Лучше синица в руках, чем журавль в небе: о спектакле "Баба Шанель" в Московском Театре Луны
8 августа 2022
Прогулка по цехам: музыкальная переквалификация
7 августа 2022
Дмитрий Триумфов: "Важно, чтобы общение со зрителем было настоящим"
5 августа 2022
Бессмертные мушкетёры: культурное наследие Александра Дюма в кинематографе
4 августа 2022

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Островский forever. Подлоги, мошенничество, растраты, инсценировки ограбления...

© Валентина Талызина и Марина Кондратьева,  фото: Елена Лапина, Илья Золкин,
© Валентина Талызина и Марина Кондратьева, фото: Елена Лапина, Илья Золкин,
Пьесы Островского вечны. И, несмотря на то, что им уже больше ста лет, сегодня они актуальны, как никогда.  В советское время мы не понимали и половины, о чем со сцены пытался сказать драматург. Деньги, долги, проданная любовь, заложенная банку жизнь…

И вот спустя 147 лет комедийная пьеса в пяти действиях «Волки и овцы» поражает наше воображение острыми ситуациями, яркими персонажами, поворотами сюжета и  совершенно понятными, к сожалению, параллелями с реальностью…

В этом месяце в театре Моссовета состоялась грандиозная премьера. Комедийный талант режиссера Игоря Яцко заблистал перед зрителем с неожиданной стороны – он откликнулся на предложение актрисы Валентины Талызиной и поставил спектакль по классической пьесе А.Н. Островского.

Валентина Илларионовна много лет мечтала сыграть в пьесе «Волки и овцы» помещицу Мурзавецкую – персонаж хлесткий, хваткий, противоречивый, полный всяческих коварных уловок. Звезды много лет не шли на встречу. Но вдруг, как в сказке, все сложилось удачно…    

«Я принял это предложение, - сказал в интервью режиссер Игорь Яцко, - как какой-то интересный опыт. Мне вдруг стало невероятно интересно поработать с легендарной актрисой Талызиной, поработать на сцене прославленного театра Моссовета и познакомиться с прекрасной труппой театра. С художником-постановщиком Марией Рыбасовой мы мгновенно нашли общую идею. Я почти сразу сказал, какое художественное решение хотел бы видеть. И мы стали сочинять».

Сочиняли постановщики так, что зритель не мог отвлечься ни на секунду, следя за калейдоскопом режиссерских находок.

То Павлин Савельевич (Виктор Гордеев), примет зрителей за надоевших кредиторов и швырнет в них ассигнациями, торжественно объявив: «Будьте любезны, получите!».

То герои Глафира Алексеевна (Анастасия Тагина) и Михаил Борисович Лыняев, (Александр Бобровский), дабы продемонстрировать публике «полную гармонию душ», прямо на сцене исполнят цирковой номер.

То неожиданно у Вукола Наумовича Чугунова (Владимир Сулимов) из портфеля шальным голубем выпорхнет подложная бумажка. А то вдруг на большом экране поплывут архивные фотографии Валентины Илларионовны. У зрителей при виде этих кадров с фотографиями молоденькой с огромными глазищами Талызиной защемит от ностальгии сердце. В Театре Моссовета актриса служит с 1958 года!  

Все эти решения и находки уместны, они не отвлекают, а усиливают, работают на персонажей, и события. Но не только режиссерскими находками славен спектакль. Настала очередь поговорить об актерской игре. Она великолепна!

Надо услышать, как сердечно поет романсы племянник Мурзавецкой Аполлон Викторович Мурзавецкий (Андрей Анкудинов).

Первые ноты и первые слова: «Отцвели уж давно хризантемы в саду…», и ты буквально окунаешься в мягкий обволакивающий бархат его голоса. Он чарует и завораживает. Его пение можно слушать бесконечно. Не зря помещица терпит племянника-пьяницу, который деньги «заимствует» у знакомых, а попросту говоря, попрошайничает. Песня -  это его ценный и редкий талант. «Мы Мурзавецкие певучие» - грустно замечает Аполлон. Да только не платит никто за его дар, хоть пой, хоть волком вой… Вот и пытается тетушка пристроить своего непутевого племянника к богатым вдовам.

Интересное решение роли симпатичной и состоятельной вдовы Евлампии Николаевны Купавиной найдено для Марины Кондратьевой. Купавина дама не особо умная, но это, отчасти, маска, есть у нее и некоторый расчет, и кое-какие соображения о своих деньгах. Ее богатство не дает покоя многим, в то числе и Мурзавецкой. Тяжко жить с мыслью, что какая-то молодая вертихвостка отхватила огромный капитал. И теперь этот капитал будет тратить под носом тех, кто погряз в долгах. В наши дни «Купавиных» тоже хватает. Достается, вот так, запросто, вдовушкам наследство богатых стариков, которые те копили всю жизнь. И стоит перед ними тяжкая задача - сохранить состояние, не растратить, не потерять. И главное с остальными родственниками не делиться... Эта задача не из простых… Особенно когда рядом живут хищные «мурзавецкие». Дела у помещицы Меропы Давыдовной Мурзавецкой расстроены. Правда, непонятно, как она при ее хитрости и хваткости умудрилась так расстроить свое состояние?

Сама Валентина Илларионовна говорит о своей героине: «Моя героиня обедневшая дворянка. Ей надо поправить дела. Вот она и пускается во все тяжкие». При этом смиренная личина у Мурзавецкой такая, что можно к лику святых причислять… 

Путём обмана, подлога, запугиваний интриганка-помещица пытается подчинить себе молодую вдову Купавину. Противостояние и борьба идут отчаянные. Тяжело набожной Меропе Давыдовне, и с ее молчаливого одобрения «рисуются» фальшивые долговые письма, по которым она деньги получить должна, да не малые.

Огромное впечатление остается от игры Валентины Талызиной. Как она мастерски играет ханжество и алчность. Как она любит деньги, и как ей в то же время браться за них противно.

Но также тяжело и молодой вдове – одна да с таким наследством! Сколько желающих жениться да пристроиться. И как понять, кто ее любит по-настоящему, а кто просто хочет денег… Она, бедная, и не подозревает какие вокруг нее сети-интриги плетутся. Сколько вокруг нее «волков в овечьей шкуре…». Одна Глафира Алексеевна (Анастасия Тагина) чего стоит. Броско смотрится эпизод, в котором Глафира Алексеевна сбрасывает «монашеско-овечье» одеяние и предстает перед зрителем в своей истинной натуре – в крикливых и пестрых одежках с глубочайшим декольте. В этом декольте матерой «светской львицы» навеки суждено сгинуть Лыняеву…

У Островского нет ни одного не интересного, плоского персонажа. Все его персонажи – люди со скрытыми смыслами. В какой-то момент становится понятно, что драматург наблюдал за подобными людьми всю жизнь. Островский, по желанию своего отца, поступил на юридический факультет Московского университета, но он не сдал экзамен по римскому праву. Тем не менее, будущий драматург был определен отцом на службу канцеляристом в Совестный суд. Материала для творчества в этом заведении судьба щедро отсыпала будущему великому драматургу. В суде Островский сталкивался с промышлявшими торговлей крестьянами, мещанами, купцами, мелким дворянством; судили «по совести» братьев и сестёр, спорящих о наследстве, несостоятельных должников. Великий драматург именно в эти годы почерпнул для себя огромный объем уникального материала, который положил в основу своих пьес. Именно в суде он встретил прототипа Меропы Давыдовны Мурзавецкой – игуменью Митрофанию (в миру баронесса П. Г. Розен). В октябре 1874 года в Московском окружном суде слушалось дело по обвинению в подлогах, мошенничестве, присвоении и растрате чужого имущества начальницы Московской епархиальной Владычне-Покровской общины сестёр милосердия и Серпуховского монастыря игуменьи Митрофании. Отсюда и бесконечная показная набожность нашей героини. Островский точно выхватил эту деталь из купеческой жизни. Его персонажи грешат и каяться. Бухаются на колени и просят прощения и тут же предают…

Для зрителей стало полной неожиданностью, когда Валентина Талызина упала на колени и поползла с молитвой и причитанием просить у соседа Василия Беркутова (Александр Яцко) прощения и пощады, когда он раскрыл ее обман. Беркутов, вот уж кто истинный волк, такой порвет, глазом не успеешь моргнуть. Только от слов «Сибирь» и «каторга» мороз по коже. Как убедительно играет Александр Яцко. Ему приглянулась хорошенькая вдовушка, и хоть виду он не показывает, однако понятно, что «добыча» уплыла из-под носа у Мурзавецкой. Враз пропало у нее желание состязаться с молодым «хищником» (не зря у него фамилия такая – Беркутов), подделывать бумаги и обижать беззащитную вдову. Хотя тут бабушка надвое сказала: Беркутов-то тоже не вечен, а у цветущей вдовы, где один муж помер, там, глядишь, и другой…

В России состоятельные вдовы явление особое, за ними общество следит с напряженным вниманием, так что, как ни крути, пьеса Островского своевременна и вечна. Также надо отдать должное, что пьеса мудрая и поучительная.

А спектакль получился красивым, фантазийным и динамичным. Присутствие живого оркестра добавило действию атмосферы праздничности и полета. Костюмы Виктории Севрюковой и хореография Рамуне Ходоркайте — это полное погружение в купеческую патриархальную провинцию. Как сказал режиссер – постановщик Игорь Яцко: «Нам хотелось создать мир, который бы балансировал на грани сказки в хорошем смысле и жесткой реальности». И это удалось в полной мере.

На вопрос: «Как вы думаете, если бы Островский увидел вашу постановку, что бы он сказал?» – Валентина Илларионовна Талызина, не задумываясь, ответила: «Он сказал бы нам спасибо!»
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ТЕАТР"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Лучше синица в руках, чем журавль в небе: о спектакле "Баба Шанель" в Московском Театре Луны
Прогулка по цехам: музыкальная переквалификация
Дмитрий Триумфов: "Важно, чтобы общение со зрителем было настоящим"

В Москве

Московский театр Новая Опера имени Е. В. Колобова объявил планы на 32-й сезон
В Москве в ЦТИ "Фабрика" открылся одиннадцатый Международный фестиваль видеоарта "Сейчас&Потом’22"
В Центре Творческих Индустрий "Фабрика" стартовал проект Аллы Мировской "Ветка имени", посвященный отношению людей к деревьям
Новости театров ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРОВ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть