Дирижёры с клавесином: "Страсти по Иоанну" и "Германик в Германии"
18 декабря 2018
Семинары проложили "Путь в литературу"
18 декабря 2018
Спектакль "Слон" в Театре кукол: как по Петербургу слона водили
18 декабря 2018
"И не только балалайка": российские рэперы уверенно затмевают исполнителей других стилей
17 декабря 2018

Путешествия

Новый раздел Ревизор.ru о путешествиях по городам России и за рубежом. Места, люди, достопримечательности и местные особенности. Путешествуйте с нами!

13 сентября 2015 12:20

Маски уже не те

Постмодернистский эксперимент с Комедией дель арте и «Вороном» в Александринском театре

Женщина в роли Панталоне, летающая под действием мистической силы итальянка, шутки в духе комедийных шоу - в новой постановке Александринского театра. Классическую пьесу «Ворон» Карло Гоцци режиссер Николай Рощин воплотил на сцене в духе постмодерна.

«Мы рады приветствовать Вас в этом зале и представить вашему вниманию премьеру…» - объявляет Виктор Смирнов, исполняющий роль чародея Норандо. Рядом с ним оркестр, актёры в одинаковых деловых костюмах с белыми перчатками и масках с волосами-дредами.

Оказывается, поприветствовать «сеньоров» и «сеньорит» из солнечной Италии приехала и далёкий потомок драматурга Гоцци. Из почётной правой ложи к зрителю по-итальянски радостно обращается молодая белокурая женщина в вечернем платье.

-Я знаю, что ваша страна переживает сейчас бурное время и хотела бы пожелать, чтобы, несмотря ни на что, всё доброе и талантливое всегда побеждало в реальной жизни, а не только на сцене в волшебных драмах Карло Гоцци, - заканчивает свою речь гостья. В зале раздаются аплодисменты.

В этот момент мы ещё не знаем о том, что всё происходящее – это никакие не вступительные и приветственные слова. На самом деле спектакль начался, идёт игра, плавно переходящая в реальность, участником которой сам о том, не подозревая, зритель уже стал.

И вот на сцене начинает разворачиваться знакомая история по одной из фьяб Гоцци. Брат-принц везёт брату-королю украденную восточную красавицу, дочь чародея. Это должно снять с короля проклятье Людоеда, наложенное за то, что король на охоте убил принадлежащего тому ворона.

Вопреки возможным ожиданиям, то, что предлагает нашему вниманию режиссёр, трудно назвать сказочной историей – это, скорее, пародия на сказку. При этом сюжет пьесы не изменён, все стихотворные реплики сохранены и произносятся с необходимым пафосом.

Пьесу «Ворон» традиционно относят к трагикомедии. Однако в постановке Николая Рощина от трагедии не осталось и следа. Снова и снова в зале раздаётся громкий хохот, переходящий в овации.

Режиссёр намеренно упрощает спектакль, говорит на языке современного зрителя. К словам пьесы ловко добавляются фразы, близкие жителю мегаполиса XXI века. «Пресса, пресса! Свежая пресса!» - выкрикивает одна из масок, и королевские министры, закинув ногу на ногу и дымя папиросами, листают свежую фраттомброзийскую периодику.

Действо, срежиссированное Рощиным, создает ощущение театра абсурда.

«О, ворон, ворон!» – снова бросается повторять король Миллон и падает на помост сцены, делая одни и те же конвульсивные движения. Внезапно его крики становятся всё тише, а движения замедляются. Встряхнул одну ногу, затем вторую. Устал.

Гротеск присутствует во всём: от огромных, несколько неуклюжих декораций, усиливающейся музыки до пластики тел действующих лиц. Декорации схематичны. Это громоздкие конструкции прямоугольных форм, разбирающиеся и собирающиеся как трансформер. Музыкальное оформление, усиливающее эффект комического, создано синтезом звучания ударных, валторны, клавишных и трубы.

В спектакле используются и мультимедийные технологии. Так, принц Дженнаро деловито рассказывает историю о том, как его брат убил несчастного ворона, указывая на анимированные картинки на опустившемся из-под потолка экране.

