На "Большие гастроли" Брянский драмтеатр привез в Рязань комедии и трагедии
23 сентября 2021
В Москве состоялась премьера комедийного роуд-муви "Семья года" башкирского режиссёра Айнура Аскарова
23 сентября 2021
Писатель Эдвард Радзинский отмечает юбилей
23 сентября 2021
Премьера второго сезона сериала "МОЛОДЫЕ И СИЛЬНЫЕ. Проклятие выживших"
22 сентября 2021

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Рок-полотна: припадая к родным корням

В конкурсе молодежной журналистики "Ревизора.ru" – материал о творчестве Юрия Шевчука.

Юрий Шевчук. Фото: www.vzsar.ru
Юрий Шевчук. Фото: www.vzsar.ru

16 Мая Юрию Юлиановичу исполнится 63 года. По этому случаю обратимся к творчеству замечательно талантливого русского поэта, певца и композитора.

Одной из основополагающих точек в творчестве Юрия Шевчука всегда был поэтический текст песни. Не отодвигая музыкальную составляющую на дальний план, чем поголовно грешат барды, Шевчук нередко уделяет ей роль, равную тексту, но чаще всего вспомогательную — при тексте, реализующую поэтический потенциал в наиболее доступной для своего времени форме. Иными словами, поди найди слушателя на поэта в Питере 80–х. А вот с музыкантами уже немного проще!

Вот и в случае с альбомом "Черный Пес Петербург" можно свободно говорить о концепте и особенностях текста в полном отрыве от музыки. При этом потеряется ряд нюансов, но сохранится эстетика.

Склонность группы ДДТ и лично Шевчука к масштабным концептуальным программам, своего рода эпическим полотнам, широко известна любителям русского рока. Имеет собственную сложную идейную структуру альбом "Иначе", тщательно выверена — главным образом музыкально — программа "Мир Номер Ноль". Но первый эксперимент был поставлен гораздо раньше. Можно даже назвать точную дату: 12 декабря 1992 года. Именно в этот день на стадионе Лужники состоялась премьера концертной программы "Черный Пес Петербург". Тогда же был записан материал, который лег в основу одноименного "живого" альбома, увидевшего свет в 1994 году.

Фото: hi-fi.ru/auction
 
При создании альбома главной темой художественной программы, объединившей старые и новые тексты, стал непостижимый и многоликий Петербург. По словам автора, яркий образ сложился случайно и сразу: "Я волею судеб был в Париже. И вот у меня родилась такая ассоциация: Париж — веселая, жизнерадостная, тявкающая на прохожих болоночка. А Питер — страшный, грязный, мудрый Черный Пес".

Фото: hi-fi.ru/auction

Образ чёрного пса проходит красной нитью — музыкально и фонетически – через весь альбом. Слышится собачий вой, вихревые завывания ветра – своего рода метафора цикличности времени. На оригинальной записи вой изображался при помощи электрогитары, однако впоследствии группа смогла позволить себе завести для этих целей терменвокс – инструмент сам по себе довольно странный, а в общем лирическом и музыкальном контексте ДДТ на тот момент откровенно выбивающийся из общей картины. Собачий вой сливается с шумом бури, создавая звуковой образ на уровне звука и непрямых словесных ассоциаций, игры слов. Характерна для этих текстов звукопись: "На Волковском воют волки…" ("Черный Пес Петербург") – так нетривиально вырастает мотив бесконечного поиска места в создаваемом мифе о Петербурге. Лирический герой этих песен – одиночка, взыскующий ответов на вопросы не у города и его жителей, а у чего-то высшего, сам, порой, не веря в то, что не оставлен. В общем-то, городская лирика с особой оптикой. "Осиновым ветром разорвано в клочья" ("В последнюю осень") – постоянным фонетическим лейтмотивом возвращает к настроению увядания, сна, осени жизни; "Из сучьев вылазит зеленый свист" ("Беда") – сложными размещениями неоднозначных фонетических решений и своеобразием контекста делает стихи шероховатыми, нарочито грубыми, но в то же время  привносит в них свободу выхода за рамки общепринятого. В каждом программном произведении мы видим нюансы и тонкости выстраиваемого образа: "…Он смотрит на нас своими близорукими глазами, в которых — вечность, боль, любовь… Он как судьба".



Интересно наблюдать, как на основе образа Петербурга вырисовывается автором и образ современной России. Прежде всего, это настроение блуждания, кочевого перемещения: Пес постоянно пребывает в состоянии неторопливого ("Этот зверь никогда никуда не спешит") праздношатания; его глазами, как через образ лирического героя, передается смена интерьеров в тексте — от "мертвых парадных" и крыш, от потаенных закоулков до самого Медного всадника, созданного при помощи отсылок на классическую медь трубы (немаловажно ясное ощущение завуалированного выражения "дело труба", "дело плохо"), на "старое", дореволюционное (и, между делом, безвозвратно ушедшее) хозяйство. Отголоски этого блуждания слышны во многих других текстах программы:

"Боже,
сколько лет я иду, но не сделал и шаг.
Боже,
сколько дней я ищу то, что вечно со мной…"
(Ю.Шевчук "Родина").

Фото: citycelebrity.ru
 
Вписывается в эту эстетику и мотив бесконечно утекающего времени, образ навеки застывших в исчезновении периодов и эпох, символики такого же вечно соглядатайствующего Пса. Вместе с Псом и Медным всадником независимый бег часов наблюдают лирические герои "В последнюю осень" ("Прощальным костром догорает эпоха // И мы наблюдаем за тенью и светом"), "Ты не один" ("На дорожных столбах венки, // Как маяки // Прожитых лет…").

Фото: gogol.livejournal.com

Но нельзя сказать, что весь альбом мрачен и демонстрирует пессимистический взгляд на художественную и реальную действительности. Полны светлой печали такие тексты, как "Я зажег в церквях все свечи", "В последнюю осень", "Рождественская"; неожиданно взрывается яркими красками и эмоциями текст "Дождь": по-настоящему разителен контраст между "хрипом зонтов" из "ЧПП" и строчками "И представил я: город наводнился вдруг веселыми людьми, // Вышли все под дождь, хором что-то пели и плясали, черт возьми", между "прощальным костром" догорающей эпохи и "обручальным огнем" из "Рождественской": "И решили они, слыша голос костра: // Он начнется с утра".

И все же особый лиризм стихам придает именно игра образов прекрасного и нездорового, недолговечности, обреченности жизни и неизбывности бессмертия: нескончаемы у Шевчука то светлое "…замерзшее лето, // Любовь и ожившие камни", то "каменный запах" Пса, всегда находящегося в состоянии покоя; мимолетны и порывисты то гром в "Дожде", то приступ ярости на мироздание в "Беде".

Фото: zen.yandex.ru

Чувство высокого в текстах плотно соседствует с бытовым, обыденно-серым — естественной, иногда иронической констатацией существующего факта: "Наполняются пеплом в подъездах стаканы. // В непролазной грязи здесь живет пустота…" ("ЧПП"), "У кобелей по талону, но всем сука не даст" ("Беда"), "Глупые стихи, что писал я в душной и унылой пустоте" ("Дождь"). Во многом этот элемент обыденного, простой болезненной жизненности, стал залогом популярности стихов Шевчука вообще и золотого состава "ЧПП" в особенности: нужны ли, скажем, рядовому дальнобойщику от поэзии трудно усваиваемые "высшие материи", когда есть такое понятное и близкое "Ты уехал за счастьем, // Вернулся просто седым" — тексты, в которых так явственно отразились как общенародная русская душа, так и частная человеческая — с их единой и общей болью?

Фото: gogol.livejournal.com

Впрочем, простота здесь (да и вообще) отнюдь не означает отсутствия глубины — скорее, даже наоборот, ведь, несмотря на то, что стихотворения Шевчука лишены налета интеллектуальности, в них чувствуется истинная одухотворенность, не претенциозная, но узнаваемая или ощутимая высота мысли, выраженная то случайным образом Пушкина, то интонационно, идейно очевидной отсылкой на классику. Литературные реминисценции — излюбленный прием Шевчука, и "ЧПП" наполнен ими, глубоко петербургскими: "Сюда [в Петербург] очень часто прилетают ангелы, и я знаю многих людей с крыльями за плечами. Огромный бомж Евгений и маленький Медный всадник, большой палец ноги титана на Миллионной, вечное отражение Достоевского на плащаницах окон, осенние бакенбарды Пушкина на золотых липах, медная башка Исаакия перед чеченом Русланом, скачущим на "девятке"…" — говорит он сам о себе (ибо "любите не себя в городе, а город в себе: он этого достоин") в "Интервью, взятом у самого себя". Все эти образы органически существуют в текстах, связаны между собой и вдыхают в него настоящую, многовековую людскую жизнь.

Фото: peterburg.ru 

Не случайно и в заглавной песне, и в программе в целом мы встречаем множество литературных реминисценций. Многочисленны здесь отсылки к классическим петербургским поэтам. "В этой темной воде отраженье начала // Вижу я и, как он, не хочу умирать" — ясно отвечает мандельштамовскому "Петербург, я еще не хочу умирать". Регулярны на протяжении всей программы обращения к Пушкину, как прямые ("Ах, Александр Сергеевич, милый…"), так и косвенные — намёки, в виде того же Медного Всадника; к Маяковскому, к Цветаевой, даже к древнерусским корням — протопопу Аввакуму, игумену Даниилу ("Я зажег в церквях все свечи").

Так перед нами постепенно разворачивается сложный, многогранный и разношерстный художественный образ Черного пса Петербурга — в сочетаниях вечности с мгновением, свирепой, горячей ненависти с истой, благодатной любовью, в светлых и многоцветных пятнах "Дождя" и "Рождественской" на монохромном фоне "Родины" и "Беды".

Разве не настоящее чудо, когда из текстов концертной программы создается нечто столь огромное и сложное?

Фото: pulseparty.ru

"А почему мы знаем, что она есть? Душа эта.

Не только потому, что болит. Мы просто поем песни. Мы любим. Любим музыку. А музыка — везде и во всем. И, конечно, понимаем мы ее по-своему. Для нас главное не мода, не создание какой-то новой системы символов, не расчленение живого на составные. В рок-н-ролле мы видим гармонию. Главное — не проходящий трепет суеты формы, а сама суть, глубина, корень. Мы не хотим быть ни рабами своей индивидуальности, ни воплотителями очередных социально-общественных идей.

ДДТ — мы все разные. Собрание стихий: от журчащего ручейка до утюга и урагана. Но все это имеет свой единый ритм. Все мы чувствуем одни и те же вибрации. Музыка — это вибрации, которыми заполнен космос. Вибрации эти — информация, время, жизнь, судьба, любовь.

Развитая, чуткая душа — тончайший приемник, и все, что она принимает и потом отдает людям, — и есть искусство, есть музыка, есть Знание. Наша музыка — рок-н-ролл, то есть живая музыка живых душ. А скрипичный ключ здесь — Слово <…>

С уважением - Юрий Шевчук." ("Интервью, взятое у самого себя")


Фото: ddt-tickets.ru/events/4135 
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "МУЗЫКА"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

На "Большие гастроли" Брянский драмтеатр привез в Рязань комедии и трагедии
Писатель Эдвард Радзинский отмечает юбилей
В Москве состоялась премьера комедийного роуд-муви "Семья года" башкирского режиссёра Айнура Аскарова

В Москве

Фестиваль кино и визуальных искусств "Мир сквозь тишину" пройдет в Москве с 1 по 3 октября
В "Геликон-опере" выступит пианистка Александра Довгань
Из Бурятии с любовью. Постановка Сойжин Жамбаловой на фестивале "Артмиграция"
Новости музыки ВСЕ НОВОСТИ МУЗЫКИ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть