Юрий Башмет: "Сам факт проведения фестиваля Петра Ильича Чайковского приобрел особое значение".
27 июня 2022
Как много стало молодёжи!..
27 июня 2022
Новый конкурс промышленного дизайна и инновационных проектов "Дизайн Акт-2022"
25 июня 2022
"Мама, я блогер!" в Центре им. Вс. Мейерхольда
25 июня 2022

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

О, где же ты, Джеки?

Разбираемся, как кумир детства появился на экранах и почему оттуда пропал.

Джеки Чан. Фото: kinopoisk.ru
Джеки Чан. Фото: kinopoisk.ru

Несмотря на всю уникальность феномена Джеки Чана, он встраивается в историю развития мирового кинематографа. Ответ на оба вопроса — как Чан стал суперзвездой и почему его реже видно сейчас — следует искать в истории Гонконга. В свое время этот город сделал для развлекательного кино едва ли не больше, чем другие азиатские страны вместе взятые. Однако, обо всем по порядку.

Кинематограф Китая, на самом деле, не является однородной культурной парадигмой, а состоит из трех самобытных ветвей: непосредственно китайской, гонконгской и тайваньской. Дело в историческом развитии регионов. Тайвань стал прибежищем консервативной партии Гоминьдан, ее сторонников и лидера Чан Кайши после поражения от Компартии Китая и Мао Цзэдуна в 1949 году. Кинематограф здесь долгое время был направлен на формирование “правильных” ценностей, однако снималось и менее пропагандистское кино — про кунг-фу. В 1980-х, с ослаблением рестриктивной политики партии, поворот был сделан в сторону фильмов о простых людях в духе итальянского неореализма. На излете тысячелетия тайваньское кино вступило в т.н. “вторую новую волну” с ее жанровым многообразием, меньшей серьезностью и большей развлекательностью. Пожалуй, самым известным тайваньским режиссером является трехкратный лауреат Оскара Энг Ли, перешедший от национального кино (“Ешь, пей, мужчина, женщина”, 1994) к американо-тайваньской копродукции (“Крадущийся тигр, затаившийся дракон”, 2000; “Жизнь Пи”, 2012).


Жизнь Пи (2012). Все фото в статье: kinopoisk.ru

Гонконг же до 1997 года был аффилирован с Великобританией, арендовавшей эту территорию в 1898 году, а потому его искусство формировалось под перекрестным влиянием западной и восточной культур. В отличие от китайского и тайваньского, кинематограф Гонконга был свободен от влияния (и, как следствие, денег) государства. Коммерческая основа и частное финансирование привели к популяризации развлекательных жанров (комедия, фильмы про боевые искусства), становлению студийной системы и доминированию — культурному и экономическому — гонконгского кино над фильмами соседних стран. В 1970-х рынок гонконгского кино оказывается монополизирован студией-гигантом Shaw Brothers. Один из ее продюсеров Рэймонд Чоу решает покинуть компанию и основать свою — Golden Harvest — с ориентиром на молодых актеров и режиссеров. Первым найденным талантом становится Брюс Ли. “Большой босс” (1971), “Кулак ярости” (1972), “Путь дракона” (1972), “Выхода дракона” (1973) — все фильмы с Ли в главной роли создаются Golden Harvest. Открывает она миру кино и другого актера — прежде каскадера и участника массовки — Джеки Чана. 


Кулак ярости (1972)

Поначалу Чан снимается в фильмах жанра “Bruceploitation” — это вторичное кино, построенное на образе Брюса Ли, его актерской игре, манере вести бой и даже стиле одежды. Джеки играет главную роль в сиквеле “Кулака Ярости” — “Новом кулаке ярости” (1976), примеряет редкую для себя маску злодея в “Метеоре-убийце” (1976). Ситуация меняется в 1978 году, когда режиссер Юань Хэпин разрешает актеру самостоятельно ставить боевые сцены: на свет появляется “Змея в тени орла” — первый фильм в узнаваемом стиле Джеки Чана. Не сопоставляя, но противопоставляя себя Ли, Чан создаёт формулу-антитезу: вместо суровых героев — простаки и дурачки, вместо тяжелого насилия — комедийный экшн, вместо техничного Джит Кун-До (авторский боевой стиль Ли) — драка подручными предметами, кувырки и падения. Под эгидой гонконгской Golden Harvest выходит чановская классика: дилогия “Пьяный мастер” (1978, 1994), дилогия “Проект А” (1983, 1987), “Закусочная на колесах” (1984), “Сердце дракона” (1985), пять фильмов вселенной “Полицейской истории” (1985-1996), дилогия “Доспехи Бога” (1986, 1991), “Драконы навсегда” (1988), “Мистер Крутой” (1996), “Кто я?” (1998), и другие. Многие фильмы актер режиссирует самостоятельно. 


Пьяный мастер 2 (1994)
 
Одним из важнейших для гонконгского кино нововведений от Golden Harvest стало тесное сотрудничество с американскими продюсерскими компаниями, опробованное Рэймондом Чоу еще на боевиках с Брюсом Ли. Это облегчило проникновение чановских фильмов на американский кинорынок. Со временем переехал сниматься в США и сам Чан: начало положил “Час пик” (1998). На родине студийного кино дела шли с переменными успехом. Удачные картины — “Шанхайский полдень” (2000), “Час пик 2” (2001), “Шанхайские рыцари” (2003), “Каратэ-пацан” (2010) — чередовались с неприбыльными и низко оцененными “Смокингом” (2002), “Медальоном” (2003), “Вокруг света за 80 дней” (2004), “Шпионом по соседству” (2009). Удручала Чана и сама американская система: вместо живых трюков — тросы и каскадеры, вместо творческой свободы — слово продюсера. 


Каратэ-пацан (2010)
 
Тем временем не все в порядке было и дома: с 1997 года Гонконг начинает встраиваться в материковый Китай, его культура теряет самобытность, в киноиндустрию вначале проникает китайская цензура, а затем и китайская идентичность. Эпоха гонконгского кино клонится к закату. В 1998 уходит из жизни Леонард Хо — сооснователь Golden Harvest. Некогда легендарная компания медленно угасает. В 2007 году она становится частью китайской Orange Sky Entertainment Group и меняет название. В 2018 мир покидает Рэймонд Чоу, крестный отец гонконгского кинематографа. Впрочем, завершает он карьеру еще в 2000 году на фильме “Случайный шпион” с Джеки Чаном. Примерно тогда же эстафету оригинального азиатского кино принимает Южная Корея. 
 
Меняется и сам Чан. Прежде демократические политические взгляды на стыке тысячелетий трансформируются в активную поддержку Коммунистической партии Китая. В нестабильных отношениях Поднебесной с Гонконгом и Тайванем Джеки Чан все чаще занимает позицию первой, из года в год строже призывая бороться с протестующими. Со временем это приводит его в китайский кинематограф, где актеру достаются разноплановые и разнохарактерные роли в исторических драмах (“Основание Китая”, 2009, “Падение последней империи”, 2011; “Железнодорожные тигры”, 2016; “Альпинисты”, 2019), фэнтези (“Меч дракона”, 2015, “Волшебный магазин”, 2017; “Рыцарь теней”, 2019), не самых удачных китайско-гонконских копродукциях (“Полицейская история 2013”; “Сердце из стали”, 2017) и откровенно слабых комедиях с налетом “старого-доброго Джеки” (“Доспехи Бога 3”, 2012; “Отпетые напарники”, 2015; “Авангард: Арктические волки”, 2020). Важно понимать: в отличие от гонконгского кино, ориентированного на мировой прокат, китайские фильмы, за исключением копродукций, направлены на внутренний рынок. Так, например, в 2021 году вторым самым кассовым фильмом по мировым сборам стала “Битва при Чосинском водохранилище”, вышедшая всего в десяти странах и собравшая 780 миллионов долларов из 910 на родине. В Штатах фильм взял мизерные 300 тысяч, в России на экраны не попал и вовсе.


Железнодорожные тигры (2016)

Несмотря на появления в китайских комедиях, последние два десятилетия Чан старается отойти от привычного амплуа. В “Новой полицейской истории” (2004) он предстает в роли печального полицейского-алкоголика, мстящего за смерть сослуживцев. В криминальной драме “Инцидент в Синдзюку” (2009) Джеки впервые со времен “Bruceploitation” становится злодеем — членом мафии. В “Иностранце” (2017) его герой ищет террористов, убийц дочери, разочаровавшись в государстве. Заглядывал Джеки Чан и в мультфильмы (трилогия “Кунг-Фу Панда”, 2008-2016), и в индийское кино (“Доспехи Бога: В поисках сокровищ”, 2017, локализованное название) и даже в российское (“Тайна печати дракона”, 2019). Однако вслед за комедийностью из новых фильмов Чана ушло и его боевое искусство: крепкая драма или исторический сеттинг сменили уникальный и так хорошо знакомый стиль. 
 
Таким образом, в России премьер с Чаном все меньше по нескольким причинам, и физическое состояние 68-летнего актера, продолжающего активно сниматься, не является определяющей. Золотая фильмография Джеки Чана была создана в зените гонконгского кино, век которого уже прошел. Его не смогли заменить ни американские фильмы, более коммерчески прагматичные и менее художественные в постановке боевых сцен, ни, тем более, китайские, направленные на внутренний рынок и международному зрителю малодоступные и неинтересные. Чередование комедийных боевых ролей со спокойными драматическими вряд ли бы снизило мировую популярность Чана без его разрыва с бывшими гонконгскими партнерами и перехода в китайскую индустрию. Среди ее продукции находятся ленты, которые просачиваются в российский прокат — однако они проходят незаметно, подчас малым экраном. 
 
Сейчас в производстве находится несколько китайских лент с Чаном. В отличие от предшествующих они, скорее всего, попадут на отечественные экраны из-за нынешнего кризиса российской прокатной индустрии. Ждать от них чего-то, кроме ностальгического вздоха по гонконгской классике и ранним американским фильмам, лучше не стоит. 
Поделиться:
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий или заполните следующие поля:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РАЗДЕЛА "КИНО"

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ

НОВОСТИ

Новые материалы

Юрий Башмет: "Сам факт проведения фестиваля Петра Ильича Чайковского приобрел особое значение".
Novakid приглашает на бесплатный эфир про финансовую грамотность для детей
Как много стало молодёжи!..

В Москве

"Мама, я блогер!" в Центре им. Вс. Мейерхольда
Арт-проект молодой российской художницы дает каждому человеку возможность стать коллекционером
Международный конкурс пианистов, композиторов и дирижеров им. С.В. Рахманинова приближается к творческому зениту
Новости кино ВСЕ НОВОСТИ КИНО
Вы добавили в Избранное! Просмотреть все избранные можно в Личном кабинете. Закрыть