Режиссёр спрятал большинство героев под безымянными масками. Внешне из общей группы не слишком выделяются и главные герои: король Фраттомброзы Миллон и его брат, принц Дженнаро. А вот знакомого из комедии дель-арте Панталоне играет женщина – Елена Немзер.

В спектакле намеренно усилен мистицизм. Много сцен, пусть и наигранной, но жестокости, таких как пытки, отрывание головы Арапке, брызжущая псевдо-кровь зарезанной Армиллы, вызывает неприятные ощущения.

В постановке Николая Рощина пафос страданий, страстей и трагедий героев доведён до абсурда и буффонады. Режиссёр словно насмехается над надутостью и надуманностью их проблем. У страшного чудовища при выстреле из подчёркнуто бутафорского ружья внезапно лопаются глаза-воздушные шары. От сокола, которого убивает Дженнаро, в разные стороны разлетаются пух и перья. Лопающие, бахающие, падающие и сдувающиеся звуки. Надутость показана во всех образах, и в пластических, и в визуальных, и в звуковых.

Главную героиню пьесы принцессу Армиллу в постановке практически не слышно. За неё всё говорят мужчины Дженнаро, Миллон или Норандо. Её как вещь переставляют с места на место, переносят, перевозят. Эта маска, отличается от других только белизной, а также платьем и чернотой накладных волос.

Единственный персонаж, которого режиссёр выделил – это чародей Норандо. У него одного нет маски. Он дирижирует оркестром, расположившимся на самой высокой башенноподобной декорации, командует артистами. Кажется, этот герой не подконтролен самому режиссёру. Он сам себе режиссёр.

Когда посреди спектакля итальянская гостья вновь начинает комментировать происходящее: «Сейчас вы видите сцену, которая основана на реальных событиях», - Норандо внезапно резко и повелительно выкрикивает «Молчать, самозванка!» и кресло в ложе вместе с ней начинает кружится вокруг своей оси. Получилось. Поверили. Первая реакция недоумения зала постепенно переходит в смех.

«Иди, замечай Армиллу, ужасайся, спрячь нож, - открыто управляет Норандо действиями всех остальных. -Вставай, вставай, вставай, скорее!» - обращается он к умершей Армилле. И она поднимается.

Атмосфера, созданная на сцене творческой группой Николая Рощина, делает зрителя соучастником захватывающего действа, в котором не всегда понятно, где заканчивается игра и начинается жизнь, где театр продолжается реальностью, а реальность превращается в театр.

Примечательно и то, что Карло Гоцци представляет главных героев скорее как людей благородных и склонных к самопожертвованию, объясняя большинство драм злым роком, судьбой, над которой ни человек, ни людоед, ни даже чародей не властны. В спектакле от всех высоких побуждений и мотивов героев остаётся лишь видимая форма. А режиссёр словно говорит нам: судьба и сюжет – это режиссёрский замысел. Всё не так серьёзно и трагично. И в реальной жизни тоже: сыграли смех и радость или горе и слёзы, любовь и ревность – какая, в сущности, разница? Всё равно за всем этим стоит режиссёр. Занавес опускается. Всё. Сыграно. Умершие воскресли и пошли на поклон.

Что: Спектакль «Ворон»
Где: Александрийский театр (Санкт-Петербург)
Режиссер: Николай Рощин
Премьера: 12 сентября 2015 года
Продолжительность: 2 часа (без антракта)

Фотографии - © Александрийский театр
Поделиться:

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ О ТЕАТРЕ

ДРУГИЕ СТАТЬИ

НОВОСТИ

О культуре в Москве

Дирижёры с клавесином: "Страсти по Иоанну" и "Германик в Германии"
Спектакль "Слон" в Театре кукол: как по Петербургу слона водили
"И не только балалайка": российские рэперы уверенно затмевают исполнителей других стилей
Лучшие участники Всероссийского конкурса молодых исполнителей "И не только балалайка" выступили на финальном шоу
Московский зодчий: к 280-летию Матвея Казакова
Новости театра ВСЕ НОВОСТИ ТЕАТРА
Вы добавили спецпроект в Избранное! Просмотреть все избранные спецпроекты можно в Личном кабинете. Закрыть