. В 2001 году объект отделился от краеведческого музея как самостоятельный дом-музей И. А. Бунина.

Бюст Бунина во дворе дома-музея. 

Что можно увидеть своими глазами

Обстановка в доме Буниных не подлинная, но типичная для начала ХХ века. Все предметы стоят на тех местах, где помнил племянник. Цветовая гамма тоже подобрана по его описаниям: коричнево-зеленые тона. Восстановлены три голландские печи, выложенные белым кафелем. А то, что нельзя показать "в натуральном виде", в музее демонстрируют посредством макетов из папье-маше. В экспозиции воссозданы типичные дворянские усадьбы рубежа XIX – XX веков, диорама дореволюционной улицы Тургеневской, ведущей к вокзалу, на которой стоит дом Буниных, и прежний вид дома. С макета снимается крыша; экскурсовод показывает, как был обустроен и обставлен дом при семье Буниных.

Макет усадьбы Буниных и фрагмент выставки "Я очень русский человек...".

Гордость музея – коллекция книг Ивана Бунина. В мемориальной части собраны дореволюционные сочинения писателя, а также его зарубежные издания – ведь с 1920 года, отъезда из России, и вплоть до 1955 года Иван Алексеевич был на родине запрещен. Его книги выходили в Берлине, Париже. Зарубежные издания на русском языке хранились в библиотеке одного из православных марсельских приходов. Коллекцию книг передали музею члены Санкт-Петербургского общества почитателей Ивана Бунина. Председатель общества Юрий Сергеевич Сачков лично преподнес дому-музею 150 книг. Они объединены в коллекцию изданий под названием "Возвращение Бунина" (1955-2005). Здесь представлены все издания, осуществленные в СССР и России, начиная с первого советского, скромного, четырехтомного, 1955 года. В отдельном шкафу собраны переводы Бунина, включая "Песнь о Гайавате" в нескольких изданиях. В 1903 году Бунин был удостоен первой Пушкинской премии в том числе за "Песнь о Гайавате". Критики считали: перевод лучше оригинала. Есть в музее книги с автографами и пометками Ивана Бунина. Эти экспонаты подлинные, привезенные из Васильевского-Глотова, где жила двоюродная сестра писателя Софья Николаевна Пушешникова, и где нобелиат создал такие шедевры, как "Господин из Сан-Франциско", "Суходол", "Сны Чанга", "Деревня" и множество стихотворений, а также впервые задумался о трагедии надвигающейся русской революции. На одной из стен фотография Ивана Бунина: на её обороте – стихотворный экспромт ефремовской барышне Эмилии Стиппе, которой поэт увлекался в молодости.

Зарубежное издание "Солнечного удара". 

Между российскими музеями Бунина налажен обмен экспонатами. Самый "богатый" редкостями – орловский музей: в нем находится более 6 тысяч различных мемориальных предметов, включая вещи из парижской квартиры Бунина и реконструированный кабинет писателя с кроватью, на которой он скончался. На момент, когда мы там были, в ефремовском доме-музее действовала выставка к 150-летию Бунина "Я очень русский человек, это с годами не пропадает" из орловского музея. Коллеги прислали в Ефремов фотографии раритетов: хрустальной яхты с серебряными парусами, которую Бунину подарили на 25-летие творческой деятельности, пробкового шлема, четок, сопровождавших Бунина в путешествиях.  

Своими глазами можно увидеть и три картины кисти Евгения Бунина. Он увлекался живописью: дом был увешан не только его авторскими работами, но и копиями таких полотен, как "Девятый вал" или "Явление Христа народу". Дошли до нас зимний и летний пейзажи ефремовской городской рощи и портрет от 1932 года с автографом художника в левом нижнем углу. На картине Ольга Григорьевна Колпакова – дочь Елены Алексеевны Колпаковой, которая опекала сына Евгения Арсения после смерти отца. Это отдельная и горькая история.

Существование ефремовского дома-музея тем более значимо, что собственно бунинские усадьбы все утрачены, рассказывают в музее. На месте усадьбы Буниных в Орловской губернии вообще чистое поле. В липецких Озерках, где прошло отрочество Бунина, усадебный дом является "новоделом", восстановленным по историческим документам. На месте другой липецкой усадьбы, Глотова (оно же Васильевское), – только памятный знак. В Огневке от усадьбы остались кусты сирени. Ефремовский дом – прощальный семейный приют перед катастрофой. Правда, в минувшем году одним музеем Бунина в России стало больше. В Воронеже, в доме, который снимали Бунины и где родился Иван, осенью 2020 года тоже открыли мемориальный музей. Но городские дома не способны отразить знаменитой бунинской "Деревни"…

Памятник И.А. Бунину в городском парке Ефремова. 

В память о другом хрестоматийном рассказе во дворе ефремовского дома-музея установлен бюстовый памятник Ивана Алексеевича с яблоком в руке. Антоновским. Антоновские яблоки в вазочке лежат и на столе в бывшей прихожей дома-музея, превращенной в мини-выставочный зал. Это пластиковые муляжи, но гости, особенно дети, не верят и хватают яблочки…

Небольшой Ефремов – пожалуй, город-рекордсмен по числу памятников писателю. Близ музея, с улицы и со двора, установлены два бюста. Есть памятник на железнодорожном вокзале – Иван Алексеевич всегда приезжал в Ефремов на поезде. Да на окраине города, в парке имени И.А. Бунина, установлен его полноценная скульптура: пожилой писатель с тросточкой сидит на скамье. Все эти монументы возведены уже в XXI веке.

Судьба Евгения хранила…

Увы – эту крылатую фразу Пушкина нельзя отнести к Евгению Алексеевичу Бунину, хоть он и тезка Онегина. Судьба его не баловала.

Иван (слева) и Евгений Бунины. Картина современного художника. 

Дом в Ефремове Евгений Бунин приобрел в 1906 году... чтобы скрыться от крестьянских волнений, нараставших на фоне первой русской революции. У Евгения в начале ХХ века было имение в деревне Огневка, где он жил вместе с родителями (те как раз продали Озёрки и поселились с сыном). В 1906 году, когда заполыхали помещичьи дворы, Бунины сначала сдали имение в Огневке в аренду местным крестьянам и поселились на постоялых дворах в Ефремове. Сохранилось здание постоялого двора Моргуновых на улице Дворянской (теперь Карла Маркса); об этом обиталище у писателя остались самые отвратные воспоминания, которые он отразил в дневниках. В июне 1906 года семья с подворья Моргуновых перебралась в дом Проселковых (этот постоялый двор они сняли весь за 18 рублей в месяц). А затем Евгений окончательно продал Огневку и на вырученные деньги купил у Шорина городскую усадьбу из красного кирпича с деревянной пристройкой и дворик с надворными постройками. Рядом был большой и заросший фруктовый сад. У сада территория тогда превышала нынешнюю; в нем стояли лавочки и беседки для чаепитий на свежем воздухе. Улица носила имя Тургенева с 1885 года. Дом Евгения выделялся среди окрестных построек краснокирпичным фасадом.

Информационные стенды музея. 

Прибыв в Ефремов, Евгений Бунин имел средний достаток. Он какое-то время работал помощником акцизного чиновника. Был хозяйственным человеком, даже разводил лекарственные растения в саду. В убранстве дома выделяется граммофон. Говорят, Евгений его не слушал, но модный аппарат служил символом благосостояния.

После революции Евгений Бунин впал в нужду. Некоторое время он жил еще в этом доме на то, что вел уроки рисования в местном духовном училище и писал на заказ портреты и пейзажи. В лучшие годы рисование было для Евгения Алексеевича хобби. В худшие – стало профессией. Но много ли заказов на портреты или на лирические пейзажи мог получить художник "из бывших" в Гражданскую войну?.. А затем дом Буниных национализировали, Евгения с семьей выселили… Потому и "родная" мебель не сохранилась. Когда Евгения выгнали из дома, кое-что он успел распродать, а многие вещи пропали. В 1921 году в доме разместилась редакция местной газеты. Потом его отдали под детский сад. Ближе к 1970-м годам дом стал жилым.

"Символ благосостояния". 

Прямой связи с братом у эмигранта Ивана не было. Но через знакомых он узнавал жуткие новости. В очерке "Гегель, фрак, метель" Бунин писал: знакомые сообщили ему в Париж, что его брата выгнали из дома, поселили в деревенскую избу с провалившейся крышей, и что он жил "на портреты". За пуд гнилой муки Евгений нарисовал портрет босяка Васьки Жохова, бывшего звонаря. Написание портретов прямо или косвенно стоило Евгению жизни. Однажды он направился в город – предположительно за заказом или за вознаграждением – упал и замерз насмерть. Долгое время никто не знал точной даты кончины Евгения. Считали, что это произошло в 1932 году. Но музейные работники с помощью отдела ЗАГС нашли свидетельство о смерти Е.А. Бунина: 21 ноября 1933 года по причине "старческой дряхлости". Евгений Бунин не был репрессирован, сослан, расстрелян, но перенес от новой власти существенные лишения. От голода и холода его сердце не выдержало… Он был последним из семьи Буниных, если не считать "отрезанного ломтя" Ивана. Их старший брат Юлий умер в Москве в 1921 году, там и погребен, в 1932 году ушла из жизни Мария в Ростове-на-Дону, ее могила утеряна. Переживший всех Иван Алексеевич скончался в Париже 8 ноября 1953 года.

Евгения Алексеевича нашли на улице уже мертвым друзья семьи Колпаковы. Они привезли тело к себе домой, раздели, обмыли – труп был весь во вшах. Ночью вышли, разобрали несколько лавочек на доски, сделали гроб и похоронили сына подле матери.

Семейная ситуация Евгения Бунина была пикантна. На фото в музее запечатлен он с женой и двумя детьми: сыном Арсением и дочерью Ритой. Но это чада не Анастасии, а прислуги Натальи Карпухиной. Мальчик родился в 1917 году, дочь – спустя три года. Когда дворян выселили, биологическая мать устроила свою личную жизнь, а детей отдала отцу. Анастасия Карловна не могла иметь детей и приняла их как родных. Так они и жили вместе до 1933 года, когда из жизни друг за другом ушли Анастасия и Евгений. Дети оказались беспризорными. Маргариту забрал Николай Ласкаржевский и увез в Ростов-на-Дону. Арсений остался в Ефремове: его приютила Елена Алексеевна Колпакова, близкий друг Буниных, много помогавшая этой семье.

Потомки Буниных

Арсений Евгеньевич всю жизнь прожил в Ефремове, отсюда ушел на фронт и благополучно вернулся. Он работал на заводе синтетического каучука. Умер в 1988 году. Арсений всю жизнь носил фамилию Бунин, но… решительно открещивался от знаменитого писателя. Когда в 1980-е годы стали изучать наследие и биографию Бунина, к Арсению Евгеньевичу приходили за сведениями. Но он наотрез отказывался рассказывать о родственнике: "Я к этому белоэмигранту никакого отношения не имею!". Хотя о репрессиях в адрес Арсения в музее ничего не знают (в отличие от 17-летней "отсидки" Николая Ласкаржевского). Возможно, его судьба так пугала двоюродного брата, что тот не хотел вспоминать о "белоэмигранте"?..

Младшее поколение со слов старших рассказывало, что в семье Арсения об Иване Бунине не говорили. Есть сведения, что прибывали посылки из-за границы на имя Буниных. До адресатов они не доходили. Сарафанное радио сообщало, что посылки перехватывали. Дети Арсения, Владимир и Татьяна, до сих пор живут на ефремовской земле. Они дружат с домом-музеем Бунина, являются почетными гостями музейных мероприятий.

Маргарита Бунина в замужестве стала Петровой, жила с мужем в поселке Косая Гора под Тулой. Она тоже, когда ее спрашивали об Иване Бунине, говорила, что не из тех. Умерла она в 2003 году. Ее сын уехал в Америку в 1990-е годы, внучка Маргарита воспитывалась у бабушки. В прошлом году музей наладил с ней контакт.

У музейных работников была мечта к 150-летию со дня рождения Ивана Бунина собрать всех его потомков. Род Буниных продолжается по линии Евгения и Марии, но по линии сестры потомки носят фамилию Ласкаржевские. Ласкаржевские живут в Беларуси за рубежом, в том числе в Бельгии. У Ивана Алексеевича был единственный сын от первой жены, тоже Николай. Он умер, не дожив до 5 лет. У старшего брата Юлия, не было детей, по крайней мере, законных. Так что большинство продолжателей семьи уже не Бунины. А намерение пригласить в гости всех потомков сорвалось из-за пандемии, но музейщики не теряют надежды.

Шаржи на Бунина в альбоме Николая Ласкаржевского. 

Иван Бунин и Ефремов

И, наконец, как связан лично русский классик с небольшим провинциальным городком?

Впервые Иван Бунин оказался в Ефремове случайно. Когда ему было 17 лет, он жил с родителями в имении в деревне Озёрки Елецкого уезда Орловской губернии, зачитывался Львом Толстым и даже называл себя толстовцем. Мечтал увидеть кумира лично. Когда Бунин опубликовал первые стихи, желание пообщаться со Львом Николаевичем достигло апогея. Иван оседлал лошадь и поскакал в Ясную Поляну – обсудить с Толстым свое творчество. Он доскакал до Ефремова и… засомневался. Всю ночь Иван бродил по улицам в муках выбора. Ближе к рассвету он зашел в городской сад, поспал на одной из скамеек и поехал назад. С Толстым Бунин встретился семью годами позже, в 1894 году, в Москве, в доме Льва Николаевича.

Столовая в мемориальной части дома-музея. 

В следующий раз судьба свела Бунина с Ефремовым через год после той эскапады, в 1888 году, когда они с сестрой приехали на святки к семье Туббе, и ряженая молодежь на розвальнях пустилась колядовать по дворам. В тот раз Бунину город не приглянулся.

Основные посещения Ефремова начались, когда здесь обосновался старший брат. Постепенно писатель свыкся с непритязательным видом городка. Впрочем, по старым фото, до революции Ефремов был не лучше, но и не хуже таких же уездных центров в исконно русской глубинке. Город был основан как крепость в 1637 году, но военным прошлым не прославился, а в литературу вошел как тихий, преимущественно мещанский уголок, уступавший по размаху купеческому богатому Ельцу. Хотя и здесь проходили ярмарки, на коих торговали хлебом, антоновскими яблоками, лошадьми. За лошадьми в Ефремов приезжал сам Толстой. Останавливался в гостинице "Центральная". А еще до революции в Ефремове имелись шесть церквей. Все они в 1930-40-е годы были разрушены. Сейчас все храмы в городе – новые, не повторяют исторический вид, часто носят не прежние названия и лишь стоят более или менее на тех же местах. Да и многие купеческо-мещанские дома стоят в руинах…

Дореволюционное фото Нижней Торговой площади Ефремова. 

На новый 1906 год Бунины собрались в Васильевском-Глотове у двоюродной сестры Софьи Пушешниковой, а потом кому-то пришла идея поехать в Ефремов. В ту ночь Иван Бунин пережил краткое увлечение молодой женщиной, знакомой своей кузины, и написал стихи "Новый год".

Ночь прошла за шумной встречей года...
Сколько сладкой муки! Сколько раз
Я ловил, сквозь блеск огней и говор,
Быстрый взгляд твоих влюбленных глаз!

Вышли мы, когда уже светало
И в церквах затеплились огни...
О, как мы любили! Как томились!
Но и здесь мы были не одни.

Молча шла ты об руку со мною
По средине улиц. Городок
Точно вымер. Мягко веял влажный
Тающего снега холодок...

Но подъезд уж близок. Вот и двери...
О, прощальный милый взгляд! "Хоть раз,
Только раз прильнуть к тебе всем сердцем
В этот ранний, в этот сладкий час!"

Но сестра стоит, глядит бесстрастно.
"Доброй ночи!" Сдержанный поклон,
Стук дверей — и я один. Молчанье,
Бледный сумрак, предрассветный звон...
 
В 1907 году Иван Алексеевич приезжал к брату уже в этот дом и присутствовал на большом празднике в городской роще: был представлен публике как известный писатель и читал стихи. В дальнейшем Иван не раз гостил у родни в Ефремове. Побывал в 1910 году по печальному поводу: приезжал проститься с тяжело больной мамой. Его вызвали из Москвы специально для этого. Но Людмила Александровна сама запретила любимому сыну оставаться тут до ее смерти. У них была особая чувственная связь, они ощущали эмоции друг друга на расстоянии. Людмила Александровна знала: больше всего на свете Иван боится потерять именно ее. Иван уехал, в июле мама умерла… Бунин не закрыл ей глаза, не присутствовал на похоронах и запретил окружению упоминать о матери. Более того – он ни разу не посетил ее могилу. По текстам Ивана Алексеевича видно, как его угнетало, что мама просила не забывать ее могилу – а он завета не выполнил…

Людмила Александровна Бунина. 

Последний приезд Ивана Бунина в Ефремов состоялся в 1917 году. Лето он проводил в Васильевском-Глотове у Софьи Пушешниковой. Тогда его и видел в последний раз Николай Ласкаржевский. В начале октября 1917 года Иван приехал из Васильевского-Глотова в Ефремов, ночевал у Евгения, ездил с ним в город, делал покупки и уже в час дня уехал поездом, не навестив могилу матери – хотя и оставил заметку о щемящем чувстве, с которым он смотрел на рощу, где лежит мама. Революция застала Бунина в Ельце. Оттуда они со второй женой Верой Николаевной Муромцевой уехали в Москву. До весны 1918 года жили в Москве, затем отбыли в Одессу еще на два года. В начале 1920 года Бунины поднялись на борт греческого парохода "Спарта". Так началась для будущего нобелиата эмиграция.

В музее говорят: все, увиденное в Ефремове, Иван старался перенести в литературные произведения. Но самый "ефремовский рассказ" – "Чаша жизни", где увековечена вялотекущая провинциальная жизнь уездного городка, и городской сад, где ночевал юноша, и кладбищенская роща, и улица Тургенева, и дом брата. В Париже молодая любовница поэтесса Галина Кузнецова спросила его о происхождении реалий "Чаши жизни". Иван Алексеевич ответил: "Главное, от чего написалось все это, было впечатление от улицы в Ефремове. Представь себе широкую песчаную улицу на полугоре, низенькие дома, утомление, безнадежность. От одного этого ощущения и написалась "Чаша жизни". Только город там называется Стрелецк, а улица – Песчаная.

Диорама улицы, породившей рассказ "Чаша жизни". 

И ведь Иван Бунин не забыл тихий тульский городок!.. Живя во Франции, он следил за ходом Великой Отечественной: на карте отмечал территории СССР, освобожденные от немцев. 12 декабря 1941 года он записал: "В Ефремове были немцы. Непостижимо! Какой теперь этот Ефремов?.."

Такую же метаморфозу – от неприятия к источнику вдохновения – в отношении Ефремова испытал другой прекрасный прозаик: Константин Георгиевич Паустовский. В 1917 году Паустовский впервые приехал сюда по заданию редакции освещать революционные волнения на периферии. При первой поездке по улицам на извозчике Паустовский увидел лишь унылый и облезлый пейзаж. Но… извозчик рассказал, что здесь бывает сам Бунин. С той минуты, пишет Паустовский, Ефремов показался ему воплощением российского провинциального уюта и той самой "бунинской России". Собственно, таковым город и остается.


В центре сегодняшнего Ефремова.
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "МУЗЕИ"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

"Рожденный революцией" Евгений Жариков
Нижегородские писатели выдвинули оригинальную идею переименования улиц
Стали известны лауреаты премий "Просветитель" и "Просветитель.Перевод" за прошлый год

В Москве

24 февраля В Москве заработал первый в стране "Союзмультпарк"
"Лента поэзии. Светлов. Уткин" в театре "У Никитских ворот"
Что хотел сказать автор? "Тоска" в "Геликон-опере".
Новости музеев ВСЕ НОВОСТИ МУЗЕЕВ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть