Код Виктора Пелевина
11 августа 2020
Бешеные панды умирают стоя
8 августа 2020
Цикл "100 лет ужаса": как изменялся жанр хоррора в кинематографе на протяжении века
7 августа 2020
Есть ли жизнь в период запрета массовых мероприятий?
7 августа 2020

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

Театр-студия "Пространство любви"

Художественный руководитель театра Алла Мезенцева: "Они не играют. Они такие, какие есть. Они просто живут"

Театр-студия "Пространство любви"
Театр-студия "Пространство любви"

Их называют "солнечными детьми" – за особую жизнерадостность и мягкий, послушный характер. Их бывает сложно понять – из-за редкой чувствительности и эмоциональности. На Западе люди с синдромом Дауна давно социализированы, но в России им до сих пор живётся непросто, особенно в регионах, где для них зачастую нет ни условий для развития и работы, ни развлечений. "Они оказались словно выброшены из жизни – сидели по домам и смотрели телевизор", – пишут организаторы пермского инклюзивного театра-студии "Пространство любви". Проект создан специально для таких ребят: искусство и арт-терапия на одной площадке. На наши вопросы об этой инициативе ответила художественный руководитель Алла Мезенцева.

Давайте начнём с истории театра. Как и когда возникла идея?

Он был создан 15 октября 2015 года, то есть 5 лет назад, на базе Дзержинской районной организации общества инвалидов. Создатель и организатор всего этого, получается, я. Привёл меня туда случай: попросили оказать помощь в создании небольшого номера. Это и дало толчок для создания инклюзивного театра. Сначала у нас было 3 человека, потом 5, потом 7, а сейчас у нас две группы: основной состав – старшие ребята от 18 до 30 лет, и младшие – от 12 до 16 лет. Младшие полностью с синдромом Дауна, старшие – в основном тоже с синдромом Дауна, но есть ещё ребята с ментальными нарушениями.

Я видела, что Вас поддерживает Администрация района, Вы даже получали грант. Вас сразу поддержали или сначала пришлось самостоятельно бороться за существование театра?

 Изначально мы всё делали сами: костюмы, свет и прочее. Мы подавали на гранты и конкурсы, и нас не всегда поддерживали. Мы даже зарабатываем на продаже билетов на спектакли: например, играли в Доме актёра, в музее современного искусства PERMM, на эспланаде. Деньги идут на развитие театра: сейчас, например, хотим отделиться, стать НКО, получить своё помещение, стать более самостоятельными.

Фото из личного архива героини и театра-студии "Пространство любви"

Как Вы ищете ребят? Они приходят сами или проводите целенаправленную рекламу в соответствующих учреждениях?

Нет, мы никакой рекламы не проводим, потому что театр уже достаточно известен, многие ко мне стучатся в ВК или узнают информацию у родителей наших участников. Не берём только самых маленьких: скажем, если лет семь – в группе с синдромом Дауна заниматься сложно, тут пока только индивидуальная работа.

Первых участников Вы сами искали? Или инициатива сформировалась вокруг конкретных ребят?

Сначала это были ребята из общества инвалидов Дзержинского района. Все они оказались примерно одного возраста: 20-25 лет. Но они же все общаются между собой: есть краевое общество инвалидов, проходят мероприятия. Прошёл слух про наш театр – и постепенно ребята к нам собрались. Сейчас у нас занимаются ребята со всей Перми.

Отбираете только по возрасту или ещё есть какие-то критерии?

Возраст – до 30 лет. И преимущественно люди с синдромом Дауна, поскольку у нас уже разработана своя методика работы с ними.

Фото из личного архива героини и театра-студии "Пространство любви"

Можете рассказать о Вашей команде? Это режиссёры, воспитатели, психологи, кто-то ещё?

У нас есть психотерапевт: она нас курирует, приходила на занятия, мы консультировались у неё. Особенно поначалу – сейчас реже. Конечно, есть педагоги: они актёры, окончили институт культуры. Например, Равиль Нагимов – преподаватель по жонглированию поями, занимается профессионально фаером – у него своё фаер-шоу. Это вообще хороший способ развивать ребёнка в любом возрасте (занятие жонглированием поями). Разумеется, у нас пои не с огнями, а специальные рабочие тренировочные – сделанные из носочков. Ещё у нас преподают жонглирование мечами – есть ребята, которые тремя мечами хорошо жонглируют. Поями жонглируют все. Ещё у нас есть преподаватель гитары – Валерий Усов. Он актёр театра "Новая драма".

С чем Вы выходите на мероприятия? Ребята чаще с поями выступают, или поют, или представляете театральные постановки?

У нас есть два спектакля. Первый – "Стихи звучали простодушно". Мы ездили с ним на фестиваль в Москву. Спектакль состоит из стихов. Он весёлый, забавный, там ребята читают свои любимые стихи.

Фото из личного архива героини и театра-студии "Пространство любви"

Второй спектакль появился в мае 2018 года – "Времена года". Он вообще без слов, он пластический: там присутствует, конечно, жонглирование мечами и другими предметами. Много знаков, символов. Этот спектакль долго живёт: мы сотрудничаем с музеем PERMM, и там много раз показывали этот спектакль, и премьера там же была. Выступали с ним и в Доме актёра, и на эспланаде, и на фестивалях: на всероссийском фестивале в Москве "Протеатр" в 2019 году, а на международном фестивале уличных театров показывали отрывки из этого спектакля (его можно разбить на номера).
Сейчас мы ставим третий спектакль – "Лабиринт", по мифам Древней Греции. Поскольку параллельно плотно изучаем жонглирование поями, в новом спектакле у нас, конечно, будут пои: понятно, светящиеся – это будет с эффектами.

Есть ли какие-то ограничения в плане постановок? Меньше слов, меньше действий? Или Вы ставите любые спектакли без ограничений, как во всех театрах?

Ограничений нет – главное, чтобы это не было опасно для здоровья. Но вообще главная особенность работы с людьми с синдромом Дауна – как заразить их этим делом. Когда я первый год одна начинала, иногда не понимала, что происходит: интересно ли им это. А когда уже первое выступление получилось – большой номер показали на фестивале – я вдруг увидела отклик ребят, поняла, как с ними работать. Самое главное – их заинтересовать, заинтриговать. Когда у них горят глаза, они будут всё делать легко и свободно. Даже будут предлагать свои идеи: у нас есть Кирилл Кузнецов, который постоянно какие-то идеи предлагает – причём зачастую такие неожиданные. И мы их берём, конечно, потому что самое дорогое – это когда не мы ставим (да, мы выстраиваем общую схему, какую-то целостность), а когда они сами задают тон.

Фото из личного архива героини и театра-студии "Пространство любви"

А есть что-то, что Ваши ребята делают даже лучше, чем обычные актёры? Насколько я понимаю, такие люди бывают открытыми, незакомплексованными, у них меньше шаблонов – в принципе это, наверно, хорошо для актёрского ремесла. Есть такие плюсы, которые делают постановку более интересной?

Плюс главный один: они не играют. Они такие, какие есть. Они просто живут. От этого нам, наверно, и хочется наблюдать за ними. Непосредственность у них есть. Но у нас ведь театр – это не главная цель. Это арт-терапия, у нас и тренинги часто проходят. Когда мы начинаем занятие (оно длится полтора часа), первые 15-20 минут мы много разговариваем, общаемся в игровой форме. Ребята, конечно, эмоциональны: то начинают смеяться или могут обнять тебя, а через несколько минут могут заплакать – из-за какого-то слова, или что-то показалось, подумалось, кто-то толкнул или палец показал… Может быть такой контраст – от слёз до радости. Вот этим и отличаются люди с синдромом Дауна: они очень чувствительны и эмоциональны. Мы с этим в работе тоже должны считаться.

Вы сами это воспринимаете больше как творчество и искусство или как помощь таким ребятам, вклад в их развитие? Или 50/50?

Наверно, 50/50. Такие театры за рубежом давно уже далеко ушли. Вот они считают это именно искусством, они не занимаются терапией. А у нас пока это невозможно – поэтому всё-таки 50/50.

Можете рассказать об успехах?

Мы победители, дипломанты и лауреаты различных фестивалей, особенно всех региональных, где мы занимаем первые-вторые места. То, что мы съездили на фестиваль "Протеатр" – это тоже успех, потому что из огромного потока, из 80-ти заявок, были выбраны мы и ещё несколько театров со всей страны.

Фото из личного архива героини и театра-студии "Пространство любви"
Но вообще удача для нас – когда просто попадаем на сцену. Потому что для ребят это праздник: встреча со зрителями, колоссальное общение. В конце спектакля "Времена года" ребята выходят на поклон, и на ладошках у них краска. Ребята подходят к зрителям и просто стоят и держат ладошки с краской вверх. Но сами к зрителю не идут – это момент, когда зритель должен сам захотеть встать и прикоснуться к этой ладошке. И знаете, это действительно феерично, когда огромное количество людей подбегает, и каждый хочет поздороваться, побрататься, прикоснуться к этой цветной ладошке и тем самым окрасить свою. И какие эмоции мы потом видим у ребят: они подходят к нам, педагогам, благодарят, обнимают – это такая эмоция радости!..
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "ТЕАТР"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Код Виктора Пелевина
Михаил Юрьевич Лермонтов: интересные факты
Бешеные панды умирают стоя

В Москве

"Непокорные": в Рязани представят творчество участников знаменитой "бульдозерной выставки"
Слово сильнее заразы: как в разгар пандемии прошёл книжный фестиваль "Красная площадь"
Ольга Волкова: "Москва меня баловала"
Новости театров ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРОВ
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть